M&A

 

 

РАЗНОЕ

 

 

 

ГЛАВНАЯ

СОБЫТИЯ

ИНФОРМАЦИЯ


СТАТЬИ

КОММЕНТАРИИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

ТЕХНОЛОГИИ

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

ЗА РУБЕЖОМ

ДОКУМЕНТЫ

ПРОЦЕСС

ПРАКТИКА

НА ОБОЗРЕНИЕ


УПРАВЛЕНИЕ

БАНКРОТСТВО

ПРОФЕССИЯ

ЛИЦА

РАЗНОЕ

АРХИВ


ССЫЛКИ

ГОСТЕВАЯ КНИГА


О САЙТЕ

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ФОРУМ

ПОЧТА

 

 

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ВИНЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ,

ПРИВЛЕКАЕМЫХ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

 

Ю.Ю. КОЛЕСНИЧЕНКО

 

Колесниченко Юрий Юрьевич - преподаватель кафедры административного права МГЮА, кандидат юридических наук.

 

Специфической проблемой административного права является выработка концепции вины юридического лица (организации) при привлечении к административной ответственности за нарушение таможенного, налогового, антимонопольного, природоохранного или хозяйственного законодательства. В теории административного права вина юридического лица понимается неоднозначно. Рассмотрение вины юридического лица как субъективного явления, то есть как психического отношения к противоправному деянию и его последствиям, дает ее понимание посредством проекции вины физических и должностных лиц, непосредственно осуществляющих действия от имени юридического лица. Рассмотренная таким способом "вина юридических лиц должна пониматься как психологическое отношение к содеянному коллектива, определяемое по доминирующей воле" <*> в этом коллективе. Аналогичное по конструкции понятие вины содержится в ст. 106 Налогового кодекса РФ. В научной литературе по данной проблематике отмечалось, что "вина юридического лица не может произвольно определяться лишь при выявлении вины конкретного должностного лица. Доказыванию подлежит виновность всех работников, осуществляющих действия от имени организации в целом" <**>.

    --------------------------------

<*> Петров М.П. Административная ответственность организаций (юридических лиц): Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С. 6.

<**> Там же. С. 13.

 

В науке административного права имеет место и иной подход к вине юридического лица. Он основан на приоритете объективного аспекта в деятельности юридического лица. Аналогичное по конструкции понятие вины имеется в гражданском и предпринимательском праве. При таком рассмотрении вина юридического лица определяется как "комплекс негативных элементов, характеризующихся дезорганизацией деятельности юридического лица, непринятием им необходимых мер для надлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, неприложением требуемых усилий для предупреждения правонарушений и устранения их причин" <*>.

    --------------------------------

<*> Овчарова Е.В. Административная ответственность юридических лиц: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 13.

 

Аналогичное понимание вины содержалось в ст. 231 Таможенного кодекса РФ, с той лишь разницей, что она презюмировалась, подразумевалась существующей изначально, до начала разбирательства, как при гражданско - правовой ответственности за причинение имущественного вреда от источника повышенной опасности. Юридическое лицо в этом случае должно доказывать свою невиновность и наличие обстоятельств непреодолимой силы. При данном подходе виновность, по существу, сводится к противоправности, субъективная сторона противоправного деяния наполняется объективным по сути содержанием <*>.

    --------------------------------

<*> В Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 года N 7-П по делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации положения ст. 230 ТК РФ о вине и виновности были проанализированы на предмет соответствия Конституции РФ в связи с тем, что эта статья признает нарушением таможенных правил противоправное действие или бездействие, не определяя его как виновное, а согласно ч. 6 ст. 231 ТК РФ юридические лица несут административную ответственность за нарушение таможенных правил, за исключением случаев, когда правонарушение произошло вследствие действия непреодолимой силы, то есть вне рассмотрения вопросов их вины и виновности, что потенциально могло противоречить ряду положений Конституции РФ о презумпции невиновности и равенстве юридических и физических лиц.

Тем не менее положения ст. 230, ч. 6 ст. 231 были признаны не противоречащими Конституции РФ, поскольку ими "не исключается возможность для данных субъектов таможенных отношений должным образом подтверждать, что нарушение таможенных правил вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне их контроля, при соблюдении ими той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от них в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей" (п. 1.3).

 

Согласно Федеральному закону от 30 декабря 2001 года N 196-ФЗ "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" соответствующие статьи ТК РФ, посвященные понятию нарушения таможенных правил, перечню административных взысканий, условиям и процедуре привлечения к административной ответственности за нарушение таможенного законодательства, утратили силу. Поэтому в административном законодательстве подход к проблематике вины юридического лица несколько изменился, стал более приближенным к публичному праву, а административная ответственность - свободной от объективного вменения.

Итак, по общему правилу основанием для наступления административной ответственности служит совершение административного правонарушения - виновного и противоправного деяния. Если противоправность является формально - правовым признаком, не вызывающим затруднений для идентификации, то проблема вины, определения виновности неодушевленного субъекта, существующего исключительно в пруденциальной сфере, представляет собой известную сложность.

При обоих подходах, субъективном и объективном, понятия форм вины (неосторожность в форме небрежности или самонадеянности, прямой или косвенный умысел) имеют второстепенное значение и наукой административного права в принципе не рассматриваются.

Вина юридического лица является также одной из самых сложных практических проблем непосредственно в правоприменительной, административно - юрисдикционной деятельности, особенно сейчас, когда административная ответственность юридических лиц окончательно признана законодательно, в том числе и на уровне Кодекса об административных правонарушениях РФ 2002 года. При этом установлено, что юридические лица подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно - правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств.

Новый Кодекс упоминает вину как элемент состава довольно часто. Например, в статье 2.1 при формулировке состава административного правонарушения, совершенного юридическим лицом. Кроме того, статья 1.5 провозглашает распространяющийся и на юридических лиц принцип презумпции невиновности при производстве по делу об административном правонарушении и устанавливает вину как обязательное условие для привлечения юридического лица к административной ответственности: "Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина". В соответствии со ст. 26.1, 26.2 Кодекса при производстве по делу об административном правонарушении, в том числе совершенном и юридическими лицами, фактор виновности в совершении административного правонарушения подлежит обязательному выяснению и доказыванию наряду с другими обстоятельствами. При этом в ст. 2.1 КоАП РФ содержится специальное определение: "Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, ЧТО У НЕГО ИМЕЛАСЬ ВОЗМОЖНОСТЬ для соблюдения правил и норм... но данным лицом НЕ БЫЛИ ПРИНЯТЫ ВСЕ ЗАВИСЯЩИЕ ОТ НЕГО МЕРЫ по их соблюдению" (здесь и далее выделено мною. - Ю.К.).

Часть первая Налогового кодекса РФ содержит также ясное определение вины юридического лица при нарушении законодательства о налогах и сборах (п. 4 ст. 110 НК РФ): вина юридического лица в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины его должностных лиц либо его представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Аналогично различаются Налоговым кодексом и формы вины юридического лица - прямой и косвенный умысел (осознание противоправного характера своих действий (бездействия) либо желание или сознательное допущение наступления вредных последствий действий (бездействия); неосторожность, НО ТОЛЬКО В ФОРМЕ НЕБРЕЖНОСТИ. То есть лицо (физическое или организация) не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, хотя должно было и могло это осознавать.

До последнего времени было затруднительно определить, насколько применимы на практике формы вины (умысел и неосторожность) к правонарушениям, совершенным юридическими лицами. Однако судебная практика, в частности Конституционного Суда РФ, уже начала различать умысел и неосторожность в составах правонарушений соответствующих статей Налогового кодекса РФ. Так, в пункте 4 Определения Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 года N 257-О по жалобе филиала одного из коммерческих банков указано на некорректность формулировки норм ст. 135 НК РФ, устанавливающей административную ответственность банков за неправомерное неисполнение решения налогового органа о взыскании налога или пени. Это позволяло налоговым органам и арбитражным судам привлекать кредитные учреждения к ответственности одновременно и по части первой, и по части второй указанной статьи за одни и те же действия. Конституционным Судом указано, что часть первая может применяться КАК ПРИ УМЫСЛЕ, ТАК И ПРИ НЕОСТОРОЖНОСТИ, в то время как часть вторая должна применяться только за виновные деяния, совершенные С ПРЯМЫМ УМЫСЛОМ. Одновременное применение ч. 1 и 2 ст. 135 НК РФ признано Конституционным Судом РФ противоречащим принципам юридической ответственности, потому что невозможно одно и то же деяние квалифицировать и как умысел, и как неосторожность.

Поскольку для привлечения к административной ответственности в соответствии с п. 6 ст. 108 НК РФ вина любого лица, в том числе и организации, в нарушении законодательства о налогах и сборах должна быть установлена вступившим в законную силу решением суда, то административный штраф, будучи мерой ответственности, принудительно может быть взыскан с юридического лица только по результатам судебного разбирательства. Поэтому Налоговый кодекс не содержит процессуальной основы, опираясь на которую налоговый орган должен доказывать обстоятельства, свидетельствующие о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении. Указано лишь, что виновность должна быть доказана в предусмотренном федеральным законом порядке, но не указано, какой это закон. Конституционным Судом РФ это противоречие уже было разрешено, хотя и по другому поводу: ч. 2 п. 8 Постановления Конституционного Суда РФ от 12 мая 1998 года N 14-П, принятого относительно Закона о применении контрольно - кассовых машин, установлено, что суд или иной орган, обладающий административной юрисдикцией, не лишены возможности рассматривать такие дела в надлежащей процедуре: "...в данном случае должно применяться процессуальное законодательство, относящееся к рассмотрению дел, возникающих из административных отношений (Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Гражданский процессуальный кодекс РСФСР). При этом подлежит доказыванию как сам факт совершения соответствующего правонарушения, так и степень вины правонарушителя".

Вместе с тем законодательство об административной ответственности юридических лиц содержит некоторые исключения, когда возможна ответственность без вины. В новом КоАП РФ содержатся такие случаи. Это прежде всего указанные в ст. 2.10 ситуации административной ответственности юридических лиц при реорганизации (слиянии, преобразовании, разделении, присоединении). Все эти случаи связаны с прекращением деятельности правонарушителя и появлением у него одного или нескольких правопреемников, которые самостоятельно несут административно - правовую ответственность только за собственные деяния. Понятие "правопреемство" является гражданско - правовым; в административном праве и в таможенном, в частности, оно как правовой институт отсутствует, отсутствует также и законодательно данная оговорка об использовании в правоприменительной деятельности терминов и понятий гражданского права. Но она совершенно необходима, поскольку п. 3 ст. 2 ГК гласит: "К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством".

Такая оговорка имеется в ст. 11 Налогового кодекса РФ, согласно которой "институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства... применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом".

Если таможенное законодательство, Таможенный кодекс РФ 1993 г. не предусматривали административной ответственности правопреемников, что подтверждено судебными решениями (см., например, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 января 2001 года N КА-А41/6524-00), то новый КоАП РФ и Налоговый кодекс РФ допускают привлечение реорганизованного юридического лица к административной ответственности, но с некоторыми ограничениями. Так, пункт 2 ст. 50 НК указывает: "На правопреемника (правопреемников) реорганизованного юридического лица возлагается также обязанность по уплате причитающихся сумм штрафов, наложенных на юридическое лицо за совершение налоговых правонарушений ДО ЗАВЕРШЕНИЯ ЕГО РЕОРГАНИЗАЦИИ".

Таким образом, в предмет доказывания по делу об административном правонарушении входит МОМЕНТ ПРИВЛЕЧЕНИЯ правонарушителя к ответственности: до или после реорганизации. Если привлечение к ответственности произошло после завершения реорганизации, то административное наказание в виде штрафа за нарушение законодательства о налогах и сборах исключается, поскольку организация - правонарушитель перестает к этому моменту существовать как юридическое лицо, а ее права и обязанности (но не ответственность, которая всегда индивидуальна) переходят к одному или нескольким самостоятельным правопреемникам. Если привлечение к имущественной административной ответственности состоялось до реорганизации, но фактического имущественного исполнения не произошло, возможно обращение взыскания на имущество правопреемника, но привлекать его к ответственности за правонарушение, совершенное его предшественником, неправомерно, так как вина отсутствует, за исключением некоторых согласованных умышленных действий, направленных на уклонение от уплаты налогов и сборов.

Новый КоАП РФ, напротив, не содержит однозначного упоминания границы ответственности юридических лиц при реорганизации. Из пункта 8 ст. 2.10 косвенно следует, что административные наказания применяются к юридическому лицу только до завершения его реорганизации. Тем не менее пункт 7 этой же статьи гласит, что при реорганизации в ее различных формах административная ответственность за совершение административного правонарушения наступает независимо от того, было ли известно привлекаемому к административной ответственности юридическому лицу о факте административного правонарушения до завершения реорганизации. По существу, данная норма допускает возможность наступления ответственности вновь образованного (реорганизованного) юридического лица без вины. Правоприменителем данная норма может быть истолкована как возможность привлечь вновь возникшую организацию - правопреемника к ответственности за административное правонарушение, совершенное когда-либо реорганизуемым юридическим лицом. Подразумевается, что возможна ответственность и после реорганизации, но в пределах срока давности. КоАП РФ не содержит данных о том, с какого момента предприятие считается реорганизованным. НК РФ, напротив, использует определение п. 4 ст. 57 ГК РФ, согласно которому юридическое лицо считается реорганизованным с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц, а при реорганизации в форме присоединения она считается завершенной с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.

Итак, рассмотрение вины юридического лица с объективных позиций, с акцентом на противоправность позволяет сделать вывод о том, что вина юридического лица связана не с чем иным, КАК С ВЫХОДОМ ЕГО ЗА ПРЕДЕЛЫ ОТВЕДЕННОЙ ПРАВОДЕЕСПОСОБНОСТИ ЛИБО НЕНАДЛЕЖАЩИМ РАСПОРЯЖЕНИЕМ ЕЮ. В административном праве ненадлежащее распоряжение юридическим лицом своей праводееспособностью может пониматься как вина только при условии оценки данного обстоятельства с точки зрения государственного органа, налагающего административное взыскание. В этом случае вина юридического лица схожа с простой противоправностью.

Рассмотрение вины юридического лица как элемента субъективной стороны состава правонарушения (финансовое и налоговое право) посредством субъективного подхода как продукта высшей нервной деятельности людей позволяет определить вину юридического лица через вину его коллектива, но не всего коллектива, а только той его части, которая является носителем доминирующей воли и каковая и привела к совершению административного правонарушения. Носитель доминирующей в коллективе воли - администрация юридического лица, ее полномочные должностные лица, виновность которых является основой для признания организации виновной и привлечения к административной ответственности.

Таким образом, отличительные особенности субъективной стороны административного правонарушения, совершенного юридическим лицом, проявляются в следующем:

во-первых, вина юридического лица в совершении административного правонарушения есть субъективное отношение к противоправному деянию коллектива этого юридического лица, но определяемое по преобладающей воле, под которой прежде всего понимается воля администрации (органов управления) организации, ее полномочных должностных лиц, а также иных лиц, имеющих право давать обязательные указания в пределах структуры юридического лица. В этом случае вина юридического лица, рассматриваемая посредством субъективного подхода как продукт высшей нервной деятельности людей, должна пониматься как выражение вины должностных лиц администрации и считаться доказанной только при наличии установленной вины должностного лица;

во-вторых, вина юридического лица может быть рассмотрена с объективных позиций, как вина организации с точки зрения государственного органа, осуществляющего наложение административного взыскания. Только государственный орган, осуществляющий административно - юрисдикционную деятельность, может и должен решить, имелась ли у юридического лица объективная возможность совершить необходимые действия и не допустить совершения административного правонарушения.

 

 

 

 

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

 

"КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(принята всенародным голосованием 12.12.1993)

 

"ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР"

(утв. ВС РСФСР 11.06.1964)

 

"КОДЕКС РСФСР ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ"

(утв. ВС РСФСР 20.06.1984)

 

"ТАМОЖЕННЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(утв. ВС РФ 18.06.1993 N 5221-1)

 

"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)"

от 30.11.1994 N 51-ФЗ

(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)

 

"АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

от 05.05.1995 N 70-ФЗ

(принят ГД ФС РФ 05.04.1995)

 

"НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)"

от 31.07.1998 N 146-ФЗ

(принят ГД ФС РФ 16.07.1998)

 

"КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ"

от 30.12.2001 N 195-ФЗ

(принят ГД ФС РФ 20.12.2001)

 

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 30.12.2001 N 196-ФЗ

"О   ВВЕДЕНИИ   В   ДЕЙСТВИЕ   КОДЕКСА   РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ  ОБ

АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ"

(принят ГД ФС РФ 20.12.2001)

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 12.05.1998 N 14-П

"ПО ДЕЛУ  О  ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ АБЗАЦА

ШЕСТОГО СТАТЬИ 6  И  АБЗАЦА ВТОРОГО  ЧАСТИ ПЕРВОЙ  СТАТЬИ 7 ЗАКОНА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 18 ИЮНЯ 1993 ГОДА "О ПРИМЕНЕНИИ КОНТРОЛЬНО

- КАССОВЫХ МАШИН ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ДЕНЕЖНЫХ РАСЧЕТОВ С НАСЕЛЕНИЕМ"

В  СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ ДМИТРОВСКОГО РАЙОННОГО СУДА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

И ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН"

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 27.04.2001 N 7-П

"ПО ДЕЛУ  О  ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ РЯДА ПОЛОЖЕНИЙ ТАМОЖЕННОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ АРБИТРАЖНОГО  СУДА

ГОРОДА  САНКТ  -  ПЕТЕРБУРГА  И  ЛЕНИНГРАДСКОЙ  ОБЛАСТИ,  ЖАЛОБАМИ

ОТКРЫТЫХ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ "АВТОВАЗ" И "КОМБИНАТ "СЕВЕРОНИКЕЛЬ",

ОБЩЕСТВ С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "ВЕРНОСТЬ",  "ВИТА - ПЛЮС"

И "НЕВСКО -  БАЛТИЙСКАЯ  ТРАНСПОРТНАЯ  КОМПАНИЯ",  ТОВАРИЩЕСТВА  С

ОГРАНИЧЕННОЙ     ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ    "СОВМЕСТНОЕ    РОССИЙСКО    -

ЮЖНОАФРИКАНСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ "ЭКОНТ" И ГРАЖДАНИНА А.Д. ЧУЛКОВА"

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 06.12.2001 N 257-О

"ПО ЖАЛОБЕ  КРАСНОЯРСКОГО  ФИЛИАЛА ЗАКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА

"КОММЕРЧЕСКИЙ БАНК "ЛАНТА-БАНК" НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ  ПРАВ

И  СВОБОД  ПУНКТАМИ  1  И  2 СТАТЬИ 135 И ЧАСТЬЮ ВТОРОЙ СТАТЬИ 136

НАЛОГОВОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Московского округа от 26.01.2001

N КА-А41/6524-00

 


 

 
главная | события | о сайте | информация | предложение | форум | почта | гостевая книга  | процесс | статьи | комментарии | законодательство | технологии | личный опыт | на обозрение | за рубежом | документы  | архив | управление | ссылки | практика | банкротство  | профессия  | лица | разное

Author information goes here.
Copyright © 2003 by Mihail   All rights reserved

карта сайта