M&A

 

 

ЗА РУБЕЖОМ

 

 

 

ГЛАВНАЯ

СОБЫТИЯ

ИНФОРМАЦИЯ


СТАТЬИ

КОММЕНТАРИИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

ТЕХНОЛОГИИ

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

ЗА РУБЕЖОМ

ДОКУМЕНТЫ

ПРОЦЕСС

ПРАКТИКА

НА ОБОЗРЕНИЕ


УПРАВЛЕНИЕ

БАНКРОТСТВО

ПРОФЕССИЯ

ЛИЦА

РАЗНОЕ

АРХИВ


ССЫЛКИ

ГОСТЕВАЯ КНИГА


О САЙТЕ

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ФОРУМ

ПОЧТА

 

 

Корпоративная вуаль

Евгений Попов
Екатерина Попова  

Перспективы работы российских компаний на зарубежных рынках необходимо оценивать с точки зрения качественной и эффективной минимизации рисков ведения предпринимательской деятельности за рубежом. Что такое "корпоративная вуаль"? Как на практике действует принцип "поднятия корпоративной вуали"? Ответы на эти и некоторые другие вопросы вы найдете в предлагаемой статье.


При "поднятии корпоративной вуали" происходит возложение ответственности самостоятельного юридического лица на третьих лиц.


Английский Закон о компаниях 1985 года допускает возложение неограниченной ответственности на учредителя компании.


Материнская компания и зависимые компании должны иметь консолидированные отчеты и консолидированные счета прибыли и убытков, как если бы они были единой компанией.


Суд не может поднять "корпоративную вуаль" только потому, что этого требует правосудие.


Критерием применения доктрины "корпоративной вуали" является ситуация, при которой корпоративная структура является лишь фасадом, за которым скрываются факты.
 

Введение

В зарубежной юридической практике уже долгое время существует понятие 'lifting the corporate veil' ('piercing the corporate veil'), что в переводе означает "поднятие корпоративной завесы", или "вуали". При "поднятии корпоративной вуали" происходит возложение ответственности самостоятельного юридического лица (Прим. авторов: здесь и далее по тексту под юридическим лицом понимается такая организационно-правовая форма юридического лица, при которой ответственность учредителей (участников) юридического лица ограничена размером их доли (участия) в уставном капитале юридического лица.) на третьих лиц.

На практике этот термин употребляется в трех случаях:

1. когда суд при решении вопроса об ответственности юридического лица отступает от принципа ограничения ответственности учредителей (участников) и возлагает ответственность на них;

2. когда суд игнорирует обособленность юридических лиц, входящих в холдинговое образование, или группу юридических лиц, и, исходя из принципа "единой экономической единицы", возлагает ответственность самостоятельного юридического лица на обособленные юридические лица, входящие в холдинг или группу;

3. когда суд возлагает ответственность на органы управления юридического лица (Прим. авторов: в настоящей статье будет рассмотрен только второй случай, тогда как первый и третий являются предметом.).

Перспективы "поднятия корпоративной вуали" российских участников (учредителей) или российских материнских (основных) обществ в иностранной юрисдикции определяются следующими факторами:

1. деятельность российских компаний на внешних рынках часто юридически не обеспечена либо обеспечена слабо, следствием чего являются судебные риски привлечения российских материнских (основных) компаний к ответственности по долгам их дочерних (зависимых) обществ, осуществляющих деятельность за рубежом, а также иных компаний, входящих в контролируемые российскими компаниями холдинги или группы компаний;

2. построение российских холдингов требует юридической экспертизы рисков, связанных с ведением ими предпринимательской деятельности на внешних рынках (несмотря на то, что в настоящее время процесс построения российских холдингов, обладающих трансграничным масштабом, находится в начальной стадии, а на практике число таких групп небольшое, позитивная динамика и предпосылки для роста их количества существуют);

3. экспертиза правовых рисков, связанных с "поднятием корпоративной вуали", должна производиться с учетом опыта нормативного регулирования и судебной практики стран с развитыми правовыми системами (например, Англии (Прим. авторов: доктрина "корпоративной вуали" наиболее разработана в Англии, Франции, США, Нидерландах, Германии, где она и находит свое наиболее частое применение.) , к которым и следует обратиться с целью выяснения практики применения доктрины "корпоративной вуали".

Понятие "корпоративной вуали" впервые было упомянуто в деле Solomon v. Solomon & Co. в 1897 г. в Англии. В деле было указано, что компания с юридической точки зрения является самостоятельным лицом, а ее акционеры не могут нести неограниченную ответственность за долги компании (Solomon v. Solomon & Co. [1897] AC 22.) . Однако развитие судебной практики привело к тому, что в отдельных случаях суды признали необходимость отступления от принципа ограничения ответственности акционеров (участников) компании и органов управления компании, а также ответственности материнских компаний за действия их дочерних обществ.

Отдельные случаи возложения ответственности самостоятельного юридического лица на материнскую компанию включают в себя:

A. Единственный участник компании

Английский Закон о компаниях 1985 г. (Companies Act 1985) допускает возложение неограниченной ответственности на учредителя компании, если в течение 6 месяцев у публичной компании был только один участник (ст. 24). Директива Европейской Комиссии 89/667 исключила возможность применения данного положения Закона в отношении компаний с ответственностью участников в пределах принадлежащих им акций (private companies limited by shares) и компаний с ответственностью участников в гарантированных ими пределах (private companies limited by guarantee) (Директива 89/667 об обществах с ограниченной ответственностью трансформирована в Англии в национальное законодательство посредством Single Member Private Limited Companies Regulations 1992 (S.I. 1992 No. 1699).).

Б. Мошенническая или
незаконная торговля

Ст. 213 английского Закона о несостоятельности 1986 г. (Insolvency Act 1986) предусматривает, что если в процессе ликвидации компании выясняется, что какие-либо сделки этой компании были совершены намеренно мошенническим способом, с целью обмануть кредиторов компании или какое-либо иное лицо, то суд по представлению ликвидатора может обязать лицо, намеренно вступившее в такую сделку, возместить полученное по ней контрагенту в размере, который суд сочтет уместным.

Ликвидатор может подать такое представление как в отношении учредителей и/или директоров компании, так и в отношении третьего лица, в том числе материнской или основной компании либо банка, через который осуществлялись финансовые операции компании. Именно по этой причине английские банки крайне осторожно предоставляют средства финансово нестабильным компаниям.

Ст. 214 Закона о несостоятельности предоставляет суду право применить такие же последствия, как и в случае со ст. 213 того же Закона, но лишь при наличии следующих обстоятельств:

а) компания должна уже являться несостоятельной и находиться в процессе ликвидации и

б) представление может быть подано только в отношении лица, которое до начала процесса ликвидации компании являлось ее директором и осознавало или должно было осознавать, что компания не сможет избежать несостоятельности.

Интересным является вопрос о том, можно ли применить ст. 214 к так называемому "теневому директору", который не является профессиональным советником, но инструкциям которого следуют все директора компании.

Потенциально ответчиками здесь могут являться банки и материнские компании. Однако суд должен учитывать, что понятие "теневой директор" относится к ситуации, когда совет директоров прекращает реальное управление компанией и передает его предполагаемому теневому директору (См.: Re-Hydrodan (Corby) Ltd. [1994] 2 BCLC 180.).

В отношении материнских компаний такую передачу полномочий установить гораздо легче, но все равно очень многое зависит от отношений внутри группы. Степень контроля материнской компании может варьироваться от жесткого каждодневного контроля до предоставления фактической самостоятельности. Дача общих руководящих указаний не обязательно влечет за собой признание материнской компании "теневым директором" дочерней компании.

В. Группы компаний (холдинги)

В английском законодательстве нет единого регулирования деятельности групп компаний.

В ст. 736 (1) Закона о компаниях 1985 г. содержится понятие холдинга и зависимой компании: "Компания является зависимой от другой компании, если другая компания:

а) имеет в ней большинство голосов, или

б) является ее участником и имеет право назначать или смещать большинство членов Совета директоров, или

в) является ее участником и единолично контролирует в соответствии с соглашением с другими участниками или акционерами большинство голосов в ней, или

г) является зависимым предприятием компании, которая сама является зависимой от другой компании".

Из содержания ст. 278 (схема 10А) Закона о компаниях 1989 г. можно выделить 5 условий, при наличии хотя бы одного из которых компании признаются, соответственно, материнской и зависимой:

  • одна компания имеет большинство голосов в другой компании;
  • одна компания является участником другой компании и имеет право назначать и смещать большинство директоров другой компании;
  • одна компания в соответствии с учредительными документами другой компании или письменным договором, допускаемым такими учредительными документами, имеет право на основании учредительных или иных обязательных для другой компании документов оказывать "доминирующее влияние" на другую компанию (путем дачи указаний директорам другой компании, касающихся руководства ею, а также указаний, касающихся финансовой политики, которой должны следовать директора другой компании, даже если такие указания не являются выгодными для компании);
  • одна компания является участником другой компании и в соответствии с соглашением с другими участниками единолично контролиует большинство голосов другой компании;
  • одна компания имеет процент участия в другой компании и реально оказывает на нее доминирующее влияние или у обеих компаний имеется общее руководство.

Необходимость раскрытия структуры группы компаний отражается в законодательстве: так, следует указывать материнскую компанию, которая контролирует зависимые или дочерние предприятия, и предоставлять консолидированные финансовые отчеты по группе.

Материнская компания и зависимые компании должны иметь консолидированные отчеты и консолидированные счета прибыли и убытков, как если бы они были единой компанией. Консолидированные отчеты должны сопровождаться комментариями. Материнская компания должна указывать все зависимые компании, страны, в которых они расположены, а также свою долю или количество (процент) акций с указанием их категории. Зависимая компания в комментариях к своим отчетам должна указать, какая компания является материнской компанией и в какой стране она зарегистрирована.

Предоставление финансовых отчетов необходимо в следующих двух случаях:

1. Когда "квазиматеринская компания" имеет процент участия в другой компании и в соответствии с указанным выше пунктом может сделать такую компанию зависимой, используя свое доминирующее положение. Несмотря на воздержание от подобных действий, компания будет называться ассоциированной и в комментариях к своим отчетам будет обязана предоставлять практически ту же информацию, что и зависимая компания.

2. Если участие компании в другой компании составляет более 10%, то информация о такой компании должна указываться в комментариях к отчетам. Перечень необходимой информации зависит от того, владеет ли компания более 20% или менее в уставном капитале другой компании.

Закон о компаниях использует концепцию "материнская компания - зависимое предприятие" не только в отношении предоставления финансовой отчетности. В случае, если налагается запрет на определенные сделки между компанией и ее директорами, то должна быть исключена возможность реализации таких сделок через дру- гие компании, входящие в группу. Запрет на оказание финансовой помо- щи для выкупа компанией собственных акций распространяется и на фи- нансовую помощь через зависимые предприятия.

Практические соображения

Несмотря на признание экономической целостности холдинга, директора входящих в него компаний все равно обязаны действовать в интересах своих компаний, а не в интересах холдинга. По общему правилу кредиторы каждой из компаний могут требовать возврата долгов только с таких компаний и не могут обращаться к материнской компании.

Единственная возможность преодолеть доктрину неограниченной ответственности - это применить Закон о несостоятельности, в соответствии с которым в случае мошеннической или незаконной торговли на материнскую компанию может быть возложена ответственность, как на "теневого директора". Склонность суда к реализации такой возможности зависит от того, насколько осознанно и при каком информационном обеспечении материнская компания принимала участие в делах дочернего предприятия и насколько директора зависимого предприятия привыкли действовать в соответствии с указаниями материнской компании.

В этом смысле представление консолидированных отчетов только осложнило проблему, так как с точки зрения лица, читающего такой отчет, ответственность может быть возложена на материнскую компанию, что не соответствует действительности.

Судебная практика

Судебные дела, в которых возникает необходимость "поднятия корпоративной вуали", нельзя назвать стандартными. Объединяет их то, что используемые сторона-ми аргументы сводятся к необходимости доказывания следующих обстоятельств (См.: Adams v. Cape Industries plc. [1990] Ch. 433, Scott J. and C.A. (pet. dis. [1990] 2 W.R.L. 786, H.L.)).

Аргумент 1.

"Единая экономическая единица"

Презумпция: зависимое предприятие будет действовать в интересах материнской компании, потому что это является обычной практикой. До тех пор, пока данная презумпция не опровергнута, материнскую компанию и зависимое предприятие необходимо рассматривать в качестве единой экономической единицы.

Принцип "единой экономической единицы" не означает, что все компании, входящие в группу, должны рассматриваться, как одна. Напротив, осно- вополагающим принципом является обособленный правовой характер компаний, входящих в группу. Однако при некоторых обстоятельствах суд может рассматривать их, как единую экономическую единицу.

Аргумент 2.

"Корпоративная вуаль"

Критерием применения доктрины "корпоративной вуали" является ситуация, при которой корпоративная структура является лишь фасадом, за которым скрываются факты. Сложность заключается в определении того, что делает компанию "лишь фасадом".

Когда предполагается наличие "фасада", то мотивы его "архитекторов" могут иметь большое значение, и доктрина корпоративной вуали может быть применена в отношении лица, контролирующего компанию, независимо от того, является ли оно физическим лицом или компанией. При этом важно иметь достаточные материалы и информацию для того, чтобы суд мог обоснованно решить вопрос о наличии "корпоративного фасада".

Примечательно, что суд не правомочен поднять "корпоративную вуаль" компании-ответчика, являющейся членом холдинговой группы, только потому, что корпоративная структура была использована в целях возложения ответственности за деятельность группы на другого члена группы, а не на ответчика. При разрешении подобных дел важно понимать, что право использовать корпоративную структуру тем или иным образом присуще корпоратив-ному праву.

Аргумент 3.

"Представительство"

Компания может иметь полномочия действовать в качестве представителя материнской компании. Таким образом, если представитель действовал в пределах своих полномочий, как фактических, так и разумно предполагаемых по обстоятельствам, то материнская компания будет связана возникшими в результате таких действий обязательствами. Однако при отсутствии прямо выраженного соглашения сторон о представительстве наличие отношений представительства установить очень сложно.

Таким образом, применение процедуры "поднятия корпоративной вуали" можно считать вероятным в трех случаях:

1. когда суд осуществляет толкование закона, договора или документа;

2. когда суд считает, что компания является лишь "корпоративным фасадом", за которым скрываются факты;

3. когда доказано, что компания является представителем (агентом) контролирующих ее лиц или ее участников, независимо от того, являются они физическими или юридическими лицами.

Суд не может поднять "корпоративную вуаль" только потому, что этого требует правосудие. Кроме ситуаций, где суд одновременно использует пункты (1) и (2), суд не может поднять вуаль, исходя только из принципа единой экономической единицы, так как таким образом действует большинство групп компаний.

Когда суд осуществляет толкование закона, договора или документа, он может учитывать экономический аспект и рассматривать группу, как единое целое. При этом судьи обладают достаточно широкими полномочиями и не связаны необходимостью доказывать наличие "корпоративного фасада".

Трудности возникают в связи с определением корпоративного фасада, поскольку у судей нет никакого руководства в отношении принципов, которыми они должны руководствоваться при решении вопроса, является компания "фасадом" или нет. Мотив может играть здесь большую роль. Компания может являться "фасадом", даже если она изначально регистрировалась без противоправного намерения, потому что значение имеет факт ее использования в качестве "фасада" в определенный момент времени. Еще одним фактором является отсутствие у "компании-фасада" активов, достаточных для ведения самостоятельной деятельности (особенно большое значение он играет в США).

Относительно случаев, когда удается доказать, что в отношении отдельных сделок зависимое предприятие действовало, как представитель (агент) материнского предприятия, следует заметить, что доказать наличие общих полномочий может быть очень сложно.

Заключение

Перспективы работы российских компаний на зарубежных рынках необходимо оценивать с точки зрения качественной и эффективной минимизации рисков ведения предпринимательской деятельности за рубежом. Помимо очевидных особенностей и сложностей ведения бизнеса за рубежом, существует потенциальная опасность того, что деятельность дочерней или зависимой компании, контролируемой российской компанией, может стать причиной возложения ответственности за ее действия на материнскую или основную компанию, зарегистрированную или ведущую основной бизнес в России. Подобный риск следует оценивать с учетом того обстоятельства, что в странах-членах Европейского Союза, США и других странах с развитой экономикой законодательство о компаниях в значительной степени унифицировано и содержит единообразные правила относительно прозрачности отношений между дочерними и материнскими компаниями, прежде всего применительно к финансовой отчетности.

Важное значение имеет юридически корректное оформление отношений между материнскими (основными) и дочерними (зависимыми) компаниями, которое позволяет минимизировать риск "поднятия корпоративной вуали" и, соответственно, возложения ответственности за долги дочерней (зави- симой) компании на материнскую (основную) компанию.

 


 

 
главная | события | о сайте | информация | предложение | форум | почта | гостевая книга  | процесс  | статьи | комментарии | законодательство | технологии | личный опыт | на обозрение | за рубежом | документы  | архив | управление | ссылки | практика | банкротство  | профессия  | лица | разное

Author information goes here.
Copyright © 2003 by Mihail   All rights reserved

карта сайта