M&A

 

 

РАЗНОЕ

 

 

 

ГЛАВНАЯ

СОБЫТИЯ

ИНФОРМАЦИЯ


СТАТЬИ

КОММЕНТАРИИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

ТЕХНОЛОГИИ

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

ЗА РУБЕЖОМ

ДОКУМЕНТЫ

ПРОЦЕСС

ПРАКТИКА

НА ОБОЗРЕНИЕ


УПРАВЛЕНИЕ

БАНКРОТСТВО

ПРОФЕССИЯ

ЛИЦА

РАЗНОЕ

АРХИВ


ССЫЛКИ

ГОСТЕВАЯ КНИГА


О САЙТЕ

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ФОРУМ

ПОЧТА

 

 

 Привилегированные приобретатели

 

     Туманные сведения                                                  

     Договоримся или нет?                                               

     Определение природы                                                

     Пределы действия                                                    

 

Туманные сведения

 

Сфера действия института преимущественной покупки довольно широка: в гражданском обороте нередки случаи отчуждения долей в общей собственности или в ООО, а также акций в ЗАО, и каждый раз действие преимущественной покупки порождает ряд вопросов, в том числе связанных с нарушением этого права.

Однако публикаций, посвященных обсуждению как практических аспектов права преимущественной покупки, так и правового обоснования этого института недостаточно. В результате требования в суд о защите привилегии на покупку нередко отражают непонимание юристами этой конструкции. Так, вместо требования о переводе на себя прав покупателя заявляются иски о признании недействительным договора купли-продажи*(1), хотя особенность этой конструкции как раз и состоит в том, что договор купли-продажи действителен, но на основании судебного решения может произойти перемена лиц в обязательстве. Или, например, в случае продажи доли одному из сособственников другой участник общей собственности заявляет иск о переводе на него прав покупателя. Хотя в силу закона преимущественное право покупки действует лишь тогда, когда доля продается постороннему лицу*(2), а если несколько участников желают воспользоваться преимущественным правом покупки, то выбор, кому из них продать свою долю, принадлежит продавцу. Суд в силу принципа свободы договора и принципа свободного распоряжения собственным имуществом не вправе обязать продавца передать свою долю иному (не выбранному продавцом) сособственнику.

 

Договоримся или нет?

 

Начнем наши рассуждения с вопроса: может ли право преимущественной покупки вводиться по соглашению сторон? На первый взгляд представляется, что преимущество на покупку ограничивает собственника в распоряжении имуществом. Следовательно, оно (преимущество на покупку) является ограничением гражданских прав, которое должно вводиться только законом (п.2 ст.1 ГК РФ). Однако привилегия на покупку может быть названа ограничением собственности только в том случае, когда нарушение права-преимущества даст основание для признания недействительной сделки купли-продажи с третьим лицом. Тогда собственнику как бы запрещается выразить свою волю о юридической судьбе вещи.

Установление договором права преимущества на покупку формирует у потенциального продавца обязательство, предмет которого состоит в том, что при возникновении у него намерения на отчуждение вещи он (продавец) должен предложить ее (вещь) в первую очередь стороне этого договора. Получается своего рода предварительный договор (где срок не является существенным условием) под отлагательным потестативным условием*(3) Каковы будут последствия нарушения обязательства заключить договор купли-продажи с заранее определенным лицом? Требование о понуждении заключить договор допустимо только в случаях, когда заключение договора обязательно в силу закона, а не договора, как в данном случае (п.4 ст.445 ГК РФ). Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки (ст.167, 168 ГК) также невозможно, потому что договор купли-продажи с третьим лицом, нарушающая право преимущественной покупки, соответствует требованиям закона, предъявляемым к договору купли-продажи.

Иск о переводе прав покупателя на кредитора по договору, установившему привилегию на покупку, недопустим, так как нет оснований для расширительного толкования ст.250 ГК РФ. Дело в том, что теоретическое основание привилегии на покупку, установленной законом, и вытекающее отсюда требование о переводе на себя прав покупателя состоит в том, что таким образом охраняются интересы участников общей собственности или общего дела (ООО, ЗАО), которым далеко не безразлично, кто приобретает долю выбывающего участника и станет на его место. Право на отчуждение доли любому участнику оборота может ввести в общее дело постороннее лицо, которое даст общему имуществу нежелательное употребление или общей деятельности - нежелательное направление, поэтому-то и вводится привилегия на покупку доли. Право преимущественной покупки, установленное по соглашению сторон, не преследует цель защиты общих интересов, то есть основание института другое, а следовательно, нельзя применять одно правило к теоретически различным отношениям.

Получается, что неисполнение договора, установившего право преимущественной покупки, порождает лишь требование о возмещении убытков (п.4 ст.445 ГК РФ). В результате собственник не ограничивается соглашением о привилегии на покупку: собственник вправе определять юридическую судьбу своей вещи по своему усмотрению, а в случае нарушения обязательства перед другим лицом обязан возместить причиненные убытки. Соглашение сторон о привилегии на покупку представляет собой обязательственное отношение, находящееся в другой плоскости от вещных отношений и не ограничивающее вещные права. Таким образом, на наш взгляд, российское законодательство не содержит препятствий для введения права преимущественной покупки по соглашению сторон.

 

Определение природы

 

Центральной теоретической проблемой института преимущественной покупки как и любого иного гражданского права является определение его вещной или обязательственной природы. От ясности в этом вопросе зависят правовые последствия нарушения привилегии. Вещная конструкция позволяет привилегированному лицу разрушать сделку купли-продажи, кроме того, именно вещная конструкция создает право-привилегию, противоречащее принципу формального равенства, и ограничивает собственника в распоряжении своей вещью, что давало бы основания для постановки вопроса о правовом характере института и о его исключении из законодательства. Обязательственная конструкция, напротив, допускает только возмещение убытков.

Российская модель права преимущественной покупки содержит некоторые черты, характерные для вещного права. Так, привилегия устанавливается законом, обеспечивает преимущество в осуществлении права перед другими лицами, и это право в случае его установления законом следует за имуществом, делая возможным вытеснение другого субъекта из купли-продажи при помощи требования о переводе на себя прав покупателя. В то же время этих черт недостаточно для квалификации привилегии на покупку как вещного права на чужую вещь. По ряду причин это право не может быть отнесено к вещным: 1) отсутствует связь с собственником вещи; 2) нет оборотоспособности этого права в связи оборотом обремененной этим правом вещи; 3) осуществление права ограничено сроком в три месяца; 4) право не подлежит государственной регистрации как обременение недвижимости. Более того, защищается это право не вещными исками, а единственным способом - требованием о переводе на себя прав покупателя. Таким образом, право преимущественной покупки не содержит в себе всех черт вещного права и является обязательством, которое может быть установлено как в силу закона и тогда защищается иском о переводе на себя прав покупателя, так и в силу договора и в этом случае защищается иском о возмещении убытков. Высший Арбитражный Суд РФ в одном из своих постановлений называет преимущественное право на заключение договора аренды (что, по сути, аналогично преимущественному праву покупки) обязательственным обременением имущества*(4).

 

Пределы действия

 

Следующей небезынтересной проблемой является определение сфер, в которых право преимущественной покупки не действует. Коль скоро говорится о привилегии именно на покупку, то это право распространяется только на куплю-продажу и в силу прямого указания ГК - на мену (п.5 ст.250, п.2 ст.567 ГК РФ) и не должно действовать при иных сделках, служащих основанием перехода собственности. Так, право преимущества не должно действовать при наследовании, дарении. Иными словами, первую сферу, где не действует право преимущества, составляют все сделки, направленные на отчуждение имущества, за исключением купли-продажи и мены.

Второй сферой, где привилегия не действует, являются публичные торги (п.1 ст.250 ГК РФ). Аналогичное правило содержалось в проекте Русского Гражданского уложения и объяснялось составителями этого акта тем, что "осуществление права преимущественной покупки несовместимо с самой сущностью публичных торгов, где все торгующие должны иметь одинаковую возможность участвовать в торге, при котором никакая привилегия в пользу тех или других лиц неуместны"*(5). Подобное объяснение актуально и для настоящего времени. Еще одним аргументом в пользу парализации привилегии на покупку при публичных торгах является, по мнению советского исследователя Д. Генкина, то обстоятельство, что "применение права преимущественной покупки чрезвычайно затруднило бы и затянуло процесс принудительного взыскания в явное нарушение интересов кредиторов"*(6).

Д. Генкин высказывал мнение и о том, что, несмотря на положения ГК о парализации права преимущественной покупки лишь публичными торгами, следует считать, что неприменение этого права "должно распространяться на все формы осуществления принудительного взыскания по требованиям кредиторов"*(7), так как основания неприменения права преимущественной покупки одни и те же и для публичных торгов, и для иной принудительной продаже. Именно такое правило существует в американской системе права, где привилегия на покупку парализована в случае любой принудительной продаже (involuntary sales).

Вопрос состоит в том, как решается проблема на основании ГК РФ: подлежит ли положение ст.250 ГК расширительному толкованию? С одной стороны, к расширительному толкованию принято обращаться в тех случаях, когда существует пробел в законодательстве. В данном же случае пробел отсутствует, и нет причин для обращения к расширительному толкованию закона, и тогда привилегия на покупку не действует только при публичных торгах. С другой стороны, парализация права преимущества объясняется правовой природой публичных торгов и защитой прав кредиторов отчуждателя. Это обоснование является универсальным для любой принудительной продажи, и логика такова, что под общее правило - в данном случае обоснование - должен подпадать любой частный случай, т.е. привилегия на покупку не должна действовать при любой принудительной продаже.

Более того, любая принудительная продажа осуществляется на основании судебного решения; действие права преимущественной покупки в случае принудительной продажи ставило бы новый вопрос о том, как удовлетворять требование истца при наличии привилегии на покупку у другого субъекта. Должен ли суд уведомлять привилегированного покупателя о возможной принудительной продаже и откладывать рассмотрение дела на три месяца - срок, предоставленный для осуществления права преимущественной покупки? Процессуальным законодательством не предусмотрены подобные действия суда. Таким образом, мы склоняемся в пользу мнения о том, что вторую сферу, где не действует право преимущественной покупки, составляют случаи любой принудительной продажи, а не только публичные торги. Однако вопрос этот является дискуссионным.

Третья сфера состоит из случаев, где применение этого права объективно невозможно. Так, например, за собственниками квартир в многоквартирном доме признается право общей долевой собственности на общие помещения дома, его несущие конструкции и т.д. (ст.290 ГК и ст.8 Закона РФ "О товариществах собственников жилья"). При отчуждении квартиры, находящейся в индивидуальной собственности, иные собственники квартир не имеют привилегии на покупку, так как общие помещения дома квалифицируются в данном случае как принадлежности главной вещи - квартиры - и следуют ее судьбе.

В статье мы избегали пересказа положений ГК РФ о праве преимущественной покупки, поскольку заинтересованные лица могут самостоятельно прочитать описание этого института в ГК РФ. Задача была остановиться на некоторых дискуссионных вопросах, связанных с применением конструкции.

 

М. Смирнова,

магистр частного права,

аспирант Института государства и права РАН

 

"эж-ЮРИСТ", N 28, июль 2003 г.

 

覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧

*(1) Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31 марта 1993 г.; постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 марта 1996 г. N 8527/95; Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 апреля 1997 г. N 13. Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав. Пункт 20.

*(2) Определение СК Верховного Суда РСФСР от 12 сентября 1988 г. "Преимущественное право покупки доли жилого дома участников общей долевой собственности имеет только перед посторонним лицом".

*(3) Т.е. условием, наступление которого зависит от воли сторон сделки.

*(4) Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике. От 28.07.95 и С1-7/ОП-434. п.1.

*(5) Проект Русского Гражданского положения. Кн. III. Т.1. Вотчинное право. Спб. 1902. С.304.

*(6) Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М. 1961. С.159.

*(7) Там же.

 


 

 
главная | события | о сайте | информация | предложение | форум | почта | гостевая книга  | процесс | статьи | комментарии | законодательство | технологии | личный опыт | на обозрение | за рубежом | документы  | архив | управление | ссылки | практика | банкротство  | профессия  | лица | разное

Author information goes here.
Copyright ゥ 2003 by Mihail   All rights reserved

瑩 琺