M&A

 

 

СТАТЬИ

 

 

 

ГЛАВНАЯ

СОБЫТИЯ

ИНФОРМАЦИЯ


СТАТЬИ

КОММЕНТАРИИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

ТЕХНОЛОГИИ

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

ЗА РУБЕЖОМ

ДОКУМЕНТЫ

ПРОЦЕСС

ПРАКТИКА

НА ОБОЗРЕНИЕ


УПРАВЛЕНИЕ

БАНКРОТСТВО

ПРОФЕССИЯ

ЛИЦА

РАЗНОЕ

АРХИВ


ССЫЛКИ

ГОСТЕВАЯ КНИГА


О САЙТЕ

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ФОРУМ

ПОЧТА

 

 

ФОРМЫ РЕОРГАНИЗАЦИИ КОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ:
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ РЕФОРМЫ

Д.И. Степанов
магистр частного права
эксперт Восточно-Европейского
Центра правовых исследований

Первая публикация: Хозяйство и право 2001 №№ 3, 4

Одной из наиболее сложных и вместе с тем наименее разработанных проблем гражданского права в сфере функционирования юридических лиц является реорганизация коммерческих организаций. Вероятно, не в последнюю очередь это связано с недостатком общего учения о правопреемстве в цивилистике, а также неуверенностью в понимании того, что же такое преемство в системе прав и обязанностей. Отсутствие общей концепции, объясняющей феномен одноактного перехода совокупности прав и обязанностей от одного лица к другому, приводит к тому, что практика, постоянно сталкивающаяся с необъяснимыми трудностями, возникающими при реорганизации юридических лиц, не может получить от доктрины эффективных предложений по их решению. Нет, следовательно, продуманной, детально проработанной и завершенной концепции системы законодательства о реорганизации юридических лиц.

В литературе реорганизация юридического лица рассматривается как один из способов его прекращения, отличающийся от ликвидации организации наличием правопреемства (Телюкина М. В. Реорганизация как способ прекращения деятельности юридических лиц // Законодательство, 2000, № 1, с. 40.). Любая реорганизация сопровождается выбытием из гражданского оборота как минимум одного юридического лица, субъекта права, либо существенным изменением имущественного положения юридического лица. Соответственно встает вопрос о переходе прав и обязанностей к иному лицу или лицам, являющимся правопреемниками реорганизованного юридического лица. При этом прекращение деятельности одного юридического лица выступает не как цель реорганизации, а лишь как сопутствующее реорганизации явление, внешнее собственно феномену реорганизации. При реорганизации юридического лица происходит либо смена организационно-правовой формы существующей организации (преобразование), либо устранение (слияние, присоединение) или появление новых юридических лиц (разделение, выделение), зачастую сопровождающееся сменой организационно-правовой формы.

Отечественная система законодательства, посвященная нормированию деятельности юридических лиц, базируется на принципе "отдельная организационно-правовая форма — особый федеральный закон", однако такой подход обнаружил существенную проблему: сфера действия специального закона определяется конкретной организационно-правовой формой, которой закон и посвящается, а в таком случае вопросы, связанные с реорганизацией коммерческих организаций, в результате которой создается организация в иной (по отношению к регулируемой данным законом) форме, не находят адекватной правовой базы. Немногие нормы, которые содержатся в части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, а именно ст. 57, 68, не вносят большой ясности в рассматриваемую проблему. Кодексом предусматриваются конкретные правила лишь в отношении реорганизации в форме преобразования применительно к хозяйственным товариществам и обществам, а также производственным кооперативам. Федеральный закон "О некоммерческих организациях" (Собрание законодательства РФ, 1996, № 3, ст. 145; 1998, № 48, ст. 5849; 1999, № 28, ст. 3473.) в этом смысле пошел дальше, предусмотрев в ст. 17, в какие организационно-правовые формы допускается преобразование некоммерческих организаций каждой формы, но при этом, так же как и ГК РФ, оставил без внимания иные формы реорганизации.

Наиболее значимым для юридической техники законодательства о юридических лицах в данном случае выступает определение для каждой организационно-правовой формы перечня допустимых реорганизационных процедур и возможности создания в результате такой реорганизации юридического лица в иной организационно-правовой форме (Автору приходилось уже ранее обращать на это внимание: Степанов Д. Коррективы вносит практика (Федеральный закон "Об акционерных обществах" нуждается в основательном обновлении) // Журнал для акционеров, 1999, № 10, с. 16.). Более того, конструирование определенных реорганизационных цепочек и указание возможных условий для проведения реорганизации в различных формах для каждой организационно-правовой формы преследуют цель отнюдь не "зарегулировать" данную сферу, но, напротив, внести определенность в процедуры реорганизации юридических лиц, установить четкие и понятные правила как для самих юридических лиц, участвующих в реорганизации, так и для их инвесторов (в данном случае понимаемых довольно широко, в смысле участников коммерческих организаций) и кредиторов реорганизуемых организаций.

Многие проблемы, возникающие в связи с реорганизацией коммерческих организаций, разрешаются вне рамок гражданского законодательства, как оно понимается в силу п. 2 ст. 3 ГК РФ, при помощи нормативных актов ФКЦБ России (Стандарты эмиссии акций и облигаций и их проспектов эмиссии при реорганизации коммерческих организаций, утверждены постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 11 ноября 1998 года № 48 // Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг 1998, 19 ноября, № 10.), однако сфера их действия ограничивается лишь реорганизационными процедурами, в результате которых создается акционерное общество, при этом юридическая сила Стандартов эмиссии до настоящего времени остается спорной.

Разрешить подобную проблему можно было бы путем расширения сферы действия того или иного специального закона за счет включения в него норм, посвященных реорганизации коммерческих организаций, в результате чего образуется юридическое лицо, деятельность которого регулируется данным законом, а также установления правил о возможности реорганизации в иных формах, а не только путем преобразования организаций одной формы в другую. Стоит заметить, что подобная задача вполне разрешима без внесения изменений и дополнений в Гражданский кодекс РФ. Другой подход к решению этой проблемы, поддерживаемый Российским фондом правовых реформ, ориентирован на издание интегрированного нормативного правового акта, специально посвященного вопросам реорганизации и ликвидации юридических лиц (См.: Информация по реализации проекта ТАСИС-EDRUS 9607 (январь 1998 г.-июнь 2000 г.), размещено на Интернет-сайте Российского фонда правовых реформ http:// www.rflr.ru/tasis.htm [28.06.2000]).

Без скорейшего решения указанной проблемы практике придется сталкиваться с ситуацией, при которой из общества с ограниченной ответственностью, производственного кооператива можно выделить акционерное общество, а из акционерного общества общество с ограниченной ответственностью или кооператив — нет; общество с ограниченной ответственностью, производственный кооператив можно присоединить к акционерному обществу, а акционерное общество к обществу с ограниченной ответственностью или кооперативу — нет, поскольку для первых случаев есть нормативная база — указанные Стандарты эмиссии, а в отношении вторых наблюдается правовой вакуум.

Анализ и развитие правовой политики, а не только догмы права, является важнейшим требованием науки права, именно поэтому конструирование юридических построений de lege ferenda свидетельствует о зрелом развитии доктрины права, а также об эффективности науки права вообще. В настоящей статье рассматриваются варианты реорганизации исключительно коммерческих организаций, поскольку данная тематика имеет в настоящее время наибольшую практическую значимость. Кроме того, концептуальным принципом современной системы отечественного корпоративного права является закрепление закрытого перечня коммерческих организаций в Гражданском кодексе, а в отношении некоммерческих организаций устанавливается противоположный принцип, в силу которого отдельными федеральными законами могут предусматриваться иные, не закрепленные ГК РФ организационно-правовые формы некоммерческих организаций (п. 3 ст. 50).

В качестве исходных правил для конструирования отдельных реорганизационных цепочек можно указать на следующее. Очевидно, что при допущении той или иной реорганизационной процедуры в отношении коммерческих организаций необходимо учитывать ограничения по учредителям (участникам, акционерам), а потому недопустима реорганизация, в результате которой будет создана организация, участниками (учредителями) которой могут быть только особые, специфические субъекты, которыми нынешние участники не являются. Так, в соответствии с п. 4 ст. 66 ГК РФ участниками полных товариществ и полными товарищами в товариществах на вере могут выступать индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации; согласно п. 1 ст. 107 ГК РФ членами производственного кооператива могут быть лишь граждане, принимающие личное трудовое или иное участие в деятельности кооператива, при этом участвующие через имущественные паевые взносы, а в силу ст. 4 Федерального закона "О производственных кооперативах" (Собрание законодательства РФ, 1996, № 20, ст. 2321.) число членов производственного кооператива не может быть менее пяти человек, а потому недопустимы реорганизационные процедуры, в результате которых будут созданы организации, не удовлетворяющие указанному требованию. Именно по этому основанию наибольшее ограничение распространяется на все реорганизационные процедуры, в результате которых образуется муниципальное, государственное унитарное предприятие.

Одним из сложнейших практических вопросов, который возникает при проведении реорганизации, является привлечение дополнительных лиц в процессе реорганизации в качестве участников (учредителей, акционеров и проч.) реорганизуемого юридического лица. Так, возможно ли привлечение новых физических лиц в качестве недостающих членов производственного кооператива, создаваемого в результате реорганизации коммерческой организации, число членов которой не отвечает указанному выше требованию? Или иная ситуация: допускается ли привлечение коммерческой организации (индивидуального предпринимателя) для создаваемого в результате преобразования акционерного общества, состоящего из одной коммерческой организации (индивидуального предпринимателя), полного товарищества? Представляется, что в данном случае на законодательном уровне должен быть дан однозначный ответ: нет, не допускается. Все изменения в составе участников (учредителей, членов, акционеров и т. п.) должны быть совершены до реорганизации в рамках существующей организационно-правовой формы с соблюдением установленных для нее правил. Любая реорганизационная процедура должна начинаться и заканчиваться в одинаковом численном составе членов реорганизуемых коммерческих организаций, при этом в результате реорганизации может меняться правовой статус, отношения принадлежности к конкретным организациям таких членов.

Не менее существенным ограничением выступают требования по предмету деятельности юридического лица, а потому следует предусмотреть основания к реорганизации юридических лиц со специальной или ограниченной правоспособностью в организации с общей правоспособностью и наоборот. Так, не каждое акционерное общество может преобразоваться в государственное (муниципальное) унитарное предприятие, производственный кооператив. Многие государственные (муниципальные) унитарные предприятия, которые, как известно, обладают ограниченной право- и дееспособностью, не могут преобразоваться (реорганизоваться в иной форме) в открытые акционерные общества, не свернув основного вида деятельности.

Другим ограничением для реорганизационной процедуры является требование к фондам организации: требования по величине (минимальному и максимальному размеру) уставного (складочного) капитала (фонда), а также возможности перетекания одного фонда в другой (конвертации, обмена). Концептуальной, требующей скорейшего решения как в доктринальном, так и в законодательном порядке является проблема формирования вновь или доплаты уставного (складочного) капитала (фонда). Здесь не может быть предложено простое и однозначное решение, как было при решении вопроса о привлечении в процессе реорганизации новых лиц. В законодательном порядке следует предусмотреть основания и источники формирования и доплаты указанных фондов для создаваемых в результате реорганизации юридических лиц, причем необходимо провести широкую дискуссию с привлечением экономистов и специалистов в области рынка ценных бумаг и корпоративного управления, чтобы определиться, в каких случаях допускается формирование фондов создаваемых в результате реорганизации юридических лиц за счет их собственных средств (внутренних источников), а в каких — за счет средств участников (членов, учредителей, акционеров и т. п.). Также требуется установить максимальный размер дополнительно привлекаемых средств: к примеру, на уровне 10 процентов от общей суммы фонда создаваемого в результате реорганизации юридического лица.

Процедурные вопросы перетекания (трансформации) одного фонда в другой (конвертации, обмена) применительно к компаниям с постоянным капиталом, разделенным на конечное число частей (акций, долей), были в центре внимания при написании статьи. Вместе с тем в настоящей работе не затрагиваются особенности трансформации фондов компаний с переменным капиталом или с постоянным капиталом, не разделенным на определенные доли, поскольку процедуры перетекания таких фондов в фонды компаний с постоянным капиталом, разделенным на части, не представляют больших трудностей на практике. В вопросе о соотношении трансформации основного и прочих фондов организации предлагается исходить из следующего: лицо, участвующее в основном фонде организации, после проведения реорганизации не должно лишаться права на доступ к основному фонду созданного в результате реорганизации юридического лица, напротив, лица, участвующие в прочих фондах организации, с согласия квалифицированного большинства членов реорганизуемой организации (реорганизуемых организаций) по завершении реорганизации вправе получить доступ к участию в основном фонде юридического лица, созданного после реорганизации. Так, член производственного кооператива, участник (акционер) хозяйственного общества не может в результате реорганизации приобретать статус облигационера хозяйственного общества, образованного после такой реорганизации; вкладчик реорганизуемого коммандитного товарищества не вправе требовать предоставления ему прав участника (акционера) хозяйственного общества, созданного в результате реорганизации, но такие права могут быть ему предоставлены при наличии соответствующего решения.

Любая реорганизационная процедура наряду с тем, что она затрагивает права и обязанности кредиторов и должников юридических лиц, участвующих в реорганизации, порождает также много проблем во взаимоотношениях между юридическими лицами, задействованными в реорганизации. Реорганизация, с точки зрения гражданского права, может рассматриваться как сделка (ст. 153 ГК РФ), а потому к реорганизации применимы все правила Кодекса о недействительности сделок. Таким образом, пороки воли и иные основания недействительности сделок, выявленные со стороны хотя бы одного из участвующих в реорганизации юридических лиц, могут приводить к недействительности реорганизации в отношении всех включенных в нее юридических лиц.

Вместе с тем в законодательном порядке следовало бы установить дифференцированный подход в данном вопросе по отношению к различным формам реорганизации. Очевидно, что при реорганизации в форме преобразования, выделения, разделения указанное правило применимо; однако при реорганизации в форме слияния или присоединения, исходя из ст. 180 ГК РФ (недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (Так, это невозможно при слиянии или присоединении, в котором участвуют лишь два юридических лица.)), необходимо установить особые условия, при которых недействительность реорганизации со стороны одного из участвующих в такой реорганизации юридических лиц не порочила бы всей реорганизации. Детальные правила требуется предусмотреть и для сохранения в силе договора о слиянии или присоединении, если недействительность части сделки позволяет сохранить реорганизацию в целом. Вообще, в законодательном порядке следовало бы установить особые основания признания реорганизации недействительной, в том числе оговорив, что реорганизация может быть признана недействительной лишь в судебном порядке (См. также: art. 22 of the Third Council Directive 78/855/EEC of 9 October 1978 based on Article 54 (3) (g) of the Treaty concerning mergers of public limited liability companies // Official Journal L 295, 20/10/1978 p. 0036-0043; also available on web-site: http://www.europa.eu.int/eur-lex/en/lif/dat/1978/en_378L0855.html [01.08.2000]), за исключением случая, когда такое требование выдвигается всеми участниками (учредителями, членами, акционерами) организаций, задействованных в реорганизации.

В готовящийся к принятию федеральный закон о регистрации юридических лиц также необходимо внести нормы, посвященные процедурным вопросам реорганизации юридических лиц, включенных в разные (по территориальному признаку, направленности) реестры юридических лиц: правила внесения (исключения) в один реестр при выбытии из другого, смене специального реестра на общий и наоборот.

1. Преобразование

Как указывалось ранее, наиболее проработанной, с точки зрения позитивного права, формой реорганизации коммерческих организаций является преобразование. Реорганизация в форме преобразования предполагает смену организационно-правовой формы юридического лица с переходом прав и обязанностей от юридического лица одного вида к юридическому лицу другого вида (п. 5 ст. 58 ГК РФ). Преобразование — наиболее типичный вариант универсального транслятивного правопреемства (Более подробно о разновидностях правопреемства см.: Черепахин Б. Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. — М.: Гос. изд-во юридической литературы, 1962, с. 7 и сл.; Хвостов В. М. Система римского права: Учебник. — М.: Спарк, 1996, с. 140-141.), не вызывающего серьезных практических вопросов. Несмотря на то, что в Кодексе не говорится напрямую о переходе от юридического лица одного вида к юридическому лицу другого вида всех прав и обязанностей, при реорганизации в форме преобразования, очевидно, преемство осуществляется именно во всех правах и обязанностях. Исключение могут составлять лишь те права и обязанности, которые объективно не могут переходить ко вновь создаваемому юридическому лицу в силу ст. 383 ГК РФ, а также в связи со сменой организационно-правовой формы с ранее существовавшей на новую. Преобразование, кроме того, — наиболее элементарная форма реорганизации, поскольку, как будет показано далее, оно может выступать составной частью иных форм реорганизации. Вместе с тем преобразование ограничивается лишь сменой организационно-правовой формы одного юридического лица на другую, но проведение в рамках собственно преобразования иных реорганизационных процедур не допускается. Так, преобразование не может осуществляться одновременно в отношении нескольких юридических лиц: ни до начала реорганизации в форме преобразования, ни в результате ее проведения количество юридических лиц, участвующих в такой реорганизации, не может превышать одного.

В реорганизации юридических лиц, совершаемой в форме преобразования, наиболее ярко проявляется значимость конкретной организационно-правовой формы. Преобразование связано не только со сменой фирменного наименования организации и переименованием отдельных ее органов: при этой форме реорганизации происходит полная смена внутренней структуры юридического лица, а с ней — перерождение юридического лица, устранение одного участника гражданского оборота и появление нового.

Кодекс довольно либерально подходит к возможности преобразования хозяйственных товариществ и обществ, а также производственных кооперативов из одной организационно-правовой формы в другую (п. 1 ст. 68, п. 2 ст. 112 ГК РФ), однако в отношении государственных и муниципальных унитарных предприятий этот вопрос остается открытым, а потому подлежит рассмотрению de lege ferenda. Очевидно, что для преобразования государственного унитарного предприятия в муниципальное нет каких-либо серьезных препятствий, при этом вопросы перераспределения собственности между различными уровнями публичной собственности выходят за рамки исследуемого вопроса. Вместе с тем возможность преобразования государственного или муниципального унитарного предприятия в иную коммерческую организацию или наоборот представляет серьезную теоретическую сложность. Думается, в данном случае следует придерживаться сложившейся в ходе процесса приватизации государственного и муниципального имущества правовой традиции, в силу которой единственной коммерческой организацией, в которую могут преобразовываться названные организации, выступает открытое акционерное общество. Соответственно можно допустить de lege ferenda и обратный процесс (Любая реорганизационная цепочка может быть описана через построение таблицы, а потому в последующем изложении применяется унифицированная для всех форм реорганизации таблица, в которой используются следующие общеупотребительные сокращения организационно-правовых форм коммерческих организаций: АО — акционерное общество, ООО и ОДО — общество с ограниченной и дополнительной ответственностью соответственно, ГУП И МУП — государственное и муниципальное унитарное предприятие соответственно. Учитывая, что в силу п. 3 ст. 95 ГК РФ к обществам с дополнительной ответственностью применяются правила ГК РФ об обществах с ограниченной ответственностью, а к государственным и муниципальным унитарным предприятиям одинаково применимы нормы § 4 главы 4 Кодекса, в дальнейшем они рассматриваются в рамках одной позиции в таблице. Возможность определенной реорганизационной процедуры отмечена знаком "+", недопустимость — знаком "-". Там, где это необходимо, даются соответствующие примечания. Для целей настоящей работы далее в крайней левой колонке, если иное специально не оговорено, указываются исходные организационно-правовые формы коммерческих организаций, участвующих в реорганизации, в верхней горизонтальной — формы, получающиеся в результате реорганизации.).


Таблица 1

Преобразование

Полное
товарищество

Коммандитное товарищество

АО

ООО
ОДО

Производственный кооператив

МУП
ГУП

Полное
Товарищество

x

+ 1, 3

+ 5

+ 5

+ 5

-

Коммандитное товарищество

+ 2, 3

x

+ 2, 5

+ 2, 5

+ 2, 5

-

АО

+ 3

+ 3, 4

x

+ 5, 8

+ 5, 8

+ 10

ООО
ОДО

+ 3

+ 3, 4

+ 5, 6

x

+ 5, 6

-

Производственный кооператив

+ 3

+ 1, 3

+ 5, 7

+ 5, 7

x

-

МУП
ГУП

-

-

+ 5, 9

-

-

x

Примечания.

1 Для проведения преобразования необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в процессе преобразования коммандитного товарищества Ї п. 1 ст. 82 ГК РФ.

2 Для завершения процесса реорганизации необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, поскольку по завершении преобразования подобные отношения прекращаются. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при преобразовании коммандитного товарищества в АО или ООО (ОДО) вкладчики реорганизуемого товарищества с их согласия приобретают статус облигационеров создаваемого в результате преобразования хозяйственного общества с обязательным выпуском соответствующего количества облигаций; во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчиков, отношения между реорганизуемым товариществом и коммандитистами прекращаются. Возможно, что законодатель в будущем обусловит момент завершения преобразования коммандиты в иную организацию полным расчетом со всеми вкладчиками (коммандитистами). Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада.

3 Следует учитывать запрет на участие одного лица в качестве полного товарища более чем в одном полном товариществе или коммандитном товариществе — п. 2 ст. 69, п.п. 2, 3 ст. 82 ГК РФ, а потому в результате преобразования лицо не может получать прав полного товарища, будучи полным товарищем в другом полном или коммандитном товариществе.

4 Для проведения преобразования необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в процессе преобразования коммандитного товарищества — п. 1 ст. 82 ГК РФ. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при преобразовании АО или ООО (ОДО) вкладчиками создаваемого в результате преобразования коммандитного товарищества могут стать облигационеры реорганизуемого общества при наличии их согласия с проведением обмена выпущенных облигаций на вклады; во всех иных случаях, в том числе при несогласии облигационеров, отношения между ними и реорганизуемым обществом прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения преобразования хозяйственного общества полным расчетом со всеми владельцами облигаций.

5 Необходимо учитывать требования о минимальном уставном капитале создаваемого в результате преобразования хозяйственного общества, а также требование о величине чистых активов создаваемой в результате реорганизации организации: величина чистых активов не должна быть менее размера уставного капитала (паевого фонда).

6 В законодательном порядке необходимо провести детальную проработку процедуры обмена долей в уставном капитале ООО (ОДО) на акции (паи) акционерного общества (производственного кооператива), создаваемого в результате преобразования. Следует также установить запрет на проведение обмена собственных долей в уставном капитале, находящихся на балансе (принадлежащих обществу) преобразуемого ООО (ОДО). При реорганизации такие доли подлежат погашению.

7 В законодательном порядке необходимо провести детальную проработку процедуры обмена паев производственного кооператива на доли (акции) в уставном капитале ООО (ОДО) (акционерного общества), создаваемого в результате преобразования.

8 В законодательном порядке необходимо провести детальную проработку процедуры обмена акций акционерного общества на доли (паи) в уставном капитале ООО (ОДО) (производственного кооператива), создаваемого в результате преобразования. Следует также установить запрет на проведение обмена собственных акций, находящихся на балансе (принадлежащих обществу) преобразуемого АО. При реорганизации такие акции подлежат погашению.

9 Возможно лишь в процессе приватизации, при этом в результате реорганизации допускается создание только открытого акционерного общества.

10 Возможно лишь в отношении открытого АО со 100%-ным государственным (муниципальным) участием или имеющего крайне незначительную долю акций, находящихся в иной собственности, которые могут быть выкуплены при реорганизации.

2. Выделение

В отличие от преобразования, наиболее проработанной с точки зрения существующего позитивного права формы реорганизации, выделение является, пожалуй, самой популярной формой реорганизации в современной российской правоприменительной практике. При этом наибольшее распространение получили выделения, производимые по решению участников (акционеров) или иного уполномоченного органа юридического лица (п. 1 ст. 57 ГК РФ). Вместе с тем реорганизация юридических лиц в форме выделения, а тем более разделения, предусматриваемая антимонопольным законодательством (См. ст. 17-19 Закона РФ от 22 марта 1991 года "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с изм. на 2 января 2000 года).) в соответствии с п. 2 ст. 57 ГК РФ, не получила должного развития на практике, в первую очередь из-за неразработанности процедур подобной реорганизации (Чрезвычайно оригинальные решения в этой сфере можно обнаружить в зарубежном корпоративном праве, которое уделяет большое внимание процедурным вопросам принудительного разделения бизнеса и компаний. См., например: art. 23 of the Sixth Council Directive 82/891/EEC of 17 December 1982 based on Article 54 (3) (g) of the Treaty concerning the division of public limited liability companies // Official Journal L 378, 31/12/1982 p. 0047-0054; also available on web-site: http://www.europa.eu.int/eur-lex/en/lif/dat/1982/en_382L0891.html [01.08.2000].)

Для отечественного законодательства, в отличие от многих развитых западных правопорядков, характерно деление реорганизационных процедур по расщеплению компаний на разделение и выделение, а процедур по объединению компаний — на слияние и присоединение. Для выяснения критерия такого разграничения следует ответить на вопрос, продолжает ли существование расщепляемое юридическое лицо (при разделении, выделении) либо продолжает свое существование хотя бы одна из организаций, участвующих в объединении (при слиянии, присоединении).

При реорганизации в форме выделения происходит такое расщепление юридического лица, при котором из его состава обособляется одно или несколько юридических лиц, а само реорганизуемое юридическое лицо продолжает существование и после завершения процесса реорганизации. При выделении одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом (п. 4 ст. 58 ГК РФ). В объяснении феномена выделения цивилистическая доктрина хранит молчание, поскольку в отечественной юридической литературе отсутствуют какие-либо серьезные исследования, объясняющие природу правопреемства, наблюдаемого в данном случае.

Наиболее спорным является вопрос о характере и природе подобного правопреемства, поскольку к создаваемому в результате выделения юридическому лицу переходит лишь часть прав и обязанностей реорганизованного юридического лица (Более подробно см.: Степанов Д. И. Правопреемство при реорганизации в форме выделения // Предполагается к выходу в журнале "Правоведение" в 2001 году.). Учитывая, что закон не устанавливает каких-либо непосредственных критериев, определяющих пропорциональность перехода активов и пассивов от реорганизуемого в форме выделения юридического лица к юридическим лицам, созданным в результате выделения, отдавая решение этого вопроса на произвол органа, принимающего решение о выделении, сложно говорить о наличии универсального правопреемства между реорганизованным юридическим лицом и юридическим лицом, образованным в результате выделения. Универсальное правопреемство может рассматриваться как связь между юридическим лицом, существовавшим до реорганизации в форме выделения, и всеми юридическими лицами, появившимися после реорганизации и продолжающими свое существование, хотя говорить о правопреемстве между одним и тем же лицом очень сложно. Вместе с тем после проведения выделения юридическое лицо, из которого произошло выделение, по терминологии ГК РФ (п. 4 ст. 58) и других федеральных законов признается реорганизованным, а потому встает вопрос о правопреемстве от юридического лица, существовавшего до реорганизации, к юридическому лицу, созданному после ее осуществления. Права и обязанности юридического лица, существовавшего до реорганизации, не могут превратиться в бессубъектные, а потому при данной форме реорганизации, как и при любой иной, происходит переход от одного юридического лица к другому всех прав и обязанностей. Исключение составляют лишь те права и обязанности, которые объективно не могут переходить к возникающему в результате выделения юридическому лицу в связи со сменой организационно-правовой формы в сравнении с ранее существовавшей или по иным обстоятельствам, указанным в федеральном законе.

Рассматриваемое правопреемство не может быть отнесено и к сингулярному преемству, как иногда ошибочно полагают (Жданов Д. В. Реорганизация в форме выделения // Законодательство, 1999, № 5, с. 23, а также на Интернет-сайте: http://www.garant.ru/jorn/leg_8_05_99.htm [04.08.2000]), или к преемству в отдельных правах и обязанностях. Это универсальное преемство, которое следует рассматривать на отрезке от юридического лица, существовавшего до реорганизации, к юридическому лицу, появившемуся в результате проведения реорганизации, а также ко всем выделенным юридическим лицам. Обособление отдельных прав и обязанностей возможно лишь в плоскости прав и обязанностей юридических лиц, созданных после осуществления реорганизации, но здесь правопреемства вообще нет. Если же рассматривать связи между юридическим лицом, существовавшим до реорганизации, и всеми юридическими лицами, возникшими в результате такой реорганизации, по отдельности, как примеры сингулярного преемства, то в результате осуществления реорганизации в форме выделения должны появиться бессубъектные права и обязанности, учитывая, что здесь не будет универсального преемства. Универсальное преемство не может сложиться из нескольких сингулярных, поскольку, складывая нули, нельзя получить единицу.

Далее. Правопреемство, происходящее при реорганизации в форме выделения, является примером транслятивного правопреемства, что отличает его от конститутивного правопреемства и, соответственно, конститутивного правоприобретения, при котором правопредшественник на основании своего права, сохраняя его за собой, устанавливает для правопреемника другое право, которое ограничивает затем право auctor'a [праводателя], пока существует право правопреемника (Хвостов В. М. Указ. соч., с. 141; Черепахин Б. Б. Указ. соч., с. 17.).

Большая часть федеральных законов, посвященных отдельным организационно-правовым формам коммерческих организаций, допускает реорганизацию в форме выделения, лишь если в результате выделения создается организация в форме, идентичной ранее существовавшей. Вместе с тем, как представляется, отсутствуют какие-либо серьезные ограничения для выделения юридических лиц в иных, отличающихся от формы реорганизуемого юридического лица, организационно-правовых формах. В таком случае можно говорить о том, что вместе с выделением имеет место элемент преобразования, соответственно для конструирования конкретных реорганизационных цепочек выделения следует учитывать ранее приведенные положения, относящиеся к преобразованию. Приводимые ниже схемы выделения, за исключением случаев выделения в рамках одной организационно-правовой формы, являются построениями de lege ferenda и могут быть реализованы в полной мере лишь при проведении законодательной реформы; в крайней левой колонке указаны организационно-правовые формы реорганизуемых в форме выделения организаций, а в верхней строке — организационно-правовые формы юридических лиц, образующихся в результате выделения.

Таблица 2

Выделение

 

Полное
товарищество

Коммандитное товарищество

АО

ООО
ОДО

Производственный кооператив

МУП
ГУП

Полное
товарищество

+ 1

+ 1, 2

+ 6

+ 6

+ 6

-

Коммандитное товарищество

+ 1, 3

+ 1, 4

+ 3, 6

+ 3, 6

+ 3, 6

-

АО

+ 1, 6

+ 1, 5, 6

+ 6, 8

+ 6, 7

+ 6, 7

+ 10

ООО
ОДО

+ 1, 6

+ 1, 5, 6

+ 6, 7

+ 6

+ 6, 7

-

Производственный кооператив

+ 6

+ 1, 2, 6

+ 6, 7

+ 6, 7

+ 6

-

МУП
ГУП

-

-

+ 6, 9

-

-

+ 11

Примечания.

1 Следует учитывать запрет на участие одного лица в качестве полного товарища более чем в одном полном товариществе или коммандитном товариществе — п. 2 ст. 69, п.п. 2, 3 ст. 82 ГК РФ, а потому в результате выделения лицо не может получать прав еще одного полного товарища, будучи полным товарищем в другом полном или коммандитном товариществе.

2 Для осуществления выделения необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в результате выделения коммандитного товарищества — п. 1 ст. 82 ГК РФ.

3 Для завершения процесса реорганизации требуется решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества: либо они остаются вкладчиками в реорганизованном коммандитном товариществе, либо отношения с ними прекращаются в случае выделения в иную организацию, а потому должна быть произведена выплата вклада. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при реорганизации в форме выделения АО или ООО (ОДО) из коммандитного товарищества вкладчики реорганизуемого в форме выделения товарищества могут стать облигационерами созданного в результате выделения хозяйственного общества при наличии их согласия с проведением обмена вкладов на выпущенные облигации; во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчиков, отношения между ними и реорганизуемым коммандитным товариществом прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения реорганизации коммандитного товарищества с выделением при этом иной организации полным расчетом со всеми вкладчиками. Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада.

4 Для завершения процесса реорганизации следует решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, поскольку в каждом из юридических лиц, образующихся в результате выделения, а также в реорганизованном коммандитном товариществе должен присутствовать как минимум один вкладчик (коммандитист): либо они остаются вкладчиками в реорганизованном товариществе (становятся вкладчиками в коммандитном товариществе, созданном в результате выделения), либо отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения реорганизации коммандитного товарищества в форме выделения полным расчетом со всеми вкладчиками. Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада. Вместе с тем при реорганизации коммандитного товарищества в форме выделения, если вкладчики не заявят в установленный срок свои требования о выплате вклада, отношения с вкладчиками сохраняются; при этом вкладчики ранее существовавшей организации в соответствии с решением о выделении становятся вкладчиками коммандитных товариществ, созданных в результате выделения, и (или) остаются вкладчиками реорганизованного товарищества.

5 Для проведения выделения необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в результате выделения коммандитного товарищества — п. 1 ст. 82 ГК РФ. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при реорганизации в форме выделения АО или ООО (ОДО) вкладчиками выделяемого коммандитного товарищества могут стать облигационеры реорганизуемого общества при наличии их согласия с проведением обмена выпущенных облигаций на вклады; во всех иных случаях, в том числе при несогласии облигационеров, отношения между ними и реорганизуемым обществом прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения реорганизации хозяйственного общества с выделением при этом коммандитного товарищества полным расчетом со всеми владельцами облигаций.

6 Необходимо учитывать требования о минимальном уставном капитале создаваемого в результате выделения хозяйственного общества, а также требование о величине чистых активов реорганизованного хозяйственного общества (производственного кооператива) и создаваемого в результате выделения хозяйственного общества (производственного кооператива): величина чистых активов не должна быть менее размера уставного капитала (паевого фонда).

7 В законодательном порядке необходимо провести детальную проработку процедуры обмена долей в уставном капитале ООО (ОДО) на акции акционерного общества, образуемого в результате выделения, процедуры обмена акций акционерного общества на доли в уставном капитале ООО (ОДО), образуемого в результате выделения, а также процедуры обмена акций (долей) акционерного общества [ООО (ОДО)] на паи производственного кооператива, создаваемого в результате выделения. Кроме того, следует предусмотреть и обратные процедуры, а именно: процедуры обмена паев производственного кооператива на акции (доли) акционерного общества [ООО (ОДО)], создаваемого в результате выделения. Требуется также установить запрет на проведение обмена собственных долей в уставном капитале (акций), находящихся на балансе (принадлежащих обществу) реорганизуемого ООО (ОДО) (АО). При реорганизации такие доли (акции) подлежат погашению.

8 В законодательном порядке необходимо предусмотреть условия и основания проведения конвертации акций реорганизуемого акционерного общества в акции акционерного общества, создаваемого в результате выделения, а также предусмотреть основания приобретения акций акционерного общества, образуемого в результате выделения, реорганизуемым обществом или (и) его акционерами либо установить запрет на такие операции. В настоящее время п.п. 1.3.1, 1.3.3 Стандартов эмиссии акций и облигаций и их проспектов эмиссии при реорганизации коммерческих организаций, утвержденных постановлением ФКЦБ России от 11 ноября 1998 года № 48, допускается любой из названных способов размещения акций при реорганизации в форме выделения АО. Вместе с тем, учитывая инвестиционный характер участия в акционерном обществе, в зарубежном корпоративном праве устанавливаются запреты на приобретение акций (долей участия) выделенной компании реорганизованной компанией, поскольку в таком случае инвесторы нередко отстраняются от управления бизнесом и активами, а имущество компании в результате реорганизации попадает под управление менеджеров. Подобный подход нашел свое отражение в art. 17 (2) of the Sixth Council Directive 82/891/EEC of 17 December 1982 based on Article 54 (3) (g) of the Treaty, concerning the division of public limited liability companies. Этот вопрос встает также при любом другом выделении, в результате которого выделяется АО, в то время как при выделении другой организации, в том числе ООО (ОДО), данная проблема не возникает, учитывая личный характер взаимоотношений участников подобных хозяйственных обществ. Кроме того, эта проблема должна решаться дифференцированно по отношению к открытым и закрытым акционерным обществам. Следует также установить запрет на проведение конвертации собственных акций, находящихся на балансе (принадлежащих обществу) реорганизуемого АО. При реорганизации такие акции подлежат погашению.

9 Возможно лишь в процессе приватизации, при этом в результате выделения допустимо создание только открытого АО.

10 Возможно лишь в отношении открытого АО со 100%-ным государственным (муниципальным) участием или имеющего крайне незначительную долю акций, находящихся в иной собственности, которые могут быть выкуплены при реорганизации.

11 В процессе реорганизации должны быть урегулированы отношения собственности между различными уровнями публичной собственности. Кроме того, надо учитывать требования п. 1 ст. 17 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

3. Разделение

При реорганизации в форме разделения происходит расщепление юридического лица на два и более юридических лиц, при этом само реорганизуемое юридическое лицо прекращает существование в результате проведения реорганизации. При разделении юридического лица к каждому из вновь возникших юридических лиц переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом (п. 3 ст. 58 ГК РФ).

Несмотря на то, что в данном случае закон, так же как при реорганизации в форме выделения, не устанавливает каких-либо непосредственных критериев, определяющих пропорциональность перехода активов и пассивов от разделяемого юридического лица к юридическим лицам, созданным в результате разделения, данная форма реорганизации представляет типичный случай универсального транслятивного правопреемства. Все права и обязанности разделяемого юридического лица переходят к юридическим лицам, образованным в результате разделения, с прекращением этих прав и обязанностей у разделенного юридического лица.

О возможности разделения, в результате которого создаются юридические лица в форме, отличной от организационно-правовой формы реорганизованного юридического лица, в действующем законодательстве практически ничего не говорится. Как правило, допускается разделение юридического лица, если в результате такого разделения создаются две и более организаций в форме, идентичной ранее существовавшей. Приводимые далее схемы разделения, за исключением случаев разделения в рамках одной организационно-правовой формы, являются построениями de lege ferenda и могут быть реализованы в полной мере лишь при проведении законодательной реформы. Однако в данной ситуации также отсутствуют какие-либо серьезные ограничения для разделения юридического лица, в результате которого создаются юридические лица в иных, отличающихся от разделенного юридического лица, организационно-правовых формах. Здесь опять-таки налицо элемент преобразования, соответственно для конструирования конкретных реорганизационных схем разделения следует учитывать ранее приведенные положения, относящиеся к преобразованию и выделению.

В связи с осложнением реорганизации в форме разделения сменой организационно-правовых форм все схемы разделения могут быть условно подразделены на две группы: разделение, в результате которого создаются юридические лица в форме, идентичной ранее существовавшей, а также в иных организационно-правовых формах. Последняя группа, в свою очередь, также делится на две подгруппы: разделение, в результате которого хотя бы одно из вновь образованных юридических лиц создается в форме, аналогичной ранее существовавшей, а также разделение, в результате которого создаются юридические лица, ни одно из которых не имеет организационно-правовой формы, аналогичной существовавшей до реорганизации. Первая группа рассматривается на пересечении идентичных форм исходной и конечной организационно-правовой формы в таблице 3, при этом верхняя горизонтальная строка может охватывать все однородные виды юридических лиц, создаваемых в результате разделения, или указывать лишь на одну из возможных конечных форм. Все иные случаи могут быть также рассмотрены на основе указанной таблицы, причем необходимо руководствоваться следующим правилом: к отношениям, возникающим при разделении, в результате которого создается хотя бы одно юридическое лицо в идентичной ранее существовавшей форме, применяются соответственно нормы о разделении в рамках одной организационно-правовой формы, а в отношении иных видов юридических лиц — соответствующие нормы, относящиеся к юридическому лицу иного вида, образуемого в результате выделения. Таким образом, в одном процессе разделения возможен учет требований, предъявляемых при разделении двух и более видов юридических лиц.

Таблица 3

Разделение

 

Полное
товарищество

Коммандитное товарищество

АО

ООО
ОДО

Производственный кооператив

МУП
ГУП

Полное
товарищество

+ 1

+ 1, 2

+ 1, 6

+ 1, 6

+ 1, 6

-

Коммандитное товарищество

+ 1, 3

+ 1, 4

+ 1, 3, 6

+ 1, 3, 6

+ 1, 3, 6

-

АО

+ 1

+ 1, 5

+ 6, 8

+ 6, 7

+ 6, 7

+ 10

ООО
ОДО

+ 1

+ 1, 5

+ 6, 7

+ 6, 7

+ 6, 7

-

Производственный кооператив

+ 1

+ 1, 2

+ 6, 7

+ 6, 7

+ 6

-

МУП
ГУП

-

-

+ 6,9

-

-

+ 11

Примечания.

1 Следует учитывать запрет на участие одного лица в качестве полного товарища более чем в одном полном товариществе или коммандитном товариществе — п. 2 ст. 69, п.п. 2, 3 ст. 82 ГК РФ, а потому в результате разделения лицо не может получать прав еще одного полного товарища, будучи полным товарищем в другом полном или коммандитном товариществе.

2 Для осуществления разделения необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в результате разделения коммандитного товарищества — п. 1 ст. 82 ГК РФ.

3 Для завершения процесса реорганизации необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества: либо они становятся вкладчиками в созданном в результате разделения коммандитном товариществе, либо отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при реорганизации в форме разделения, в результате которой образуется АО или ООО (ОДО) из коммандитного товарищества, вкладчики разделенного товарищества могут стать облигационерами созданного в результате разделения хозяйственного общества при наличии их согласия с проведением обмена вкладов на выпущенные облигации; во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчиков, отношения между ними и разделенным коммандитным товариществом прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения разделения коммандитного товарищества с появлением при этом иной организации полным расчетом со всеми вкладчиками. Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада.

4 Для завершения процесса реорганизации требуется решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, поскольку в каждом из юридических лиц, образующихся в результате разделения, должен присутствовать как минимум один вкладчик (коммандитист): либо они переходят в качестве вкладчиков в коммандитные товарищества, созданные в результате разделения, либо отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения реорганизации коммандитного товарищества в форме разделения полным расчетом со всеми вкладчиками. Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада. Вместе с тем при реорганизации коммандитного товарищества в форме разделения, если вкладчики не заявят в установленный срок свои требования о выплате вклада, отношения с вкладчиками сохраняются; при этом вкладчики ранее существовавшей организации становятся вкладчиками коммандитных товариществ, образованных в результате разделения в соответствии с решением о разделении.

5 Для разделения необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в результате разделения коммандитного товарищества — п. 1 ст. 82 ГК РФ. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при реорганизации в форме разделения АО или ООО (ОДО) вкладчиками появляющегося в результате разделения коммандитного товарищества могут стать облигационеры реорганизуемого общества при наличии их согласия с проведением обмена выпущенных облигаций на вклады; во всех иных случаях, в том числе при несогласии облигационеров, отношения между ними и реорганизуемым обществом прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения разделения хозяйственного общества полным расчетом со всеми владельцами облигаций.

6 Следует учитывать требования о минимальном уставном капитале создаваемого в результате разделения хозяйственного общества, а также требование о величине чистых активов появляющегося в результате разделения хозяйственного общества (производственного кооператива): величина чистых активов не должна быть менее размера уставного капитала (паевого фонда).

7 В законодательном порядке надо провести детальную проработку процедуры обмена долей в уставном капитале ООО (ОДО) на акции (паи) акционерного общества (производственного кооператива), создаваемого в результате разделения, а также процедуры обмена акций АО на доли (паи) в уставном капитале ООО (ОДО) (производственного кооператива), образующегося в результате разделения. Кроме того, следует предусмотреть и обратные процедуры, а именно: процедуры обмена паев производственного кооператива на акции (доли) АО [ООО (ОДО)], создаваемого в результате разделения. Необходимо указать основания приобретения акций акционерных обществ, создаваемых в результате разделения, участниками разделенного ООО (ОДО), а кроме того, установить запрет на приобретение акций (долей в уставном капитале) акционерными обществами (ООО, ОДО), появляющимися в результате разделения, чтобы предотвращать непосредственное перекрестное участие одного общества, созданного в результате разделения, в уставном капитале другого. Требуется установить запрет на проведение обмена собственных долей в уставном капитале (акций), находящихся на балансе (принадлежащих обществу) реорганизуемого ООО (ОДО) (АО). При реорганизации такие доли (акции) подлежат погашению.

8 В законодательном порядке необходимо предусмотреть условия и основания проведения конвертации акций разделяемого акционерного общества в акции акционерных обществ, создаваемых в результате разделения. Следует также назвать основания приобретения акций акционерных обществ, образуемых в результате разделения, акционерами разделенного общества, а кроме того, установить запрет на приобретение акций акционерными обществами, создаваемыми в результате разделения, чтобы предотвращать непосредственное перекрестное участие одного общества, появляющегося в результате разделения, в уставном капитале другого. Надо ввести запрет на проведение конвертации собственных акций, находящихся на балансе (принадлежащих обществу) реорганизуемого АО. При реорганизации такие доли (акции) подлежат погашению.

9 Возможно лишь в процессе приватизации, при этом в результате разделения допустимо создание только открытого акционерного общества.

10 Возможно лишь в отношении открытого АО со 100%-ным государственным (муниципальным) участием или имеющего крайне незначительную долю акций, находящихся в иной собственности, которые могут быть выкуплены при реорганизации.

11 В процессе реорганизации должны быть урегулированы отношения собственности между различными уровнями публичной собственности. Кроме того, следует учитывать требования п. 1 ст. 17 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

4. Присоединение

Реорганизация в форме присоединения с экономической точки зрения представляет собой одну из форм концентрации капитала, именно поэтому при присоединении большое внимание уделяется требованиям антимонопольного законодательства (См.: ст. 17-19 Закона РФ от 22 марта 1991 года "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".). Правовая природа присоединения заключается в том, что при данной форме реорганизации происходит поглощение одного или нескольких юридических лиц другим юридическим лицом, при этом поглощенные юридические лица прекращают свое существование как самостоятельные субъекты права.

При реорганизации в форме присоединения все права и обязанности присоединяемого юридического лица переходят к реорганизуемому юридическому лицу в соответствии с передаточным актом (п. 2 ст. 58 ГК РФ), а потому присоединение относится к универсальному транслятивному правопреемству. Детально порядок и условия присоединения определяются договором о присоединении, который подписывается соответствующими представителями от каждой организации, участвующей в присоединении (Договор о присоединении, а также договор о слиянии, как правило, относится к многосторонним. Такой договор, как и любой другой, требует для своего возникновения двух или более участников, а потому данный договор относится к двух- или многосторонним сделкам (ст. 154, 420 ГК РФ). Договор, заключенный тремя и более лицами, признается многосторонней сделкой. Подобные договоры порождают для каждой из сторон одинаковые юридические последствия, кроме того, между их сторонами нет такой противоположности, антагонизма интересов, как в двухсторонних договорах (Перетерский И. С. Сделки, договоры. — М., 1929, с. 8).).

Представляется, что в настоящее время не существует серьезных препятствий к присоединению юридического лица одного вида к юридическому лицу другого вида. Допускается и одновременное присоединение нескольких лиц к другому юридическому лицу, в том числе различных организационно-правовых форм.

Вместе с тем присоединение возможно лишь к одному юридическому лицу, при этом в рамках присоединения не допускается смена организационно-правовой формы организации, к которой осуществляется присоединение, — это возможно лишь при слиянии. В приводимой ниже таблице рассматриваются различные варианты присоединения, как допускаемые действующим законодательством (совершаются в рамках одной организационно-правовой формы), так и построения de lege ferenda: в крайней левой колонке указаны организационно-правовые формы организаций, к которым осуществляется присоединение, а в верхней горизонтальной строке — присоединяемых организаций.

Таблица 4

Присоединение

 

Полное
товарищество

Коммандитное товарищество

АО

ООО
ОДО

Производственный кооператив

МУП
ГУП

Полное
товарищество

+

+ 4

+

+

+

-

Коммандитное товарищество

+ 1

+ 1

+ 1

+ 1

+ 1

-

АО

+ 2, 6

+ 2, 5, 6

+ 2, 6, 7

+ 2, 6, 8

+ 2, 6, 9

+ 11

ООО
ОДО

+ 3, 6

+ 3, 5, 6

+ 3, 6, 7

+ 3, 6, 8

+ 3, 6, 9

-

Производственный кооператив

+ 6

+ 4, 6

+ 6, 7

+ 6, 8

+ 6, 8, 9

-

МУП
ГУП

-

-

+ 10

-

-

+ 12

Примечания.

1 Для завершения процесса реорганизации необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, к которому осуществляется присоединение (присоединяемого коммандитного товарищества): либо они остаются вкладчиками в реорганизованном товариществе, либо отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения присоединения к коммандитному товариществу другого юридического лица полным расчетом со всеми вкладчиками. Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада. Вместе с тем при реорганизации коммандитного товарищества в форме присоединения, если вкладчики не заявят в установленный срок свои требования о выплате вклада, отношения с вкладчиками сохраняются; при этом вкладчики ранее существовавшего коммандитного товарищества (присоединенного коммандитного товарищества) становятся вкладчиками реорганизованного коммандитного товарищества в соответствии с решением о реорганизации.

2 В результате присоединения возможно превышение максимально допустимого числа акционеров закрытого акционерного общества (50). В таком случае вместе с присоединением должна происходить смена типа акционерного общества с закрытого на открытое, что вполне допустимо, учитывая, что смена типа АО не рассматривается как реорганизация в форме преобразования.

3 В результате присоединения возможно превышение максимально допустимого числа участников ООО (ОДО) (50), в таком случае присоединение к ООО (ОДО) не допускается.

4 Для завершения процесса реорганизации следует решить вопросы отношений с вкладчиками присоединяемого коммандитного товарищества: отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения присоединения коммандитного товарищества полным расчетом со всеми вкладчиками.

5 Для завершения присоединения необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками присоединяемого коммандитного товарищества, поскольку по завершении присоединения (за исключением присоединения к другому коммандитному товариществу) такие отношения прекращаются в принципе. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при присоединении коммандитного товарищества к АО или ООО (ОДО) вкладчики присоединяемого товарищества с их согласия приобретают статус облигационеров с обязательным выпуском соответствующего количества облигаций; во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчиков, отношения между присоединяемым товариществом и коммандитистами прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения присоединения коммандиты к другой организации полным расчетом со всеми вкладчиками (коммандитистами). Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада.

6 Необходимо учитывать требования о минимальном уставном капитале создаваемого в результате реорганизации хозяйственного общества, а также требование о величине чистых активов такого хозяйственного общества (реорганизованного в форме присоединения производственного кооператива): величина чистых активов не должна быть менее размера уставного капитала (паевого фонда).

7 В законодательном порядке требуется предусмотреть условия и основания проведения конвертации акций присоединяемого акционерного общества в акции акционерного общества, к которому осуществляется присоединение, а также условия и порядок обмена акций присоединяемого акционерного общества на доли в уставном капитале (паи) ООО (ОДО) (производственного кооператива), к которому происходит присоединение. Следует также установить запрет на проведение конвертации (обмена) акций (долей в уставном капитале) присоединяемого АО (ООО, ОДО) на акции (доли в уставном капитале) хозяйственного общества, к которому осуществляется присоединение, если такие акции (доли) принадлежат хозяйственному обществу, к которому производится присоединение, а также в акции АО, к которому осуществляется присоединение, принадлежащие присоединяемому хозяйственному обществу. В этом случае при присоединении такие акции (доли в уставном капитале) подлежат погашению. Аналогичным образом следует поступать с акциями (долями), находящимися на балансе присоединяемого АО или ООО (ОДО).

8 В законодательном порядке необходимо провести детальную проработку процедуры обмена долей в уставном капитале присоединяемого ООО (ОДО) на акции (паи) акционерного общества (производственного кооператива), к которому осуществляется присоединение. Надо также установить запрет на проведение обмена долей в уставном капитале присоединяемого ООО (ОДО) на акции (доли в уставном капитале) АО (ООО, ОДО), к которому происходит присоединение, если такие доли принадлежат хозяйственному обществу, к которому производится присоединение. В этом случае при присоединении такие доли в уставном капитале ООО (ОДО) подлежат погашению. Аналогичным образом следует поступать с долями, находящимися на балансе присоединяемого ООО (ОДО).

9 В законодательном порядке требуется провести детальную проработку процедуры обмена паев присоединяемого производственного кооператива на паи (акции, доли в уставном капитале) производственного кооператива (АО), [ООО (ОДО)], к которому осуществляется присоединение.

10 Возможно лишь в отношении открытого АО со 100%-ным государственным (муниципальным) участием или имеющего крайне незначительную долю акций, находящихся в иной собственности, которые могут быть выкуплены при реорганизации.

11 Возможно лишь в процессе приватизации, при этом присоединение возможно только к открытому АО.

12 В процессе реорганизации должны быть урегулированы отношения собственности между различными уровнями публичной собственности. Кроме того, следует учитывать требования п. 1 ст. 17 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

5. Слияние

В отличие от отечественной правоприменительной практики, в которой наибольшее распространение из реорганизационных процедур получили преобразования и выделения, современный уровень развития корпоративных отношений в зарубежных правопорядках характеризуется стремительным увеличением числа слияний (Аналогичные тенденции развития зарубежных систем корпоративного права отмечались и ранее. — См.: Кулагин М. И. Избранные труды. — М.: Статут (в серии "Классика российской цивилистики"), 1997, с. 131.). Слияние (Слияние в праве ЕЭС принято именовать объединением с созданием новой компании, в отличие от присоединения, именуемого объединением, сопряженным с поглощением компании, — art. 3-4 of the Third Council Directive 78/855/EEC of 9 October 1978 based on Article 54 (3) (g) of the Treaty concerning mergers of public limited liability companies // Official Journal L 295, 20/10/1978 p. 0036-0043; also available on web-site: http://www.europa.eu.int/eur-lex/en/lif/dat/1978/en_378L0855.html [01.08.2000]. Аналогичная классификация фузионирования (слияния) проводилась и в дореволюционной отечественной цивилистике. — См.: Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. — М.: Статут (в серии "Классика российской цивилистики"), 2000, с. 583.), так же как присоединение, является одной из форм экономической концентрации (Следует учитывать требования ст. 17-19 Закона РФ от 22 марта 1991 года "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".). При слиянии юридических лиц происходит объединение нескольких самостоятельных субъектов права в одно вновь создаваемое лицо с прекращением существования объединяемых юридических лиц. Слияние следует отличать от так называемого слияния с переходом на одну акцию: в данном случае не производится каких-либо реорганизационных процедур, а лишь перераспределяется влияние с созданием холдинга. При подобной процедуре головная компания, владеющая акциями дочерних компаний, акционеры которых, в свою очередь, могут являться также акционерами головной компании, эмитирует дополнительные акции и размещает их среди акционеров дочерних компаний с оплатой имуществом, акциями дочерних компаний, принадлежащими миноритарным акционерам. В результате осуществления подобной операции все юридические лица продолжают существование, реорганизации не происходит, однако акционеры дочерних компаний становятся миноритарными акционерами головной компании, которая превращается в холдинговую компанию, владеющую контрольными (стопроцентными) пакетами акций дочерних компаний (В праве ЕЭС наряду с описанной процедурой, именуемой обменом акций (exchange of shares), выделяется также другая операция — передача активов (transfer of assets), не признаваемая реорганизационной процедурой, но на которую в праве ЕЭС, а также США распространяются многие ограничения, устанавливаемые для реорганизации. При этом под передачей активов понимается такая операция, в силу которой компания, не распадаясь, передает все, одно или более подразделений своего бизнеса другой компании в обмен на передачу ей ценных бумаг, предоставляющих право на участие в капитале принимающей компании, — art. 2 (c, d) of Council Directive 90/434/EEC of 23 July 1990 on the common system of taxation applicable to mergers, divisions, transfers of assets and exchange of shares concerning companies of different Member States // Official Journal L 225, 20/08/1990 p. 0001–0005; also available on web-site: http://www.europa.eu.int/eur-lex/en/lif/dat/ 1990/en_390L0434.html [02.08.2000]).

При реорганизации в форме слияния все права и обязанности сливающихся юридических лиц переходят к вновь возникающему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом (п. 1 ст. 58 ГК РФ), следовательно, слияние относится к универсальному транслятивному правопреемству. Документом, непосредственно определяющим условия и порядок слияния, выступает договор о слиянии, подписываемый представителями всех организаций, участвующих в слиянии.

Принимая во внимание, что при слиянии, как и при других рассмотренных выше формах реорганизации, нет каких-либо серьезных препятствий для участия в такой форме реорганизации юридических лиц разных организационно-правовых форм, можно допустить создание в результате слияния юридического лица в иной, в том числе не соответствующей ни одному из участвующих в слиянии юридических лиц, организационно-правовой форме (В этой связи п. 3 ст.52 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» представляет собой пример крайне непоследовательного подхода законодателя к вопросам реорганизации коммерческих организаций. Как следует из указанной нормы федерального закона, при слиянии ООО договор об их слиянии, утвержденный общим собранием участников каждого общества, участвующего в реорганизации, подписывается всеми участниками создаваемого в результате слияния общества и является наряду с уставом его учредительным документом при этом данный договор должен соответствовать всем требованиям, предъявляемым ГК РФ к сделкам и Законом к учредительному договору. Благодаря такому правилу произошло объедение договора о слиянии и учредительного договора ООО создаваемого в результате слияния. Однако здесь же возникает вопрос: почему документу, который опосредует лишь технические вопросы проведения реорганизации и закрепления правопреемства, отводится роль учредительного документа создаваемого в будущем ООО, который ориентирован на то, чтобы быть в принципе бессрочным и определять в общем виде наиболее важные вопросы функционирования нового юридического лица? Далее: если любые изменения в учредительный договор ООО в силу п.8 ст. 37 указанного закона принимаются всеми участниками ООО единогласно, то при присоединении к ООО другого хозяйственного общества встанет вопрос о внесении изменений и дополнений в учредительный договор реорганизуемого в форме присоединения общества, а значит, такие изменения должны быть подписаны всеми участниками: как со стороны реорганизуемого ООО, так и присоединяемого. Однако законодатель не распространил правила о сделках и учредительном договоре на договор о присоединении ООО и не указал на то, что такой договор заменяет собой учредительный договор реорганизованного ООО. Такая непоследовательность не может быть оправдана даже тем, что учредительный договор реорганизуемого ООО не утрачивает свою силу.).

Слияние в рамках одной процедуры реорганизации возможно лишь в одно юридическое лицо, которое создается либо в форме, идентичной организационно-правовой форме хотя бы одного юридического лица, участвующего в слиянии, либо в иной, не соответствующей ни одному из участвующих в слиянии юридических лиц.

Таким образом, все возможные реорганизационные схемы, допускаемые при слиянии, могут быть условно разделены на две большие группы: к первой относятся реорганизационные схемы, при которых в результате слияния образуется юридическое лицо, идентичное организационно-правовой форме хотя бы одного юридического лица, участвовавшего в слиянии; ко второй группе относятся реорганизационные схемы, при которых в результате слияния появляется юридическое лицо в иной форме, не соответствующей ни одному из участвовавших в слиянии юридических лиц. Здесь также следует руководствоваться правилом полиморфности: к отношениям, возникающим при слиянии, в результате которого создается хотя бы одно юридическое лицо в идентичной ранее существовавшей форме, применяются соответственно нормы о слиянии в рамках одной организационно-правовой формы, а в отношении сливающихся юридических лиц, в результате чего создается юридическое лицо иной организационно-правовой формы, — соответствующие нормы, относящиеся к слиянию того юридического лица, которое получается в результате слияния. Таким образом, в одном процессе слияния необходим учет требований, предъявляемых при слиянии двух и более видов юридических лиц. Соответственно далее рассмотрение проводится по двум таблицам, отвечающим приведенному делению процедур слияния: рассматриваются различные варианты слияния, как допускаемые действующим законодательством (совершаются в рамках одной организационно-правовой формы), так и слияния de lege ferenda В к райней левой колонке и в верхней строке указывается организационно-правовая форма одного из участвующих в слиянии юридических лиц, а в местах пересечений — возможные варианты организационно-правовой формы юридического лица, получающегося в результате слияния (Кроме общеупотребительных сокращений организационно-правовых форм используются также следующие сокращения: полное товарищество — ПТ, коммандитное товарищество — КТ, производственный кооператив — ПК. В местах пересечений далее наряду с ООО по приведенным выше соображениям более не указываются ОДО, а наряду с ГУП не указывается МУП.).

Таблица 5.1

Слияние в юридическое лицо идентичной формы

 

Полное
товарищество

Коммандитное товарищество

АО

ООО
ОДО

Производственный кооператив

МУП
ГУП

Полное
товарищество

+

ПТ, КТ1

АО2, 6, ПТ

ПТ,
ООО 3, 6

ПК6, ПТ

-

Коммандитное товарищество

ПТ, КТ1

+1

АО2, 5, 6 КТ1

ООО 3, 5, 6 КТ1

ПК1, 6, КТ1

-

АО

АО2, 6, ПТ

АО2, 5, 6
КТ1

+2, 6, 7

ООО3, 4, 6 АО2, 4, 6

ПК 4, 6
АО2, 4, 6

ГУП10
АО6, 11

ООО
ОДО

ПТ,
ООО 3, 6

ООО 3, 5, 6 КТ1

ООО3, 4, 6 АО2, 4, 6

+3, 6, 8

ООО3, 4, 6 ПК4, 6

-

Производственный кооператив

ПК6, ПТ

ПК1, 6, КТ1

ПК4, 6
АО2, 4, 6

ООО3, 4, 6 ПК4, 6

+6, 9

-

МУП
ГУП

-

-

ГУП10
АО6, 11

-

-

+ 12


Примечания.

1 Для завершения процесса реорганизации необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, участвующего в слиянии: при создании в результате слияния другой организации отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада; в случае появления в результате слияния коммандитного товарищества вкладчики ранее существовавших коммандитных товариществ с их согласия могут стать вкладчиками коммандитного товарищества, созданного в результате слияния. Во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчика, отношения с ним прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения слияния полным расчетом со всеми вкладчиками. Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада. Вместе с тем при слиянии, в результате которого образуется коммандитное товарищество, если вкладчики не заявят в установленный срок свои требования о выплате вклада, отношения с вкладчиками сохраняются; при этом вкладчики ранее существовавших организаций в соответствии с решением о слиянии становятся вкладчиками коммандитного товарищества, появившегося в результате слияния.

2 При создании в результате слияния АО возможно превышение максимально допустимого числа акционеров закрытого акционерного общества (50), в таком случае в результате слияния должно образовываться открытое АО, что вполне допустимо.

3 При появлении в результате слияния ООО (ОДО) возможно превышение максимально допустимого числа участников ООО (ОДО) (50), в таком случае слияние не допускается.

4 В законодательном порядке надо предусмотреть условия и основания проведения обмена акций (долей в уставном капитале, паев) АО (ООО (ОДО), производственного кооператива), участвующего в слиянии, на доли в уставном капитале (акции, паи) ООО (ОДО) (акционерного общества, производственного кооператива), образующегося в результате слияния. Следует также установить запрет на проведение обмена акций (долей в уставном капитале, паев) участвующего в слиянии АО (ООО (ОДО), производственного кооператива), принадлежащих другой коммерческой организации, участвующей в слиянии, на доли в уставном капитале (акции, паи) ООО (ОДО) (АО, производственного кооператива), образующегося в результате слияния. В этом случае при осуществлении реорганизации такие акции (доли в уставном капитале, паи) подлежат погашению. Аналогичным образом требуется поступать с собственными акциями (долями в уставном капитале), находящимися на балансе (принадлежащими) АО [ООО (ОДО)], участвующего в слиянии.

5 Для завершения слияния необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, участвующего в слиянии, поскольку по завершении слияния такие отношения прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при слиянии коммандитного товарищества с АО или ООО (ОДО), в результате которого образуется АО или ООО (ОДО), вкладчики участвующего в слиянии товарищества с их согласия приобретают статус облигационеров вновь создаваемого хозяйственного общества с обязательным выпуском соответствующего количества облигаций; во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчиков, отношения между участвующим в слиянии товариществом и коммандитистами прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения слияния коммандиты с другой организацией полным расчетом со всеми вкладчиками (коммандитистами). Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада

6 Надо учитывать требования о минимальном уставном капитале создаваемого в результате слияния хозяйственного общества, а также требование о величине чистых активов образуемого в результате слияния хозяйственного общества (производственного кооператива): величина чистых активов не должна быть менее размера уставного капитала (паевого фонда).

7 В законодательном порядке следует предусмотреть условия и основания проведения конвертации акций АО, участвующих в слиянии, в акции АО, образующегося в результате слияния. Требуется также установить запрет на проведение конвертации акций участвующего в слиянии АО, принадлежащих другой коммерческой организации, участвующей в слиянии, в акции АО, образующегося в результате слияния. В этом случае при осуществлении реорганизации такие акции подлежат погашению. Аналогичным образом надо поступать с акциями, находящимися на балансе АО, участвующего в слиянии.

8 В законодательном порядке необходимо провести детальную проработку процедуры обмена долей в уставном капитале ООО (ОДО), участвующих в слиянии, на доли в уставном капитале ООО, образующегося в результате слияния. Следует также установить запрет на проведение обмена долей в уставном капитале участвующих в слиянии ООО (ОДО) на доли в уставном капитале ООО, образующегося в результате слияния, если такие доли принадлежат коммерческой организации, участвующей в слиянии. В этом случае при реорганизации такие доли в уставном капитале ООО (ОДО) подлежат погашению. Аналогичным образом следует поступать с долями, находящимися на балансе ООО (ОДО), участвующего в слиянии.

9 В законодательном порядке требуется провести детальную проработку процедуры обмена паев членов производственных кооперативов, участвующих в слиянии, на паи члена производственного кооператива, образующегося в результате слияния.

10 Возможно лишь для открытого АО, участвующего в слиянии, со 100%-ным государственным (муниципальным) участием или имеющего крайне незначительную долю акций, находящихся в иной собственности, которые могут быть выкуплены при реорганизации.

11 Возможно лишь в процессе приватизации, при этом в результате слияния должно образовываться только открытое АО.

12 В процессе реорганизации должны быть урегулированы отношения собственности между различными уровнями публичной собственности. Кроме того, следует учитывать требования п. 1 ст. 17 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

Таблица 5.2

Слияние в иное юридическое лицо

 

Полное
товарищество

Коммандитное товарищество

АО

ООО
ОДО

Производственный кооператив

МУП
ГУП

Полное
товарищество

КТ7, АО2, 6 ООО3, 6
ПК6, 8

АО2, 5, 6 ООО3, 5, 6 ПК1, 6

КТ7
ООО3, 4, 6 ПК6, 8

КТ7
АО2, 4, 6
ПК4, 6

КТ7
АО2, 4, 6 ООО3, 4, 6

-

Коммандитное товарищество

АО2, 5, 6 ООО3, 5, 6 ПК1, 6

ПТ1, АО2, 5, 6, ООО3, 5, 6 ПК1, 6

ПТ1
ООО3, 4, 5, 6 ПК1, 6

ПТ1
АО2, 4, 5, 6,
ПК1, 4, 5, 6

ПТ1
АО2, 4, 5, 6 ООО3, 4, 5, 6

-

АО

КТ7
ООО3, 4, 6 ПК4, 6

ПТ1
ООО3, 4, 5, 6 ПК1, 6

ПТ, КТ7 ООО3, 4, 6 ПК4, 6,
ГУП8, 10

ПТ, КТ7
ПК4, 6

ПТ, КТ7 ООО3, 4, 6

-

ООО
ОДО

КТ7,
АО2, 4, 6
ПК6

ПТ1
АО2, 4, 5, 6 ПК1, 4, 6

ПТ, КТ7
ПК4, 6

ПТ, КТ7
АО2, 4, 6
ПК4, 6

ПТ, КТ7
АО2, 4, 6

-

Производственный кооператив

КТ7
АО2, 4, 6 ООО3, 4, 6

ПТ1
АО2, 4, 5, 6 ООО3, 4, 5, 6

ПТ, КТ7
ООО3, 4, 6

ПТ, КТ7
АО2, 4, 6

ПТ, КТ7
АО2, 4, 6 ООО3, 4, 6

-

МУП
ГУП

-

-

-

-

-

АО9, 10

Примечания.

1 Для завершения процесса реорганизации необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, участвующего в слиянии: при создании в результате слияния другой организации отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения слияния полным расчетом со всеми вкладчиками.

2 При создании в результате слияния АО возможно превышение максимально допустимого числа акционеров закрытого АО (50), в таком случае в результате слияния должно образовываться открытое АО, что вполне допустимо.

3 При появлении в результате слияния ООО (ОДО) возможно превышение максимально допустимого числа участников ООО (ОДО) (50), в таком случае слияние не допускается.

4 В законодательном порядке надо предусмотреть условия и основания проведения обмена акций (долей в уставном капитале, паев) АО (ООО (ОДО), производственного кооператива), участвующего в слиянии, на доли в уставном капитале (акции, паи) ООО (ОДО) (АО, производственного кооператива), образующегося в результате слияния. Следует также установить запрет на проведение обмена акций (долей в уставном капитале, паев) участвующего в слиянии АО (ООО (ОДО), производственного кооператива), принадлежащих другой коммерческой организации, участвующей в слиянии, на доли в уставном капитале (акции, паи) ООО (ОДО) (АО, производственного кооператива), образующегося в результате слияния. В этом случае при осуществлении реорганизации такие акции (доли в уставном капитале, паи) подлежат погашению. Аналогичным образом требуется поступать с собственными акциями (долями в уставном капитале), находящимися на балансе (принадлежащими) АО [ООО (ОДО)], участвующего в слиянии.

5 Для завершения слияния необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, участвующего в слиянии, поскольку по завершении слияния такие отношения прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при слиянии коммандитного товарищества с другой организацией, в результате которого образуется АО или ООО (ОДО), вкладчики участвующего в слиянии товарищества с их согласия приобретают статус облигационеров вновь создаваемого хозяйственного общества с обязательным выпуском соответствующего количества облигаций; во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчиков, отношения между участвующим в слиянии товариществом и коммандитистами прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения слияния коммандиты с другой организацией полным расчетом со всеми вкладчиками (коммандитистами). Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада

6 Надо учитывать требования о минимальном уставном капитале создаваемого в результате слияния хозяйственного общества, а также требование о величине чистых активов образуемого в результате слияния хозяйственного общества (производственного кооператива): величина чистых активов не должна быть менее размера уставного капитала (паевого фонда).

7 Для завершения реорганизации необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в результате слияния коммандитного товарищества — п. 1 ст. 82 ГК РФ. В том случае, если в слиянии участвует АО [ООО, ОДО)], с точки зрения правовой политики возможно следующее решение: вкладчиками появляющегося в результате слияния коммандитного товарищества могут стать облигационеры реорганизуемых обществ при наличии их согласия с проведением обмена выпущенных облигаций на вклады; во всех иных случаях, в том числе при несогласии облигационеров, отношения между ними и реорганизуемым обществом прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения слияния, в котором участвует хозяйственное общество, полным расчетом со всеми владельцами облигаций.

8 Возможно лишь для открытого АО, участвующего в слиянии, со 100%-ным государственным (муниципальным) участием или имеющего крайне незначительную долю акций, находящихся в иной собственности, которые могут быть выкуплены при реорганизации.

9 Возможно лишь в процессе приватизации, при этом в результате слияния должно образовываться только открытое АО.

10 В процессе реорганизации должны быть урегулированы отношения собственности между различными уровнями публичной собственности. Кроме того, следует учитывать требования п. 1 ст. 17 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

В приведенном выше изложении рассматривались возможные варианты реорганизации исключительно коммерческих организаций, из одной организационно-правовой формы в другие, причем бульшая часть описанных схем требует скорейшего претворения в жизнь с проведением серьезной реформы законодательства о юридических лицах. В настоящей работе также не затрагивались процедурные вопросы проведения реорганизации, которые требуют отдельного глубокого исследования: составление решений о реорганизации (преобразовании, выделении, разделении), договоров о присоединении, слиянии; уведомление кредиторов, публикация информации; сроки проведения реорганизации, внесение изменений в учредительные документы.

Кроме необходимости детальной регламентации процедурных вопросов реорганизации, жизнь ставит все новые проблемы, а потому уже в скором времени можно будет вести речь о конструировании аналогичных схем не только применительно к коммерческим, но также и к некоммерческим организациям. В действующем российском гражданском праве можно обнаружить лишь зачатки такого подхода: в соответствии с п. 1 ст. 11 Федерального закона "О некоммерческих организациях" если по решению участников некоммерческой организации, созданной в форме ассоциации (союза) юридических лиц, на ассоциацию возлагается ведение предпринимательской деятельности, такая ассоциация подлежит преобразованию в хозяйственное общество или товарищество в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом РФ, либо может создать для осуществления предпринимательской деятельности хозяйственное общество или участвовать в таком обществе. Еще более радикальный подход исповедуется в отношении учреждений: учреждения, являющиеся в российском гражданском праве наиболее урезанной, с точки зрения правосубъектности, организацией, не имеющей даже права собственности на имущество, согласно п. 2 ст. 17 Федерального закона "О некоммерческих организациях" могут преобразоваться не в какую-либо некоммерческую организацию с ограниченной правоспособностью, а в хозяйственное общество! Однако развитые системы корпоративного права уже пошли намного дальше и установили в качестве общего принципа правило о возможности реорганизации коммерческой организации, в результате которой создается некоммерческая организация, и наоборот (Одна из наиболее развитых систем корпоративного права, право штата Делавэр, предусматривает такую возможность. — Edward P. Welch, Andrew J. Turezyn. Folk on the Delaware General Corporation Law: Fundamentals. Boston, N. Y., Toronto, London. Little, Brown and company, 1993, p.p. 618, 625, 689 et seq.).


 

ФОРМЫ РЕОРГАНИЗАЦИИ КОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ:
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ РЕФОРМЫ

Д.И. Степанов
магистр частного права
эксперт Восточно-Европейского
Центра правовых исследований

Первая публикация: Хозяйство и право 2001 №№ 3, 4

 

Одной из наиболее сложных и вместе с тем наименее разработанных проблем гражданского права в сфере функционирования юридических лиц является реорганизация коммерческих организаций. Вероятно, не в последнюю очередь это связано с недостатком общего учения о правопреемстве в цивилистике, а также неуверенностью в понимании того, что же такое преемство в системе прав и обязанностей. Отсутствие общей концепции, объясняющей феномен одноактного перехода совокупности прав и обязанностей от одного лица к другому, приводит к тому, что практика, постоянно сталкивающаяся с необъяснимыми трудностями, возникающими при реорганизации юридических лиц, не может получить от доктрины эффективных предложений по их решению. Нет, следовательно, продуманной, детально проработанной и завершенной концепции системы законодательства о реорганизации юридических лиц.

В литературе реорганизация юридического лица рассматривается как один из способов его прекращения, отличающийся от ликвидации организации наличием правопреемства (Телюкина М. В. Реорганизация как способ прекращения деятельности юридических лиц // Законодательство, 2000, № 1, с. 40.). Любая реорганизация сопровождается выбытием из гражданского оборота как минимум одного юридического лица, субъекта права, либо существенным изменением имущественного положения юридического лица. Соответственно встает вопрос о переходе прав и обязанностей к иному лицу или лицам, являющимся правопреемниками реорганизованного юридического лица. При этом прекращение деятельности одного юридического лица выступает не как цель реорганизации, а лишь как сопутствующее реорганизации явление, внешнее собственно феномену реорганизации. При реорганизации юридического лица происходит либо смена организационно-правовой формы существующей организации (преобразование), либо устранение (слияние, присоединение) или появление новых юридических лиц (разделение, выделение), зачастую сопровождающееся сменой организационно-правовой формы.

Отечественная система законодательства, посвященная нормированию деятельности юридических лиц, базируется на принципе "отдельная организационно-правовая форма — особый федеральный закон", однако такой подход обнаружил существенную проблему: сфера действия специального закона определяется конкретной организационно-правовой формой, которой закон и посвящается, а в таком случае вопросы, связанные с реорганизацией коммерческих организаций, в результате которой создается организация в иной (по отношению к регулируемой данным законом) форме, не находят адекватной правовой базы. Немногие нормы, которые содержатся в части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, а именно ст. 57, 68, не вносят большой ясности в рассматриваемую проблему. Кодексом предусматриваются конкретные правила лишь в отношении реорганизации в форме преобразования применительно к хозяйственным товариществам и обществам, а также производственным кооперативам. Федеральный закон "О некоммерческих организациях" (Собрание законодательства РФ, 1996, № 3, ст. 145; 1998, № 48, ст. 5849; 1999, № 28, ст. 3473.) в этом смысле пошел дальше, предусмотрев в ст. 17, в какие организационно-правовые формы допускается преобразование некоммерческих организаций каждой формы, но при этом, так же как и ГК РФ, оставил без внимания иные формы реорганизации.

Наиболее значимым для юридической техники законодательства о юридических лицах в данном случае выступает определение для каждой организационно-правовой формы перечня допустимых реорганизационных процедур и возможности создания в результате такой реорганизации юридического лица в иной организационно-правовой форме (Автору приходилось уже ранее обращать на это внимание: Степанов Д. Коррективы вносит практика (Федеральный закон "Об акционерных обществах" нуждается в основательном обновлении) // Журнал для акционеров, 1999, № 10, с. 16.). Более того, конструирование определенных реорганизационных цепочек и указание возможных условий для проведения реорганизации в различных формах для каждой организационно-правовой формы преследуют цель отнюдь не "зарегулировать" данную сферу, но, напротив, внести определенность в процедуры реорганизации юридических лиц, установить четкие и понятные правила как для самих юридических лиц, участвующих в реорганизации, так и для их инвесторов (в данном случае понимаемых довольно широко, в смысле участников коммерческих организаций) и кредиторов реорганизуемых организаций.

Многие проблемы, возникающие в связи с реорганизацией коммерческих организаций, разрешаются вне рамок гражданского законодательства, как оно понимается в силу п. 2 ст. 3 ГК РФ, при помощи нормативных актов ФКЦБ России (Стандарты эмиссии акций и облигаций и их проспектов эмиссии при реорганизации коммерческих организаций, утверждены постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 11 ноября 1998 года № 48 // Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг 1998, 19 ноября, № 10.), однако сфера их действия ограничивается лишь реорганизационными процедурами, в результате которых создается акционерное общество, при этом юридическая сила Стандартов эмиссии до настоящего времени остается спорной.

Разрешить подобную проблему можно было бы путем расширения сферы действия того или иного специального закона за счет включения в него норм, посвященных реорганизации коммерческих организаций, в результате чего образуется юридическое лицо, деятельность которого регулируется данным законом, а также установления правил о возможности реорганизации в иных формах, а не только путем преобразования организаций одной формы в другую. Стоит заметить, что подобная задача вполне разрешима без внесения изменений и дополнений в Гражданский кодекс РФ. Другой подход к решению этой проблемы, поддерживаемый Российским фондом правовых реформ, ориентирован на издание интегрированного нормативного правового акта, специально посвященного вопросам реорганизации и ликвидации юридических лиц (См.: Информация по реализации проекта ТАСИС-EDRUS 9607 (январь 1998 г.-июнь 2000 г.), размещено на Интернет-сайте Российского фонда правовых реформ http:// www.rflr.ru/tasis.htm [28.06.2000]).

Без скорейшего решения указанной проблемы практике придется сталкиваться с ситуацией, при которой из общества с ограниченной ответственностью, производственного кооператива можно выделить акционерное общество, а из акционерного общества общество с ограниченной ответственностью или кооператив — нет; общество с ограниченной ответственностью, производственный кооператив можно присоединить к акционерному обществу, а акционерное общество к обществу с ограниченной ответственностью или кооперативу — нет, поскольку для первых случаев есть нормативная база — указанные Стандарты эмиссии, а в отношении вторых наблюдается правовой вакуум.

Анализ и развитие правовой политики, а не только догмы права, является важнейшим требованием науки права, именно поэтому конструирование юридических построений de lege ferenda свидетельствует о зрелом развитии доктрины права, а также об эффективности науки права вообще. В настоящей статье рассматриваются варианты реорганизации исключительно коммерческих организаций, поскольку данная тематика имеет в настоящее время наибольшую практическую значимость. Кроме того, концептуальным принципом современной системы отечественного корпоративного права является закрепление закрытого перечня коммерческих организаций в Гражданском кодексе, а в отношении некоммерческих организаций устанавливается противоположный принцип, в силу которого отдельными федеральными законами могут предусматриваться иные, не закрепленные ГК РФ организационно-правовые формы некоммерческих организаций (п. 3 ст. 50).

В качестве исходных правил для конструирования отдельных реорганизационных цепочек можно указать на следующее. Очевидно, что при допущении той или иной реорганизационной процедуры в отношении коммерческих организаций необходимо учитывать ограничения по учредителям (участникам, акционерам), а потому недопустима реорганизация, в результате которой будет создана организация, участниками (учредителями) которой могут быть только особые, специфические субъекты, которыми нынешние участники не являются. Так, в соответствии с п. 4 ст. 66 ГК РФ участниками полных товариществ и полными товарищами в товариществах на вере могут выступать индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации; согласно п. 1 ст. 107 ГК РФ членами производственного кооператива могут быть лишь граждане, принимающие личное трудовое или иное участие в деятельности кооператива, при этом участвующие через имущественные паевые взносы, а в силу ст. 4 Федерального закона "О производственных кооперативах" (Собрание законодательства РФ, 1996, № 20, ст. 2321.) число членов производственного кооператива не может быть менее пяти человек, а потому недопустимы реорганизационные процедуры, в результате которых будут созданы организации, не удовлетворяющие указанному требованию. Именно по этому основанию наибольшее ограничение распространяется на все реорганизационные процедуры, в результате которых образуется муниципальное, государственное унитарное предприятие.

Одним из сложнейших практических вопросов, который возникает при проведении реорганизации, является привлечение дополнительных лиц в процессе реорганизации в качестве участников (учредителей, акционеров и проч.) реорганизуемого юридического лица. Так, возможно ли привлечение новых физических лиц в качестве недостающих членов производственного кооператива, создаваемого в результате реорганизации коммерческой организации, число членов которой не отвечает указанному выше требованию? Или иная ситуация: допускается ли привлечение коммерческой организации (индивидуального предпринимателя) для создаваемого в результате преобразования акционерного общества, состоящего из одной коммерческой организации (индивидуального предпринимателя), полного товарищества? Представляется, что в данном случае на законодательном уровне должен быть дан однозначный ответ: нет, не допускается. Все изменения в составе участников (учредителей, членов, акционеров и т. п.) должны быть совершены до реорганизации в рамках существующей организационно-правовой формы с соблюдением установленных для нее правил. Любая реорганизационная процедура должна начинаться и заканчиваться в одинаковом численном составе членов реорганизуемых коммерческих организаций, при этом в результате реорганизации может меняться правовой статус, отношения принадлежности к конкретным организациям таких членов.

Не менее существенным ограничением выступают требования по предмету деятельности юридического лица, а потому следует предусмотреть основания к реорганизации юридических лиц со специальной или ограниченной правоспособностью в организации с общей правоспособностью и наоборот. Так, не каждое акционерное общество может преобразоваться в государственное (муниципальное) унитарное предприятие, производственный кооператив. Многие государственные (муниципальные) унитарные предприятия, которые, как известно, обладают ограниченной право- и дееспособностью, не могут преобразоваться (реорганизоваться в иной форме) в открытые акционерные общества, не свернув основного вида деятельности.

Другим ограничением для реорганизационной процедуры является требование к фондам организации: требования по величине (минимальному и максимальному размеру) уставного (складочного) капитала (фонда), а также возможности перетекания одного фонда в другой (конвертации, обмена). Концептуальной, требующей скорейшего решения как в доктринальном, так и в законодательном порядке является проблема формирования вновь или доплаты уставного (складочного) капитала (фонда). Здесь не может быть предложено простое и однозначное решение, как было при решении вопроса о привлечении в процессе реорганизации новых лиц. В законодательном порядке следует предусмотреть основания и источники формирования и доплаты указанных фондов для создаваемых в результате реорганизации юридических лиц, причем необходимо провести широкую дискуссию с привлечением экономистов и специалистов в области рынка ценных бумаг и корпоративного управления, чтобы определиться, в каких случаях допускается формирование фондов создаваемых в результате реорганизации юридических лиц за счет их собственных средств (внутренних источников), а в каких — за счет средств участников (членов, учредителей, акционеров и т. п.). Также требуется установить максимальный размер дополнительно привлекаемых средств: к примеру, на уровне 10 процентов от общей суммы фонда создаваемого в результате реорганизации юридического лица.

Процедурные вопросы перетекания (трансформации) одного фонда в другой (конвертации, обмена) применительно к компаниям с постоянным капиталом, разделенным на конечное число частей (акций, долей), были в центре внимания при написании статьи. Вместе с тем в настоящей работе не затрагиваются особенности трансформации фондов компаний с переменным капиталом или с постоянным капиталом, не разделенным на определенные доли, поскольку процедуры перетекания таких фондов в фонды компаний с постоянным капиталом, разделенным на части, не представляют больших трудностей на практике. В вопросе о соотношении трансформации основного и прочих фондов организации предлагается исходить из следующего: лицо, участвующее в основном фонде организации, после проведения реорганизации не должно лишаться права на доступ к основному фонду созданного в результате реорганизации юридического лица, напротив, лица, участвующие в прочих фондах организации, с согласия квалифицированного большинства членов реорганизуемой организации (реорганизуемых организаций) по завершении реорганизации вправе получить доступ к участию в основном фонде юридического лица, созданного после реорганизации. Так, член производственного кооператива, участник (акционер) хозяйственного общества не может в результате реорганизации приобретать статус облигационера хозяйственного общества, образованного после такой реорганизации; вкладчик реорганизуемого коммандитного товарищества не вправе требовать предоставления ему прав участника (акционера) хозяйственного общества, созданного в результате реорганизации, но такие права могут быть ему предоставлены при наличии соответствующего решения.

Любая реорганизационная процедура наряду с тем, что она затрагивает права и обязанности кредиторов и должников юридических лиц, участвующих в реорганизации, порождает также много проблем во взаимоотношениях между юридическими лицами, задействованными в реорганизации. Реорганизация, с точки зрения гражданского права, может рассматриваться как сделка (ст. 153 ГК РФ), а потому к реорганизации применимы все правила Кодекса о недействительности сделок. Таким образом, пороки воли и иные основания недействительности сделок, выявленные со стороны хотя бы одного из участвующих в реорганизации юридических лиц, могут приводить к недействительности реорганизации в отношении всех включенных в нее юридических лиц.

Вместе с тем в законодательном порядке следовало бы установить дифференцированный подход в данном вопросе по отношению к различным формам реорганизации. Очевидно, что при реорганизации в форме преобразования, выделения, разделения указанное правило применимо; однако при реорганизации в форме слияния или присоединения, исходя из ст. 180 ГК РФ (недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (Так, это невозможно при слиянии или присоединении, в котором участвуют лишь два юридических лица.)), необходимо установить особые условия, при которых недействительность реорганизации со стороны одного из участвующих в такой реорганизации юридических лиц не порочила бы всей реорганизации. Детальные правила требуется предусмотреть и для сохранения в силе договора о слиянии или присоединении, если недействительность части сделки позволяет сохранить реорганизацию в целом. Вообще, в законодательном порядке следовало бы установить особые основания признания реорганизации недействительной, в том числе оговорив, что реорганизация может быть признана недействительной лишь в судебном порядке (См. также: art. 22 of the Third Council Directive 78/855/EEC of 9 October 1978 based on Article 54 (3) (g) of the Treaty concerning mergers of public limited liability companies // Official Journal L 295, 20/10/1978 p. 0036-0043; also available on web-site: http://www.europa.eu.int/eur-lex/en/lif/dat/1978/en_378L0855.html [01.08.2000]), за исключением случая, когда такое требование выдвигается всеми участниками (учредителями, членами, акционерами) организаций, задействованных в реорганизации.

В готовящийся к принятию федеральный закон о регистрации юридических лиц также необходимо внести нормы, посвященные процедурным вопросам реорганизации юридических лиц, включенных в разные (по территориальному признаку, направленности) реестры юридических лиц: правила внесения (исключения) в один реестр при выбытии из другого, смене специального реестра на общий и наоборот.

1. Преобразование

Как указывалось ранее, наиболее проработанной, с точки зрения позитивного права, формой реорганизации коммерческих организаций является преобразование. Реорганизация в форме преобразования предполагает смену организационно-правовой формы юридического лица с переходом прав и обязанностей от юридического лица одного вида к юридическому лицу другого вида (п. 5 ст. 58 ГК РФ). Преобразование — наиболее типичный вариант универсального транслятивного правопреемства (Более подробно о разновидностях правопреемства см.: Черепахин Б. Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. — М.: Гос. изд-во юридической литературы, 1962, с. 7 и сл.; Хвостов В. М. Система римского права: Учебник. — М.: Спарк, 1996, с. 140-141.), не вызывающего серьезных практических вопросов. Несмотря на то, что в Кодексе не говорится напрямую о переходе от юридического лица одного вида к юридическому лицу другого вида всех прав и обязанностей, при реорганизации в форме преобразования, очевидно, преемство осуществляется именно во всех правах и обязанностях. Исключение могут составлять лишь те права и обязанности, которые объективно не могут переходить ко вновь создаваемому юридическому лицу в силу ст. 383 ГК РФ, а также в связи со сменой организационно-правовой формы с ранее существовавшей на новую. Преобразование, кроме того, — наиболее элементарная форма реорганизации, поскольку, как будет показано далее, оно может выступать составной частью иных форм реорганизации. Вместе с тем преобразование ограничивается лишь сменой организационно-правовой формы одного юридического лица на другую, но проведение в рамках собственно преобразования иных реорганизационных процедур не допускается. Так, преобразование не может осуществляться одновременно в отношении нескольких юридических лиц: ни до начала реорганизации в форме преобразования, ни в результате ее проведения количество юридических лиц, участвующих в такой реорганизации, не может превышать одного.

В реорганизации юридических лиц, совершаемой в форме преобразования, наиболее ярко проявляется значимость конкретной организационно-правовой формы. Преобразование связано не только со сменой фирменного наименования организации и переименованием отдельных ее органов: при этой форме реорганизации происходит полная смена внутренней структуры юридического лица, а с ней — перерождение юридического лица, устранение одного участника гражданского оборота и появление нового.

Кодекс довольно либерально подходит к возможности преобразования хозяйственных товариществ и обществ, а также производственных кооперативов из одной организационно-правовой формы в другую (п. 1 ст. 68, п. 2 ст. 112 ГК РФ), однако в отношении государственных и муниципальных унитарных предприятий этот вопрос остается открытым, а потому подлежит рассмотрению de lege ferenda. Очевидно, что для преобразования государственного унитарного предприятия в муниципальное нет каких-либо серьезных препятствий, при этом вопросы перераспределения собственности между различными уровнями публичной собственности выходят за рамки исследуемого вопроса. Вместе с тем возможность преобразования государственного или муниципального унитарного предприятия в иную коммерческую организацию или наоборот представляет серьезную теоретическую сложность. Думается, в данном случае следует придерживаться сложившейся в ходе процесса приватизации государственного и муниципального имущества правовой традиции, в силу которой единственной коммерческой организацией, в которую могут преобразовываться названные организации, выступает открытое акционерное общество. Соответственно можно допустить de lege ferenda и обратный процесс (Любая реорганизационная цепочка может быть описана через построение таблицы, а потому в последующем изложении применяется унифицированная для всех форм реорганизации таблица, в которой используются следующие общеупотребительные сокращения организационно-правовых форм коммерческих организаций: АО — акционерное общество, ООО и ОДО — общество с ограниченной и дополнительной ответственностью соответственно, ГУП И МУП — государственное и муниципальное унитарное предприятие соответственно. Учитывая, что в силу п. 3 ст. 95 ГК РФ к обществам с дополнительной ответственностью применяются правила ГК РФ об обществах с ограниченной ответственностью, а к государственным и муниципальным унитарным предприятиям одинаково применимы нормы § 4 главы 4 Кодекса, в дальнейшем они рассматриваются в рамках одной позиции в таблице. Возможность определенной реорганизационной процедуры отмечена знаком "+", недопустимость — знаком "-". Там, где это необходимо, даются соответствующие примечания. Для целей настоящей работы далее в крайней левой колонке, если иное специально не оговорено, указываются исходные организационно-правовые формы коммерческих организаций, участвующих в реорганизации, в верхней горизонтальной — формы, получающиеся в результате реорганизации.).


Таблица 1

Преобразование

Полное
товарищество

Коммандитное товарищество

АО

ООО
ОДО

Производственный кооператив

МУП
ГУП

Полное
Товарищество

x

+ 1, 3

+ 5

+ 5

+ 5

-

Коммандитное товарищество

+ 2, 3

x

+ 2, 5

+ 2, 5

+ 2, 5

-

АО

+ 3

+ 3, 4

x

+ 5, 8

+ 5, 8

+ 10

ООО
ОДО

+ 3

+ 3, 4

+ 5, 6

x

+ 5, 6

-

Производственный кооператив

+ 3

+ 1, 3

+ 5, 7

+ 5, 7

x

-

МУП
ГУП

-

-

+ 5, 9

-

-

x

Примечания.

1 Для проведения преобразования необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в процессе преобразования коммандитного товарищества Ї п. 1 ст. 82 ГК РФ.

2 Для завершения процесса реорганизации необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, поскольку по завершении преобразования подобные отношения прекращаются. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при преобразовании коммандитного товарищества в АО или ООО (ОДО) вкладчики реорганизуемого товарищества с их согласия приобретают статус облигационеров создаваемого в результате преобразования хозяйственного общества с обязательным выпуском соответствующего количества облигаций; во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчиков, отношения между реорганизуемым товариществом и коммандитистами прекращаются. Возможно, что законодатель в будущем обусловит момент завершения преобразования коммандиты в иную организацию полным расчетом со всеми вкладчиками (коммандитистами). Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада.

3 Следует учитывать запрет на участие одного лица в качестве полного товарища более чем в одном полном товариществе или коммандитном товариществе — п. 2 ст. 69, п.п. 2, 3 ст. 82 ГК РФ, а потому в результате преобразования лицо не может получать прав полного товарища, будучи полным товарищем в другом полном или коммандитном товариществе.

4 Для проведения преобразования необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в процессе преобразования коммандитного товарищества — п. 1 ст. 82 ГК РФ. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при преобразовании АО или ООО (ОДО) вкладчиками создаваемого в результате преобразования коммандитного товарищества могут стать облигационеры реорганизуемого общества при наличии их согласия с проведением обмена выпущенных облигаций на вклады; во всех иных случаях, в том числе при несогласии облигационеров, отношения между ними и реорганизуемым обществом прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения преобразования хозяйственного общества полным расчетом со всеми владельцами облигаций.

5 Необходимо учитывать требования о минимальном уставном капитале создаваемого в результате преобразования хозяйственного общества, а также требование о величине чистых активов создаваемой в результате реорганизации организации: величина чистых активов не должна быть менее размера уставного капитала (паевого фонда).

6 В законодательном порядке необходимо провести детальную проработку процедуры обмена долей в уставном капитале ООО (ОДО) на акции (паи) акционерного общества (производственного кооператива), создаваемого в результате преобразования. Следует также установить запрет на проведение обмена собственных долей в уставном капитале, находящихся на балансе (принадлежащих обществу) преобразуемого ООО (ОДО). При реорганизации такие доли подлежат погашению.

7 В законодательном порядке необходимо провести детальную проработку процедуры обмена паев производственного кооператива на доли (акции) в уставном капитале ООО (ОДО) (акционерного общества), создаваемого в результате преобразования.

8 В законодательном порядке необходимо провести детальную проработку процедуры обмена акций акционерного общества на доли (паи) в уставном капитале ООО (ОДО) (производственного кооператива), создаваемого в результате преобразования. Следует также установить запрет на проведение обмена собственных акций, находящихся на балансе (принадлежащих обществу) преобразуемого АО. При реорганизации такие акции подлежат погашению.

9 Возможно лишь в процессе приватизации, при этом в результате реорганизации допускается создание только открытого акционерного общества.

10 Возможно лишь в отношении открытого АО со 100%-ным государственным (муниципальным) участием или имеющего крайне незначительную долю акций, находящихся в иной собственности, которые могут быть выкуплены при реорганизации.

2. Выделение

В отличие от преобразования, наиболее проработанной с точки зрения существующего позитивного права формы реорганизации, выделение является, пожалуй, самой популярной формой реорганизации в современной российской правоприменительной практике. При этом наибольшее распространение получили выделения, производимые по решению участников (акционеров) или иного уполномоченного органа юридического лица (п. 1 ст. 57 ГК РФ). Вместе с тем реорганизация юридических лиц в форме выделения, а тем более разделения, предусматриваемая антимонопольным законодательством (См. ст. 17-19 Закона РФ от 22 марта 1991 года "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с изм. на 2 января 2000 года).) в соответствии с п. 2 ст. 57 ГК РФ, не получила должного развития на практике, в первую очередь из-за неразработанности процедур подобной реорганизации (Чрезвычайно оригинальные решения в этой сфере можно обнаружить в зарубежном корпоративном праве, которое уделяет большое внимание процедурным вопросам принудительного разделения бизнеса и компаний. См., например: art. 23 of the Sixth Council Directive 82/891/EEC of 17 December 1982 based on Article 54 (3) (g) of the Treaty concerning the division of public limited liability companies // Official Journal L 378, 31/12/1982 p. 0047-0054; also available on web-site: http://www.europa.eu.int/eur-lex/en/lif/dat/1982/en_382L0891.html [01.08.2000].)

Для отечественного законодательства, в отличие от многих развитых западных правопорядков, характерно деление реорганизационных процедур по расщеплению компаний на разделение и выделение, а процедур по объединению компаний — на слияние и присоединение. Для выяснения критерия такого разграничения следует ответить на вопрос, продолжает ли существование расщепляемое юридическое лицо (при разделении, выделении) либо продолжает свое существование хотя бы одна из организаций, участвующих в объединении (при слиянии, присоединении).

При реорганизации в форме выделения происходит такое расщепление юридического лица, при котором из его состава обособляется одно или несколько юридических лиц, а само реорганизуемое юридическое лицо продолжает существование и после завершения процесса реорганизации. При выделении одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом (п. 4 ст. 58 ГК РФ). В объяснении феномена выделения цивилистическая доктрина хранит молчание, поскольку в отечественной юридической литературе отсутствуют какие-либо серьезные исследования, объясняющие природу правопреемства, наблюдаемого в данном случае.

Наиболее спорным является вопрос о характере и природе подобного правопреемства, поскольку к создаваемому в результате выделения юридическому лицу переходит лишь часть прав и обязанностей реорганизованного юридического лица (Более подробно см.: Степанов Д. И. Правопреемство при реорганизации в форме выделения // Предполагается к выходу в журнале "Правоведение" в 2001 году.). Учитывая, что закон не устанавливает каких-либо непосредственных критериев, определяющих пропорциональность перехода активов и пассивов от реорганизуемого в форме выделения юридического лица к юридическим лицам, созданным в результате выделения, отдавая решение этого вопроса на произвол органа, принимающего решение о выделении, сложно говорить о наличии универсального правопреемства между реорганизованным юридическим лицом и юридическим лицом, образованным в результате выделения. Универсальное правопреемство может рассматриваться как связь между юридическим лицом, существовавшим до реорганизации в форме выделения, и всеми юридическими лицами, появившимися после реорганизации и продолжающими свое существование, хотя говорить о правопреемстве между одним и тем же лицом очень сложно. Вместе с тем после проведения выделения юридическое лицо, из которого произошло выделение, по терминологии ГК РФ (п. 4 ст. 58) и других федеральных законов признается реорганизованным, а потому встает вопрос о правопреемстве от юридического лица, существовавшего до реорганизации, к юридическому лицу, созданному после ее осуществления. Права и обязанности юридического лица, существовавшего до реорганизации, не могут превратиться в бессубъектные, а потому при данной форме реорганизации, как и при любой иной, происходит переход от одного юридического лица к другому всех прав и обязанностей. Исключение составляют лишь те права и обязанности, которые объективно не могут переходить к возникающему в результате выделения юридическому лицу в связи со сменой организационно-правовой формы в сравнении с ранее существовавшей или по иным обстоятельствам, указанным в федеральном законе.

Рассматриваемое правопреемство не может быть отнесено и к сингулярному преемству, как иногда ошибочно полагают (Жданов Д. В. Реорганизация в форме выделения // Законодательство, 1999, № 5, с. 23, а также на Интернет-сайте: http://www.garant.ru/jorn/leg_8_05_99.htm [04.08.2000]), или к преемству в отдельных правах и обязанностях. Это универсальное преемство, которое следует рассматривать на отрезке от юридического лица, существовавшего до реорганизации, к юридическому лицу, появившемуся в результате проведения реорганизации, а также ко всем выделенным юридическим лицам. Обособление отдельных прав и обязанностей возможно лишь в плоскости прав и обязанностей юридических лиц, созданных после осуществления реорганизации, но здесь правопреемства вообще нет. Если же рассматривать связи между юридическим лицом, существовавшим до реорганизации, и всеми юридическими лицами, возникшими в результате такой реорганизации, по отдельности, как примеры сингулярного преемства, то в результате осуществления реорганизации в форме выделения должны появиться бессубъектные права и обязанности, учитывая, что здесь не будет универсального преемства. Универсальное преемство не может сложиться из нескольких сингулярных, поскольку, складывая нули, нельзя получить единицу.

Далее. Правопреемство, происходящее при реорганизации в форме выделения, является примером транслятивного правопреемства, что отличает его от конститутивного правопреемства и, соответственно, конститутивного правоприобретения, при котором правопредшественник на основании своего права, сохраняя его за собой, устанавливает для правопреемника другое право, которое ограничивает затем право auctor'a [праводателя], пока существует право правопреемника (Хвостов В. М. Указ. соч., с. 141; Черепахин Б. Б. Указ. соч., с. 17.).

Большая часть федеральных законов, посвященных отдельным организационно-правовым формам коммерческих организаций, допускает реорганизацию в форме выделения, лишь если в результате выделения создается организация в форме, идентичной ранее существовавшей. Вместе с тем, как представляется, отсутствуют какие-либо серьезные ограничения для выделения юридических лиц в иных, отличающихся от формы реорганизуемого юридического лица, организационно-правовых формах. В таком случае можно говорить о том, что вместе с выделением имеет место элемент преобразования, соответственно для конструирования конкретных реорганизационных цепочек выделения следует учитывать ранее приведенные положения, относящиеся к преобразованию. Приводимые ниже схемы выделения, за исключением случаев выделения в рамках одной организационно-правовой формы, являются построениями de lege ferenda и могут быть реализованы в полной мере лишь при проведении законодательной реформы; в крайней левой колонке указаны организационно-правовые формы реорганизуемых в форме выделения организаций, а в верхней строке — организационно-правовые формы юридических лиц, образующихся в результате выделения.

Таблица 2

Выделение

 

Полное
товарищество

Коммандитное товарищество

АО

ООО
ОДО

Производственный кооператив

МУП
ГУП

Полное
товарищество

+ 1

+ 1, 2

+ 6

+ 6

+ 6

-

Коммандитное товарищество

+ 1, 3

+ 1, 4

+ 3, 6

+ 3, 6

+ 3, 6

-

АО

+ 1, 6

+ 1, 5, 6

+ 6, 8

+ 6, 7

+ 6, 7

+ 10

ООО
ОДО

+ 1, 6

+ 1, 5, 6

+ 6, 7

+ 6

+ 6, 7

-

Производственный кооператив

+ 6

+ 1, 2, 6

+ 6, 7

+ 6, 7

+ 6

-

МУП
ГУП

-

-

+ 6, 9

-

-

+ 11

Примечания.

1 Следует учитывать запрет на участие одного лица в качестве полного товарища более чем в одном полном товариществе или коммандитном товариществе — п. 2 ст. 69, п.п. 2, 3 ст. 82 ГК РФ, а потому в результате выделения лицо не может получать прав еще одного полного товарища, будучи полным товарищем в другом полном или коммандитном товариществе.

2 Для осуществления выделения необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в результате выделения коммандитного товарищества — п. 1 ст. 82 ГК РФ.

3 Для завершения процесса реорганизации требуется решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества: либо они остаются вкладчиками в реорганизованном коммандитном товариществе, либо отношения с ними прекращаются в случае выделения в иную организацию, а потому должна быть произведена выплата вклада. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при реорганизации в форме выделения АО или ООО (ОДО) из коммандитного товарищества вкладчики реорганизуемого в форме выделения товарищества могут стать облигационерами созданного в результате выделения хозяйственного общества при наличии их согласия с проведением обмена вкладов на выпущенные облигации; во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчиков, отношения между ними и реорганизуемым коммандитным товариществом прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения реорганизации коммандитного товарищества с выделением при этом иной организации полным расчетом со всеми вкладчиками. Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада.

4 Для завершения процесса реорганизации следует решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, поскольку в каждом из юридических лиц, образующихся в результате выделения, а также в реорганизованном коммандитном товариществе должен присутствовать как минимум один вкладчик (коммандитист): либо они остаются вкладчиками в реорганизованном товариществе (становятся вкладчиками в коммандитном товариществе, созданном в результате выделения), либо отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения реорганизации коммандитного товарищества в форме выделения полным расчетом со всеми вкладчиками. Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада. Вместе с тем при реорганизации коммандитного товарищества в форме выделения, если вкладчики не заявят в установленный срок свои требования о выплате вклада, отношения с вкладчиками сохраняются; при этом вкладчики ранее существовавшей организации в соответствии с решением о выделении становятся вкладчиками коммандитных товариществ, созданных в результате выделения, и (или) остаются вкладчиками реорганизованного товарищества.

5 Для проведения выделения необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в результате выделения коммандитного товарищества — п. 1 ст. 82 ГК РФ. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при реорганизации в форме выделения АО или ООО (ОДО) вкладчиками выделяемого коммандитного товарищества могут стать облигационеры реорганизуемого общества при наличии их согласия с проведением обмена выпущенных облигаций на вклады; во всех иных случаях, в том числе при несогласии облигационеров, отношения между ними и реорганизуемым обществом прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения реорганизации хозяйственного общества с выделением при этом коммандитного товарищества полным расчетом со всеми владельцами облигаций.

6 Необходимо учитывать требования о минимальном уставном капитале создаваемого в результате выделения хозяйственного общества, а также требование о величине чистых активов реорганизованного хозяйственного общества (производственного кооператива) и создаваемого в результате выделения хозяйственного общества (производственного кооператива): величина чистых активов не должна быть менее размера уставного капитала (паевого фонда).

7 В законодательном порядке необходимо провести детальную проработку процедуры обмена долей в уставном капитале ООО (ОДО) на акции акционерного общества, образуемого в результате выделения, процедуры обмена акций акционерного общества на доли в уставном капитале ООО (ОДО), образуемого в результате выделения, а также процедуры обмена акций (долей) акционерного общества [ООО (ОДО)] на паи производственного кооператива, создаваемого в результате выделения. Кроме того, следует предусмотреть и обратные процедуры, а именно: процедуры обмена паев производственного кооператива на акции (доли) акционерного общества [ООО (ОДО)], создаваемого в результате выделения. Требуется также установить запрет на проведение обмена собственных долей в уставном капитале (акций), находящихся на балансе (принадлежащих обществу) реорганизуемого ООО (ОДО) (АО). При реорганизации такие доли (акции) подлежат погашению.

8 В законодательном порядке необходимо предусмотреть условия и основания проведения конвертации акций реорганизуемого акционерного общества в акции акционерного общества, создаваемого в результате выделения, а также предусмотреть основания приобретения акций акционерного общества, образуемого в результате выделения, реорганизуемым обществом или (и) его акционерами либо установить запрет на такие операции. В настоящее время п.п. 1.3.1, 1.3.3 Стандартов эмиссии акций и облигаций и их проспектов эмиссии при реорганизации коммерческих организаций, утвержденных постановлением ФКЦБ России от 11 ноября 1998 года № 48, допускается любой из названных способов размещения акций при реорганизации в форме выделения АО. Вместе с тем, учитывая инвестиционный характер участия в акционерном обществе, в зарубежном корпоративном праве устанавливаются запреты на приобретение акций (долей участия) выделенной компании реорганизованной компанией, поскольку в таком случае инвесторы нередко отстраняются от управления бизнесом и активами, а имущество компании в результате реорганизации попадает под управление менеджеров. Подобный подход нашел свое отражение в art. 17 (2) of the Sixth Council Directive 82/891/EEC of 17 December 1982 based on Article 54 (3) (g) of the Treaty, concerning the division of public limited liability companies. Этот вопрос встает также при любом другом выделении, в результате которого выделяется АО, в то время как при выделении другой организации, в том числе ООО (ОДО), данная проблема не возникает, учитывая личный характер взаимоотношений участников подобных хозяйственных обществ. Кроме того, эта проблема должна решаться дифференцированно по отношению к открытым и закрытым акционерным обществам. Следует также установить запрет на проведение конвертации собственных акций, находящихся на балансе (принадлежащих обществу) реорганизуемого АО. При реорганизации такие акции подлежат погашению.

9 Возможно лишь в процессе приватизации, при этом в результате выделения допустимо создание только открытого АО.

10 Возможно лишь в отношении открытого АО со 100%-ным государственным (муниципальным) участием или имеющего крайне незначительную долю акций, находящихся в иной собственности, которые могут быть выкуплены при реорганизации.

11 В процессе реорганизации должны быть урегулированы отношения собственности между различными уровнями публичной собственности. Кроме того, надо учитывать требования п. 1 ст. 17 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

3. Разделение

При реорганизации в форме разделения происходит расщепление юридического лица на два и более юридических лиц, при этом само реорганизуемое юридическое лицо прекращает существование в результате проведения реорганизации. При разделении юридического лица к каждому из вновь возникших юридических лиц переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом (п. 3 ст. 58 ГК РФ).

Несмотря на то, что в данном случае закон, так же как при реорганизации в форме выделения, не устанавливает каких-либо непосредственных критериев, определяющих пропорциональность перехода активов и пассивов от разделяемого юридического лица к юридическим лицам, созданным в результате разделения, данная форма реорганизации представляет типичный случай универсального транслятивного правопреемства. Все права и обязанности разделяемого юридического лица переходят к юридическим лицам, образованным в результате разделения, с прекращением этих прав и обязанностей у разделенного юридического лица.

О возможности разделения, в результате которого создаются юридические лица в форме, отличной от организационно-правовой формы реорганизованного юридического лица, в действующем законодательстве практически ничего не говорится. Как правило, допускается разделение юридического лица, если в результате такого разделения создаются две и более организаций в форме, идентичной ранее существовавшей. Приводимые далее схемы разделения, за исключением случаев разделения в рамках одной организационно-правовой формы, являются построениями de lege ferenda и могут быть реализованы в полной мере лишь при проведении законодательной реформы. Однако в данной ситуации также отсутствуют какие-либо серьезные ограничения для разделения юридического лица, в результате которого создаются юридические лица в иных, отличающихся от разделенного юридического лица, организационно-правовых формах. Здесь опять-таки налицо элемент преобразования, соответственно для конструирования конкретных реорганизационных схем разделения следует учитывать ранее приведенные положения, относящиеся к преобразованию и выделению.

В связи с осложнением реорганизации в форме разделения сменой организационно-правовых форм все схемы разделения могут быть условно подразделены на две группы: разделение, в результате которого создаются юридические лица в форме, идентичной ранее существовавшей, а также в иных организационно-правовых формах. Последняя группа, в свою очередь, также делится на две подгруппы: разделение, в результате которого хотя бы одно из вновь образованных юридических лиц создается в форме, аналогичной ранее существовавшей, а также разделение, в результате которого создаются юридические лица, ни одно из которых не имеет организационно-правовой формы, аналогичной существовавшей до реорганизации. Первая группа рассматривается на пересечении идентичных форм исходной и конечной организационно-правовой формы в таблице 3, при этом верхняя горизонтальная строка может охватывать все однородные виды юридических лиц, создаваемых в результате разделения, или указывать лишь на одну из возможных конечных форм. Все иные случаи могут быть также рассмотрены на основе указанной таблицы, причем необходимо руководствоваться следующим правилом: к отношениям, возникающим при разделении, в результате которого создается хотя бы одно юридическое лицо в идентичной ранее существовавшей форме, применяются соответственно нормы о разделении в рамках одной организационно-правовой формы, а в отношении иных видов юридических лиц — соответствующие нормы, относящиеся к юридическому лицу иного вида, образуемого в результате выделения. Таким образом, в одном процессе разделения возможен учет требований, предъявляемых при разделении двух и более видов юридических лиц.

Таблица 3

Разделение

 

Полное
товарищество

Коммандитное товарищество

АО

ООО
ОДО

Производственный кооператив

МУП
ГУП

Полное
товарищество

+ 1

+ 1, 2

+ 1, 6

+ 1, 6

+ 1, 6

-

Коммандитное товарищество

+ 1, 3

+ 1, 4

+ 1, 3, 6

+ 1, 3, 6

+ 1, 3, 6

-

АО

+ 1

+ 1, 5

+ 6, 8

+ 6, 7

+ 6, 7

+ 10

ООО
ОДО

+ 1

+ 1, 5

+ 6, 7

+ 6, 7

+ 6, 7

-

Производственный кооператив

+ 1

+ 1, 2

+ 6, 7

+ 6, 7

+ 6

-

МУП
ГУП

-

-

+ 6,9

-

-

+ 11

Примечания.

1 Следует учитывать запрет на участие одного лица в качестве полного товарища более чем в одном полном товариществе или коммандитном товариществе — п. 2 ст. 69, п.п. 2, 3 ст. 82 ГК РФ, а потому в результате разделения лицо не может получать прав еще одного полного товарища, будучи полным товарищем в другом полном или коммандитном товариществе.

2 Для осуществления разделения необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в результате разделения коммандитного товарищества — п. 1 ст. 82 ГК РФ.

3 Для завершения процесса реорганизации необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества: либо они становятся вкладчиками в созданном в результате разделения коммандитном товариществе, либо отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при реорганизации в форме разделения, в результате которой образуется АО или ООО (ОДО) из коммандитного товарищества, вкладчики разделенного товарищества могут стать облигационерами созданного в результате разделения хозяйственного общества при наличии их согласия с проведением обмена вкладов на выпущенные облигации; во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчиков, отношения между ними и разделенным коммандитным товариществом прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения разделения коммандитного товарищества с появлением при этом иной организации полным расчетом со всеми вкладчиками. Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада.

4 Для завершения процесса реорганизации требуется решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, поскольку в каждом из юридических лиц, образующихся в результате разделения, должен присутствовать как минимум один вкладчик (коммандитист): либо они переходят в качестве вкладчиков в коммандитные товарищества, созданные в результате разделения, либо отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения реорганизации коммандитного товарищества в форме разделения полным расчетом со всеми вкладчиками. Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада. Вместе с тем при реорганизации коммандитного товарищества в форме разделения, если вкладчики не заявят в установленный срок свои требования о выплате вклада, отношения с вкладчиками сохраняются; при этом вкладчики ранее существовавшей организации становятся вкладчиками коммандитных товариществ, образованных в результате разделения в соответствии с решением о разделении.

5 Для разделения необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в результате разделения коммандитного товарищества — п. 1 ст. 82 ГК РФ. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при реорганизации в форме разделения АО или ООО (ОДО) вкладчиками появляющегося в результате разделения коммандитного товарищества могут стать облигационеры реорганизуемого общества при наличии их согласия с проведением обмена выпущенных облигаций на вклады; во всех иных случаях, в том числе при несогласии облигационеров, отношения между ними и реорганизуемым обществом прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения разделения хозяйственного общества полным расчетом со всеми владельцами облигаций.

6 Следует учитывать требования о минимальном уставном капитале создаваемого в результате разделения хозяйственного общества, а также требование о величине чистых активов появляющегося в результате разделения хозяйственного общества (производственного кооператива): величина чистых активов не должна быть менее размера уставного капитала (паевого фонда).

7 В законодательном порядке надо провести детальную проработку процедуры обмена долей в уставном капитале ООО (ОДО) на акции (паи) акционерного общества (производственного кооператива), создаваемого в результате разделения, а также процедуры обмена акций АО на доли (паи) в уставном капитале ООО (ОДО) (производственного кооператива), образующегося в результате разделения. Кроме того, следует предусмотреть и обратные процедуры, а именно: процедуры обмена паев производственного кооператива на акции (доли) АО [ООО (ОДО)], создаваемого в результате разделения. Необходимо указать основания приобретения акций акционерных обществ, создаваемых в результате разделения, участниками разделенного ООО (ОДО), а кроме того, установить запрет на приобретение акций (долей в уставном капитале) акционерными обществами (ООО, ОДО), появляющимися в результате разделения, чтобы предотвращать непосредственное перекрестное участие одного общества, созданного в результате разделения, в уставном капитале другого. Требуется установить запрет на проведение обмена собственных долей в уставном капитале (акций), находящихся на балансе (принадлежащих обществу) реорганизуемого ООО (ОДО) (АО). При реорганизации такие доли (акции) подлежат погашению.

8 В законодательном порядке необходимо предусмотреть условия и основания проведения конвертации акций разделяемого акционерного общества в акции акционерных обществ, создаваемых в результате разделения. Следует также назвать основания приобретения акций акционерных обществ, образуемых в результате разделения, акционерами разделенного общества, а кроме того, установить запрет на приобретение акций акционерными обществами, создаваемыми в результате разделения, чтобы предотвращать непосредственное перекрестное участие одного общества, появляющегося в результате разделения, в уставном капитале другого. Надо ввести запрет на проведение конвертации собственных акций, находящихся на балансе (принадлежащих обществу) реорганизуемого АО. При реорганизации такие доли (акции) подлежат погашению.

9 Возможно лишь в процессе приватизации, при этом в результате разделения допустимо создание только открытого акционерного общества.

10 Возможно лишь в отношении открытого АО со 100%-ным государственным (муниципальным) участием или имеющего крайне незначительную долю акций, находящихся в иной собственности, которые могут быть выкуплены при реорганизации.

11 В процессе реорганизации должны быть урегулированы отношения собственности между различными уровнями публичной собственности. Кроме того, следует учитывать требования п. 1 ст. 17 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

4. Присоединение

Реорганизация в форме присоединения с экономической точки зрения представляет собой одну из форм концентрации капитала, именно поэтому при присоединении большое внимание уделяется требованиям антимонопольного законодательства (См.: ст. 17-19 Закона РФ от 22 марта 1991 года "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".). Правовая природа присоединения заключается в том, что при данной форме реорганизации происходит поглощение одного или нескольких юридических лиц другим юридическим лицом, при этом поглощенные юридические лица прекращают свое существование как самостоятельные субъекты права.

При реорганизации в форме присоединения все права и обязанности присоединяемого юридического лица переходят к реорганизуемому юридическому лицу в соответствии с передаточным актом (п. 2 ст. 58 ГК РФ), а потому присоединение относится к универсальному транслятивному правопреемству. Детально порядок и условия присоединения определяются договором о присоединении, который подписывается соответствующими представителями от каждой организации, участвующей в присоединении (Договор о присоединении, а также договор о слиянии, как правило, относится к многосторонним. Такой договор, как и любой другой, требует для своего возникновения двух или более участников, а потому данный договор относится к двух- или многосторонним сделкам (ст. 154, 420 ГК РФ). Договор, заключенный тремя и более лицами, признается многосторонней сделкой. Подобные договоры порождают для каждой из сторон одинаковые юридические последствия, кроме того, между их сторонами нет такой противоположности, антагонизма интересов, как в двухсторонних договорах (Перетерский И. С. Сделки, договоры. — М., 1929, с. 8).).

Представляется, что в настоящее время не существует серьезных препятствий к присоединению юридического лица одного вида к юридическому лицу другого вида. Допускается и одновременное присоединение нескольких лиц к другому юридическому лицу, в том числе различных организационно-правовых форм.

Вместе с тем присоединение возможно лишь к одному юридическому лицу, при этом в рамках присоединения не допускается смена организационно-правовой формы организации, к которой осуществляется присоединение, — это возможно лишь при слиянии. В приводимой ниже таблице рассматриваются различные варианты присоединения, как допускаемые действующим законодательством (совершаются в рамках одной организационно-правовой формы), так и построения de lege ferenda: в крайней левой колонке указаны организационно-правовые формы организаций, к которым осуществляется присоединение, а в верхней горизонтальной строке — присоединяемых организаций.

Таблица 4

Присоединение

 

Полное
товарищество

Коммандитное товарищество

АО

ООО
ОДО

Производственный кооператив

МУП
ГУП

Полное
товарищество

+

+ 4

+

+

+

-

Коммандитное товарищество

+ 1

+ 1

+ 1

+ 1

+ 1

-

АО

+ 2, 6

+ 2, 5, 6

+ 2, 6, 7

+ 2, 6, 8

+ 2, 6, 9

+ 11

ООО
ОДО

+ 3, 6

+ 3, 5, 6

+ 3, 6, 7

+ 3, 6, 8

+ 3, 6, 9

-

Производственный кооператив

+ 6

+ 4, 6

+ 6, 7

+ 6, 8

+ 6, 8, 9

-

МУП
ГУП

-

-

+ 10

-

-

+ 12

Примечания.

1 Для завершения процесса реорганизации необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, к которому осуществляется присоединение (присоединяемого коммандитного товарищества): либо они остаются вкладчиками в реорганизованном товариществе, либо отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения присоединения к коммандитному товариществу другого юридического лица полным расчетом со всеми вкладчиками. Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада. Вместе с тем при реорганизации коммандитного товарищества в форме присоединения, если вкладчики не заявят в установленный срок свои требования о выплате вклада, отношения с вкладчиками сохраняются; при этом вкладчики ранее существовавшего коммандитного товарищества (присоединенного коммандитного товарищества) становятся вкладчиками реорганизованного коммандитного товарищества в соответствии с решением о реорганизации.

2 В результате присоединения возможно превышение максимально допустимого числа акционеров закрытого акционерного общества (50). В таком случае вместе с присоединением должна происходить смена типа акционерного общества с закрытого на открытое, что вполне допустимо, учитывая, что смена типа АО не рассматривается как реорганизация в форме преобразования.

3 В результате присоединения возможно превышение максимально допустимого числа участников ООО (ОДО) (50), в таком случае присоединение к ООО (ОДО) не допускается.

4 Для завершения процесса реорганизации следует решить вопросы отношений с вкладчиками присоединяемого коммандитного товарищества: отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения присоединения коммандитного товарищества полным расчетом со всеми вкладчиками.

5 Для завершения присоединения необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками присоединяемого коммандитного товарищества, поскольку по завершении присоединения (за исключением присоединения к другому коммандитному товариществу) такие отношения прекращаются в принципе. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при присоединении коммандитного товарищества к АО или ООО (ОДО) вкладчики присоединяемого товарищества с их согласия приобретают статус облигационеров с обязательным выпуском соответствующего количества облигаций; во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчиков, отношения между присоединяемым товариществом и коммандитистами прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения присоединения коммандиты к другой организации полным расчетом со всеми вкладчиками (коммандитистами). Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада.

6 Необходимо учитывать требования о минимальном уставном капитале создаваемого в результате реорганизации хозяйственного общества, а также требование о величине чистых активов такого хозяйственного общества (реорганизованного в форме присоединения производственного кооператива): величина чистых активов не должна быть менее размера уставного капитала (паевого фонда).

7 В законодательном порядке требуется предусмотреть условия и основания проведения конвертации акций присоединяемого акционерного общества в акции акционерного общества, к которому осуществляется присоединение, а также условия и порядок обмена акций присоединяемого акционерного общества на доли в уставном капитале (паи) ООО (ОДО) (производственного кооператива), к которому происходит присоединение. Следует также установить запрет на проведение конвертации (обмена) акций (долей в уставном капитале) присоединяемого АО (ООО, ОДО) на акции (доли в уставном капитале) хозяйственного общества, к которому осуществляется присоединение, если такие акции (доли) принадлежат хозяйственному обществу, к которому производится присоединение, а также в акции АО, к которому осуществляется присоединение, принадлежащие присоединяемому хозяйственному обществу. В этом случае при присоединении такие акции (доли в уставном капитале) подлежат погашению. Аналогичным образом следует поступать с акциями (долями), находящимися на балансе присоединяемого АО или ООО (ОДО).

8 В законодательном порядке необходимо провести детальную проработку процедуры обмена долей в уставном капитале присоединяемого ООО (ОДО) на акции (паи) акционерного общества (производственного кооператива), к которому осуществляется присоединение. Надо также установить запрет на проведение обмена долей в уставном капитале присоединяемого ООО (ОДО) на акции (доли в уставном капитале) АО (ООО, ОДО), к которому происходит присоединение, если такие доли принадлежат хозяйственному обществу, к которому производится присоединение. В этом случае при присоединении такие доли в уставном капитале ООО (ОДО) подлежат погашению. Аналогичным образом следует поступать с долями, находящимися на балансе присоединяемого ООО (ОДО).

9 В законодательном порядке требуется провести детальную проработку процедуры обмена паев присоединяемого производственного кооператива на паи (акции, доли в уставном капитале) производственного кооператива (АО), [ООО (ОДО)], к которому осуществляется присоединение.

10 Возможно лишь в отношении открытого АО со 100%-ным государственным (муниципальным) участием или имеющего крайне незначительную долю акций, находящихся в иной собственности, которые могут быть выкуплены при реорганизации.

11 Возможно лишь в процессе приватизации, при этом присоединение возможно только к открытому АО.

12 В процессе реорганизации должны быть урегулированы отношения собственности между различными уровнями публичной собственности. Кроме того, следует учитывать требования п. 1 ст. 17 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

5. Слияние

В отличие от отечественной правоприменительной практики, в которой наибольшее распространение из реорганизационных процедур получили преобразования и выделения, современный уровень развития корпоративных отношений в зарубежных правопорядках характеризуется стремительным увеличением числа слияний (Аналогичные тенденции развития зарубежных систем корпоративного права отмечались и ранее. — См.: Кулагин М. И. Избранные труды. — М.: Статут (в серии "Классика российской цивилистики"), 1997, с. 131.). Слияние (Слияние в праве ЕЭС принято именовать объединением с созданием новой компании, в отличие от присоединения, именуемого объединением, сопряженным с поглощением компании, — art. 3-4 of the Third Council Directive 78/855/EEC of 9 October 1978 based on Article 54 (3) (g) of the Treaty concerning mergers of public limited liability companies // Official Journal L 295, 20/10/1978 p. 0036-0043; also available on web-site: http://www.europa.eu.int/eur-lex/en/lif/dat/1978/en_378L0855.html [01.08.2000]. Аналогичная классификация фузионирования (слияния) проводилась и в дореволюционной отечественной цивилистике. — См.: Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. — М.: Статут (в серии "Классика российской цивилистики"), 2000, с. 583.), так же как присоединение, является одной из форм экономической концентрации (Следует учитывать требования ст. 17-19 Закона РФ от 22 марта 1991 года "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".). При слиянии юридических лиц происходит объединение нескольких самостоятельных субъектов права в одно вновь создаваемое лицо с прекращением существования объединяемых юридических лиц. Слияние следует отличать от так называемого слияния с переходом на одну акцию: в данном случае не производится каких-либо реорганизационных процедур, а лишь перераспределяется влияние с созданием холдинга. При подобной процедуре головная компания, владеющая акциями дочерних компаний, акционеры которых, в свою очередь, могут являться также акционерами головной компании, эмитирует дополнительные акции и размещает их среди акционеров дочерних компаний с оплатой имуществом, акциями дочерних компаний, принадлежащими миноритарным акционерам. В результате осуществления подобной операции все юридические лица продолжают существование, реорганизации не происходит, однако акционеры дочерних компаний становятся миноритарными акционерами головной компании, которая превращается в холдинговую компанию, владеющую контрольными (стопроцентными) пакетами акций дочерних компаний (В праве ЕЭС наряду с описанной процедурой, именуемой обменом акций (exchange of shares), выделяется также другая операция — передача активов (transfer of assets), не признаваемая реорганизационной процедурой, но на которую в праве ЕЭС, а также США распространяются многие ограничения, устанавливаемые для реорганизации. При этом под передачей активов понимается такая операция, в силу которой компания, не распадаясь, передает все, одно или более подразделений своего бизнеса другой компании в обмен на передачу ей ценных бумаг, предоставляющих право на участие в капитале принимающей компании, — art. 2 (c, d) of Council Directive 90/434/EEC of 23 July 1990 on the common system of taxation applicable to mergers, divisions, transfers of assets and exchange of shares concerning companies of different Member States // Official Journal L 225, 20/08/1990 p. 0001–0005; also available on web-site: http://www.europa.eu.int/eur-lex/en/lif/dat/ 1990/en_390L0434.html [02.08.2000]).

При реорганизации в форме слияния все права и обязанности сливающихся юридических лиц переходят к вновь возникающему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом (п. 1 ст. 58 ГК РФ), следовательно, слияние относится к универсальному транслятивному правопреемству. Документом, непосредственно определяющим условия и порядок слияния, выступает договор о слиянии, подписываемый представителями всех организаций, участвующих в слиянии.

Принимая во внимание, что при слиянии, как и при других рассмотренных выше формах реорганизации, нет каких-либо серьезных препятствий для участия в такой форме реорганизации юридических лиц разных организационно-правовых форм, можно допустить создание в результате слияния юридического лица в иной, в том числе не соответствующей ни одному из участвующих в слиянии юридических лиц, организационно-правовой форме (В этой связи п. 3 ст.52 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» представляет собой пример крайне непоследовательного подхода законодателя к вопросам реорганизации коммерческих организаций. Как следует из указанной нормы федерального закона, при слиянии ООО договор об их слиянии, утвержденный общим собранием участников каждого общества, участвующего в реорганизации, подписывается всеми участниками создаваемого в результате слияния общества и является наряду с уставом его учредительным документом при этом данный договор должен соответствовать всем требованиям, предъявляемым ГК РФ к сделкам и Законом к учредительному договору. Благодаря такому правилу произошло объедение договора о слиянии и учредительного договора ООО создаваемого в результате слияния. Однако здесь же возникает вопрос: почему документу, который опосредует лишь технические вопросы проведения реорганизации и закрепления правопреемства, отводится роль учредительного документа создаваемого в будущем ООО, который ориентирован на то, чтобы быть в принципе бессрочным и определять в общем виде наиболее важные вопросы функционирования нового юридического лица? Далее: если любые изменения в учредительный договор ООО в силу п.8 ст. 37 указанного закона принимаются всеми участниками ООО единогласно, то при присоединении к ООО другого хозяйственного общества встанет вопрос о внесении изменений и дополнений в учредительный договор реорганизуемого в форме присоединения общества, а значит, такие изменения должны быть подписаны всеми участниками: как со стороны реорганизуемого ООО, так и присоединяемого. Однако законодатель не распространил правила о сделках и учредительном договоре на договор о присоединении ООО и не указал на то, что такой договор заменяет собой учредительный договор реорганизованного ООО. Такая непоследовательность не может быть оправдана даже тем, что учредительный договор реорганизуемого ООО не утрачивает свою силу.).

Слияние в рамках одной процедуры реорганизации возможно лишь в одно юридическое лицо, которое создается либо в форме, идентичной организационно-правовой форме хотя бы одного юридического лица, участвующего в слиянии, либо в иной, не соответствующей ни одному из участвующих в слиянии юридических лиц.

Таким образом, все возможные реорганизационные схемы, допускаемые при слиянии, могут быть условно разделены на две большие группы: к первой относятся реорганизационные схемы, при которых в результате слияния образуется юридическое лицо, идентичное организационно-правовой форме хотя бы одного юридического лица, участвовавшего в слиянии; ко второй группе относятся реорганизационные схемы, при которых в результате слияния появляется юридическое лицо в иной форме, не соответствующей ни одному из участвовавших в слиянии юридических лиц. Здесь также следует руководствоваться правилом полиморфности: к отношениям, возникающим при слиянии, в результате которого создается хотя бы одно юридическое лицо в идентичной ранее существовавшей форме, применяются соответственно нормы о слиянии в рамках одной организационно-правовой формы, а в отношении сливающихся юридических лиц, в результате чего создается юридическое лицо иной организационно-правовой формы, — соответствующие нормы, относящиеся к слиянию того юридического лица, которое получается в результате слияния. Таким образом, в одном процессе слияния необходим учет требований, предъявляемых при слиянии двух и более видов юридических лиц. Соответственно далее рассмотрение проводится по двум таблицам, отвечающим приведенному делению процедур слияния: рассматриваются различные варианты слияния, как допускаемые действующим законодательством (совершаются в рамках одной организационно-правовой формы), так и слияния de lege ferenda В к райней левой колонке и в верхней строке указывается организационно-правовая форма одного из участвующих в слиянии юридических лиц, а в местах пересечений — возможные варианты организационно-правовой формы юридического лица, получающегося в результате слияния (Кроме общеупотребительных сокращений организационно-правовых форм используются также следующие сокращения: полное товарищество — ПТ, коммандитное товарищество — КТ, производственный кооператив — ПК. В местах пересечений далее наряду с ООО по приведенным выше соображениям более не указываются ОДО, а наряду с ГУП не указывается МУП.).

Таблица 5.1

Слияние в юридическое лицо идентичной формы

 

Полное
товарищество

Коммандитное товарищество

АО

ООО
ОДО

Производственный кооператив

МУП
ГУП

Полное
товарищество

+

ПТ, КТ1

АО2, 6, ПТ

ПТ,
ООО 3, 6

ПК6, ПТ

-

Коммандитное товарищество

ПТ, КТ1

+1

АО2, 5, 6 КТ1

ООО 3, 5, 6 КТ1

ПК1, 6, КТ1

-

АО

АО2, 6, ПТ

АО2, 5, 6
КТ1

+2, 6, 7

ООО3, 4, 6 АО2, 4, 6

ПК 4, 6
АО2, 4, 6

ГУП10
АО6, 11

ООО
ОДО

ПТ,
ООО 3, 6

ООО 3, 5, 6 КТ1

ООО3, 4, 6 АО2, 4, 6

+3, 6, 8

ООО3, 4, 6 ПК4, 6

-

Производственный кооператив

ПК6, ПТ

ПК1, 6, КТ1

ПК4, 6
АО2, 4, 6

ООО3, 4, 6 ПК4, 6

+6, 9

-

МУП
ГУП

-

-

ГУП10
АО6, 11

-

-

+ 12


Примечания.

1 Для завершения процесса реорганизации необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, участвующего в слиянии: при создании в результате слияния другой организации отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада; в случае появления в результате слияния коммандитного товарищества вкладчики ранее существовавших коммандитных товариществ с их согласия могут стать вкладчиками коммандитного товарищества, созданного в результате слияния. Во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчика, отношения с ним прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения слияния полным расчетом со всеми вкладчиками. Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада. Вместе с тем при слиянии, в результате которого образуется коммандитное товарищество, если вкладчики не заявят в установленный срок свои требования о выплате вклада, отношения с вкладчиками сохраняются; при этом вкладчики ранее существовавших организаций в соответствии с решением о слиянии становятся вкладчиками коммандитного товарищества, появившегося в результате слияния.

2 При создании в результате слияния АО возможно превышение максимально допустимого числа акционеров закрытого акционерного общества (50), в таком случае в результате слияния должно образовываться открытое АО, что вполне допустимо.

3 При появлении в результате слияния ООО (ОДО) возможно превышение максимально допустимого числа участников ООО (ОДО) (50), в таком случае слияние не допускается.

4 В законодательном порядке надо предусмотреть условия и основания проведения обмена акций (долей в уставном капитале, паев) АО (ООО (ОДО), производственного кооператива), участвующего в слиянии, на доли в уставном капитале (акции, паи) ООО (ОДО) (акционерного общества, производственного кооператива), образующегося в результате слияния. Следует также установить запрет на проведение обмена акций (долей в уставном капитале, паев) участвующего в слиянии АО (ООО (ОДО), производственного кооператива), принадлежащих другой коммерческой организации, участвующей в слиянии, на доли в уставном капитале (акции, паи) ООО (ОДО) (АО, производственного кооператива), образующегося в результате слияния. В этом случае при осуществлении реорганизации такие акции (доли в уставном капитале, паи) подлежат погашению. Аналогичным образом требуется поступать с собственными акциями (долями в уставном капитале), находящимися на балансе (принадлежащими) АО [ООО (ОДО)], участвующего в слиянии.

5 Для завершения слияния необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, участвующего в слиянии, поскольку по завершении слияния такие отношения прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при слиянии коммандитного товарищества с АО или ООО (ОДО), в результате которого образуется АО или ООО (ОДО), вкладчики участвующего в слиянии товарищества с их согласия приобретают статус облигационеров вновь создаваемого хозяйственного общества с обязательным выпуском соответствующего количества облигаций; во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчиков, отношения между участвующим в слиянии товариществом и коммандитистами прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения слияния коммандиты с другой организацией полным расчетом со всеми вкладчиками (коммандитистами). Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада

6 Надо учитывать требования о минимальном уставном капитале создаваемого в результате слияния хозяйственного общества, а также требование о величине чистых активов образуемого в результате слияния хозяйственного общества (производственного кооператива): величина чистых активов не должна быть менее размера уставного капитала (паевого фонда).

7 В законодательном порядке следует предусмотреть условия и основания проведения конвертации акций АО, участвующих в слиянии, в акции АО, образующегося в результате слияния. Требуется также установить запрет на проведение конвертации акций участвующего в слиянии АО, принадлежащих другой коммерческой организации, участвующей в слиянии, в акции АО, образующегося в результате слияния. В этом случае при осуществлении реорганизации такие акции подлежат погашению. Аналогичным образом надо поступать с акциями, находящимися на балансе АО, участвующего в слиянии.

8 В законодательном порядке необходимо провести детальную проработку процедуры обмена долей в уставном капитале ООО (ОДО), участвующих в слиянии, на доли в уставном капитале ООО, образующегося в результате слияния. Следует также установить запрет на проведение обмена долей в уставном капитале участвующих в слиянии ООО (ОДО) на доли в уставном капитале ООО, образующегося в результате слияния, если такие доли принадлежат коммерческой организации, участвующей в слиянии. В этом случае при реорганизации такие доли в уставном капитале ООО (ОДО) подлежат погашению. Аналогичным образом следует поступать с долями, находящимися на балансе ООО (ОДО), участвующего в слиянии.

9 В законодательном порядке требуется провести детальную проработку процедуры обмена паев членов производственных кооперативов, участвующих в слиянии, на паи члена производственного кооператива, образующегося в результате слияния.

10 Возможно лишь для открытого АО, участвующего в слиянии, со 100%-ным государственным (муниципальным) участием или имеющего крайне незначительную долю акций, находящихся в иной собственности, которые могут быть выкуплены при реорганизации.

11 Возможно лишь в процессе приватизации, при этом в результате слияния должно образовываться только открытое АО.

12 В процессе реорганизации должны быть урегулированы отношения собственности между различными уровнями публичной собственности. Кроме того, следует учитывать требования п. 1 ст. 17 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

Таблица 5.2

Слияние в иное юридическое лицо

 

Полное
товарищество

Коммандитное товарищество

АО

ООО
ОДО

Производственный кооператив

МУП
ГУП

Полное
товарищество

КТ7, АО2, 6 ООО3, 6
ПК6, 8

АО2, 5, 6 ООО3, 5, 6 ПК1, 6

КТ7
ООО3, 4, 6 ПК6, 8

КТ7
АО2, 4, 6
ПК4, 6

КТ7
АО2, 4, 6 ООО3, 4, 6

-

Коммандитное товарищество

АО2, 5, 6 ООО3, 5, 6 ПК1, 6

ПТ1, АО2, 5, 6, ООО3, 5, 6 ПК1, 6

ПТ1
ООО3, 4, 5, 6 ПК1, 6

ПТ1
АО2, 4, 5, 6,
ПК1, 4, 5, 6

ПТ1
АО2, 4, 5, 6 ООО3, 4, 5, 6

-

АО

КТ7
ООО3, 4, 6 ПК4, 6

ПТ1
ООО3, 4, 5, 6 ПК1, 6

ПТ, КТ7 ООО3, 4, 6 ПК4, 6,
ГУП8, 10

ПТ, КТ7
ПК4, 6

ПТ, КТ7 ООО3, 4, 6

-

ООО
ОДО

КТ7,
АО2, 4, 6
ПК6

ПТ1
АО2, 4, 5, 6 ПК1, 4, 6

ПТ, КТ7
ПК4, 6

ПТ, КТ7
АО2, 4, 6
ПК4, 6

ПТ, КТ7
АО2, 4, 6

-

Производственный кооператив

КТ7
АО2, 4, 6 ООО3, 4, 6

ПТ1
АО2, 4, 5, 6 ООО3, 4, 5, 6

ПТ, КТ7
ООО3, 4, 6

ПТ, КТ7
АО2, 4, 6

ПТ, КТ7
АО2, 4, 6 ООО3, 4, 6

-

МУП
ГУП

-

-

-

-

-

АО9, 10

Примечания.

1 Для завершения процесса реорганизации необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, участвующего в слиянии: при создании в результате слияния другой организации отношения с ними прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения слияния полным расчетом со всеми вкладчиками.

2 При создании в результате слияния АО возможно превышение максимально допустимого числа акционеров закрытого АО (50), в таком случае в результате слияния должно образовываться открытое АО, что вполне допустимо.

3 При появлении в результате слияния ООО (ОДО) возможно превышение максимально допустимого числа участников ООО (ОДО) (50), в таком случае слияние не допускается.

4 В законодательном порядке надо предусмотреть условия и основания проведения обмена акций (долей в уставном капитале, паев) АО (ООО (ОДО), производственного кооператива), участвующего в слиянии, на доли в уставном капитале (акции, паи) ООО (ОДО) (АО, производственного кооператива), образующегося в результате слияния. Следует также установить запрет на проведение обмена акций (долей в уставном капитале, паев) участвующего в слиянии АО (ООО (ОДО), производственного кооператива), принадлежащих другой коммерческой организации, участвующей в слиянии, на доли в уставном капитале (акции, паи) ООО (ОДО) (АО, производственного кооператива), образующегося в результате слияния. В этом случае при осуществлении реорганизации такие акции (доли в уставном капитале, паи) подлежат погашению. Аналогичным образом требуется поступать с собственными акциями (долями в уставном капитале), находящимися на балансе (принадлежащими) АО [ООО (ОДО)], участвующего в слиянии.

5 Для завершения слияния необходимо решить вопросы отношений с вкладчиками коммандитного товарищества, участвующего в слиянии, поскольку по завершении слияния такие отношения прекращаются, а потому должна быть произведена выплата вклада. С точки зрения правовой политики возможно следующее решение: при слиянии коммандитного товарищества с другой организацией, в результате которого образуется АО или ООО (ОДО), вкладчики участвующего в слиянии товарищества с их согласия приобретают статус облигационеров вновь создаваемого хозяйственного общества с обязательным выпуском соответствующего количества облигаций; во всех иных случаях, в том числе при несогласии вкладчиков, отношения между участвующим в слиянии товариществом и коммандитистами прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения слияния коммандиты с другой организацией полным расчетом со всеми вкладчиками (коммандитистами). Сама по себе реорганизация должна предоставлять вкладчику право на досрочную выплату вклада

6 Надо учитывать требования о минимальном уставном капитале создаваемого в результате слияния хозяйственного общества, а также требование о величине чистых активов образуемого в результате слияния хозяйственного общества (производственного кооператива): величина чистых активов не должна быть менее размера уставного капитала (паевого фонда).

7 Для завершения реорганизации необходимо привлечение как минимум одного вкладчика (коммандитиста) для создаваемого в результате слияния коммандитного товарищества — п. 1 ст. 82 ГК РФ. В том случае, если в слиянии участвует АО [ООО, ОДО)], с точки зрения правовой политики возможно следующее решение: вкладчиками появляющегося в результате слияния коммандитного товарищества могут стать облигационеры реорганизуемых обществ при наличии их согласия с проведением обмена выпущенных облигаций на вклады; во всех иных случаях, в том числе при несогласии облигационеров, отношения между ними и реорганизуемым обществом прекращаются. Возможно, законодатель в будущем обусловит момент завершения слияния, в котором участвует хозяйственное общество, полным расчетом со всеми владельцами облигаций.

8 Возможно лишь для открытого АО, участвующего в слиянии, со 100%-ным государственным (муниципальным) участием или имеющего крайне незначительную долю акций, находящихся в иной собственности, которые могут быть выкуплены при реорганизации.

9 Возможно лишь в процессе приватизации, при этом в результате слияния должно образовываться только открытое АО.

10 В процессе реорганизации должны быть урегулированы отношения собственности между различными уровнями публичной собственности. Кроме того, следует учитывать требования п. 1 ст. 17 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

В приведенном выше изложении рассматривались возможные варианты реорганизации исключительно коммерческих организаций, из одной организационно-правовой формы в другие, причем бульшая часть описанных схем требует скорейшего претворения в жизнь с проведением серьезной реформы законодательства о юридических лицах. В настоящей работе также не затрагивались процедурные вопросы проведения реорганизации, которые требуют отдельного глубокого исследования: составление решений о реорганизации (преобразовании, выделении, разделении), договоров о присоединении, слиянии; уведомление кредиторов, публикация информации; сроки проведения реорганизации, внесение изменений в учредительные документы.

Кроме необходимости детальной регламентации процедурных вопросов реорганизации, жизнь ставит все новые проблемы, а потому уже в скором времени можно будет вести речь о конструировании аналогичных схем не только применительно к коммерческим, но также и к некоммерческим организациям. В действующем российском гражданском праве можно обнаружить лишь зачатки такого подхода: в соответствии с п. 1 ст. 11 Федерального закона "О некоммерческих организациях" если по решению участников некоммерческой организации, созданной в форме ассоциации (союза) юридических лиц, на ассоциацию возлагается ведение предпринимательской деятельности, такая ассоциация подлежит преобразованию в хозяйственное общество или товарищество в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом РФ, либо может создать для осуществления предпринимательской деятельности хозяйственное общество или участвовать в таком обществе. Еще более радикальный подход исповедуется в отношении учреждений: учреждения, являющиеся в российском гражданском праве наиболее урезанной, с точки зрения правосубъектности, организацией, не имеющей даже права собственности на имущество, согласно п. 2 ст. 17 Федерального закона "О некоммерческих организациях" могут преобразоваться не в какую-либо некоммерческую организацию с ограниченной правоспособностью, а в хозяйственное общество! Однако развитые системы корпоративного права уже пошли намного дальше и установили в качестве общего принципа правило о возможности реорганизации коммерческой организации, в результате которой создается некоммерческая организация, и наоборот (Одна из наиболее развитых систем корпоративного права, право штата Делавэр, предусматривает такую возможность. — Edward P. Welch, Andrew J. Turezyn. Folk on the Delaware General Corporation Law: Fundamentals. Boston, N. Y., Toronto, London. Little, Brown and company, 1993, p.p. 618, 625, 689 et seq.).

 

 


 

 
главная | события | о сайте | информация | предложение | форум | почта | гостевая книга  | процесс | статьи | комментарии | законодательство | технологии | личный опыт | на обозрение | за рубежом | документы  | архив | управление | ссылки | практика | банкротство  | профессия  | лица | разное

Author information goes here.
Copyright © 2003 by Mihail   All rights reserved

карта сайта