M&A

 

 

СТАТЬИ

 

 

 

ГЛАВНАЯ

СОБЫТИЯ

ИНФОРМАЦИЯ


СТАТЬИ

КОММЕНТАРИИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

ТЕХНОЛОГИИ

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

ЗА РУБЕЖОМ

ДОКУМЕНТЫ

ПРОЦЕСС

ПРАКТИКА

НА ОБОЗРЕНИЕ


УПРАВЛЕНИЕ

БАНКРОТСТВО

ПРОФЕССИЯ

ЛИЦА

РАЗНОЕ

АРХИВ


ССЫЛКИ

ГОСТЕВАЯ КНИГА


О САЙТЕ

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ФОРУМ

ПОЧТА

 

 

 Проблемы проведения общего собрания акционеров

 

     Признание бюллетеня для голосования недействительным               

     Передача права голоса                                               

     Избрание состава совета директоров                                 

     Ответственность регистратора                                       

 

Годовые общие собрания акционеров по итогам 2002 года проводятся в существенно иных правовых условиях по сравнению с собраниями прошлых лет. Принятие Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг Дополнительных требований к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденных постановлением от 31.05.02 N 17/пс, на практике не облегчило, а усложнило проведение собраний. Ряд норм, в том числе ограничение возможности банков-депозитариев передавать право голоса по доверенности, вызывает сомнение в их правомерности.

Описание всех коллизий норм действующего законодательства, регулирующих проведение общих собраний акционеров, невозможно уместить в рамках одной статьи, поэтому мы остановимся на обсуждении двух аспектов: проблеме признания недействительными бюллетеней при подсчете голосов по итогам собрания акционеров, а также на проблеме, возникающей при голосовании бюллетенями по вопросу избрания совета директоров общества.

 

Признание бюллетеня для голосования недействительным

 

Федеральный закон "Об акционерных обществах" (далее - Закон об АО) содержит лишь одну статью (ст.61), регулирующую вопрос признания бюллетеня для голосования недействительным. Она касается правила о признании недействительными бюллетеней, в которых голосующим оставлено более одного из возможных вариантов голосования.

ФКЦБ России пополнила перечень оснований для признания бюллетеней недействительными. Так, согласно Дополнительным требованиям счетная комиссия не должна принимать в расчет:

- бюллетени, в отношении которых не позднее чем за два дня до проведения собрания от акционера получено извещение о замене (отзыве) представителя (п.4.12);

- бюллетени одного лица, если голосующим по одному и тому же вопросу оставлены разные варианты голосования (п.4.16);

- бюллетени по вопросу избрания органов общества, в которых голосующим вариант "за" оставлен у большего числа кандидатов, чем число лиц, которые должны быть избраны в соответствующий орган общества (за исключением выборов членов совета директоров, осуществляемого кумулятивным голосованием) (п.4.17).

Последние два правила не распространяются на бюллетени, подписанные акционером, голосующим по указанию новых приобретателей акций или самими приобретателями, получившими акции после даты составления списка. Аналогичное изъятие установлено ФКЦБ России и для нормы, определенной в ст.61 Закона об АО (см. выше).

Правомерность некоторых из указанных положений вызывает сомнения. В соответствии со ст.47 Закона об АО ФКЦБ России вправе устанавливать дополнительные требования к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров. Очевидно, что такие требования не должны противоречить императивным нормам Закона. Вместе с тем согласно ст.57 данного Закона акционер вправе в любое время заменить своего представителя на общем собрании акционеров или лично принять участие в общем собрании. По нашему мнению, ограничение по срокам принятия извещения о замене (отзыве представителя) противоречит ст.57 Закона. То же самое можно сказать об установлении исключений из правил ст.61 Закона об АО.

Возникают вопросы, может ли счетная комиссия по своему усмотрению признавать бюллетени недействительными по другим основаниям? Вправе ли акционерное общество в своем внутреннем документе, например в положении о созыве и проведении общего собрания акционеров, установить такие дополнительные основания?

Как представляется, следуя принципу "все, что не запрещено законом, - разрешено", ответ на эти вопросы должен быть утвердительным. Однако некоторые юристы не разделяют этого мнения, считая перечень приведенных выше оснований, установленных действующим законодательством, исчерпывающим.

Так или иначе, но практически все акционерные общества (их счетные комиссии) полагают обоснованным признание бюллетеня недействительным, если таковой содержит исправления и подчистки, а также не заполнен полностью или в части.

Нам же хотелось бы обратить внимание на более сложные проблемы правового характера, с которыми приходилось сталкиваться на практике. Их разрешение станет более эффективным, если собрание акционеров общества утвердит внутренний документ, максимально полно определяющий перечень оснований недействительности бюллетеней. Вместе с тем мы не считаем такую меру исчерпывающей и не исключаем возможности обращения акционеров в арбитражный суд.

 

Передача права голоса

 

Вправе ли акционер уполномочить нескольких лиц от своего имени голосовать на собрании акционеров? Обязан ли регистратор выдать дополнительные бюллетени и учесть голоса поверенных при подведении итогов голосования? Отметим, что здесь речь идет о представительстве, не обусловленном продажей акций после даты составления списка.

Вопрос этот не теоретический. Реальная потребность в голосовании таким путем может возникнуть у акционеров-оффшоров, за которыми в действительности стоят собственники с различающимися зачастую интересами.

Как представляется, из того факта, что акционер владеет более чем одной акцией, не следует множественность правоотношений. Другими словами, правовая связь "акционер - эмитент" - одна, и, как в случае, если акционер имеет в собственности десять акций, так и если он владеет одной акцией, правоотношение между ним и обществом одно, и, следовательно, у акционера лишь две возможности: проголосовать на общем собрании всем пакетом по своему усмотрению или уполномочить своего представителя от своего имени это право реализовать.

Такая точка зрения подтверждается нормами Закона об АО. Так, согласно ст.57 акционер вправе в любое время заменить своего представителя (а не представителей!).

Итак, если счетная комиссия получила два или более бюллетеня от одного лица из списка, причем доверенности выданы не в связи с передачей акций, какие из них следует считать недействительными?

Согласно п.4.16 постановления ФКЦБ России N 17/пс "О Дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров", если при подсчете голосов будут обнаружены два или более заполненных бюллетеня одного лица, в которых по одному вопросу повестки дня общего собрания голосующим оставлены различные варианты голосования, то в части голосования по такому вопросу все указанные бюллетени признаются недействительными. Мы полагаем, что под "лицом", здесь понимается лицо из списка, имеющее право на участие в собрании акционеров. При такой трактовке представители одного акционера различными лицами не являются, поэтому у счетной комиссии есть основания признать все бюллетени, полученные от акционера (лица из списка) и его представителей, недействительными.

Если же счетная комиссия во избежание конфликта признает такие бюллетени действительными, необходимо иметь в виду следующее. Другие акционеры, по закону имея доступ к заполненным бюллетеням и апеллируя к вышеизложенным аргументам, могут потребовать признания такого подсчета голосов незаконным, а решения общего собрания недействительным (конечно, при наличии других условий, необходимых для обжалования, установленных законом).

Еще более запутанной представляется ситуация, когда в счетную комиссию поступают два и более бюллетеня, полученных от лица, включенного в список для участия в собрании акционеров, и/или его представителей, которые голосуют акциями, приобретенными после даты составления списка. При этом общее количество голосов, заявленных в бюллетенях, превышает количество голосов, которыми лицо имеет право голосовать в соответствии с данными списка.

Такое несоответствие может быть получено как в результате простой оплошности любого из перечисленных лиц (акционера или покупателей акций), так и в том случае, если акционер сначала проголосовал, а затем продал акции, выдав по требованию приобретателя доверенность на его имя. Возможен и третий вариант: акционер продал свой пакет по частям, а новые приобретатели предъявили бюллетени и доверенности, сумма голосов по которым превысила изначальное количество голосов продавца.

Чем же должна руководствоваться счетная комиссия при принятии решения о недействительности бюллетеней? Очевидно, что с теми данными, которые обязательны для заполнения голосующим в бюллетене, определить, кто неправомерно завысил свое количество голосов, зачастую представляется невозможным.

Даже тогда, когда такая ситуация сводится к простейшему случаю, принять единственно верное решение также невозможно. Так, предположим, что акционер из списка голосует всеми своими голосами, направляя бюллетень почтой в адрес общества. Через некоторое время он продает свой пакет акций, а приобретатель по доверенности также голосует заочно. В итоге счетная комиссия получает два бюллетеня с удвоенной суммой голосов.

Как известно, счетная комиссия не обязана проверять действительность факта передачи акций. Кроме того, такая проверка не осуществима, учитывая возможность передачи акций с регистрацией прав у номинального держателя. Считая каждого из проголосовавших надлежащей стороной в правоотношении "эмитент - акционер" и руководствуясь только данными списка, с тем чтобы не превысить количество голосов по данным списка, мы полагаем, что комиссия может учесть один из полученных бюллетеней. Какой бюллетень признавать недействительным - эта задача должна решаться исходя из каждой конкретной ситуации.

Неурегулированным остается вопрос: обязан ли в соответствии со ст.57 Закона акционер, включенный в список, выдавать приобретателю доверенность, если он уже реализовал свое право голоса, или нет?

В любом случае лицо, приобретающее акции после составления списка, должно убедиться в том, что продавец уведомил счетную комиссию об отзыве своего бюллетеня. Однако соответствующие нормы отсутствуют в Дополнительных требованиях ФКЦБ России, в результате чего ошибки возможны даже у искушенных инвесторов.

 

Избрание состава совета директоров

 

Особые трудности возникают в том случае, если в повестку дня собрания включены вопросы об определении количественного и персонального состава совета директоров. Эта практика широко распространена, однако здесь кроется неустранимая проблема.

Количество голосов акционера в бюллетене по выборам в совет директоров общества путем кумулятивного голосования рассчитывается исходя из количественного состава наблюдательного органа (согласно п.4 ст.66 Закона об АО число голосов, принадлежащих акционеру, умножается на число лиц, которые должны быть избраны в совет директоров). И так как на момент голосования по персональному составу совета директоров решение о его количественном составе не принято, рассчитать количество кумулятивных голосов просто невозможно.

Большая часть обществ решало эту коллизию просто: в расчет принималось то количество членов совета, за которое проголосует контролирующий акционер.

Очевидно, что такой подход нарушал волеизъявление миноритарных акционеров компаний, тем не менее он был и остается наиболее распространенным способом разрешения указанной проблемы. Однако, во-первых, в обществах, в которых контролирующий акционер отсутствует, данная схема оказывается нереализуемой, а во-вторых, нарушение прав акционеров может стать основанием для обжалования решений собрания. Вряд ли решение общего собрания по такой жалобе будет отменено (судебная практика на настоящий момент складывается таким образом, что решения, на принятие которых голоса истца повлиять не могли, арбитражными судами не отменяются). Вместе с тем перспектива оказаться вовлеченным в судебное разбирательство едва ли может показаться заманчивой.

До выхода в свет Дополнительных требований ФКЦБ России некоторые компании использовали более "справедливый" способ. Акционеры получали на руки два бюллетеня для голосования по данному вопросу. В одном бюллетене количество голосов рассчитывается исходя из существующего количества членов совета директоров, в другом - из возможного (в соответствии с проектом решения по вопросу о количественном составе). Акционеры заполняют оба бюллетеня, один из которых счетная комиссия признает недействительным в зависимости от того, какое решение будет принято относительно количественного состава совета.

Указанный вариант голосования не нарушает права акционеров. Однако с принятием ФКЦБ России Дополнительных требований ситуация несколько изменилась. В соответствии с п.4.16 Дополнительных требований, если при подсчете голосов будут обнаружены два или более заполненных бюллетеня одного лица, в которых по одному вопросу повестки дня общего собрания голосующим оставлены разные варианты голосования, то в части голосования по такому вопросу все указанные бюллетени признаются недействительными. Как представляется, при желании указанная норма может быть применена к описанной выше схеме голосования, что делает ее юридически небезупречной.

Очевидно, что ситуация является патовой, и можно было бы лишь порекомендовать не объединять эти два вопроса на одном собрании, но в соответствии со ст.53 Закона об АО "акционеры-двухпроцентники" вправе внести такой вопрос в повестку дня вне зависимости от желания общества. Поэтому пока в Закон не будут внесены поправки, акционерные общества будут обречены на нарушение волеизъявления своих акционеров.

 

Ответственность регистратора

 

В заключение хотелось бы остановиться на ответственности эмитента за подсчет голосов по итогам общего собрания акционеров. Несмотря на то что обязанность общества с числом акционеров - владельцев голосующих акций более 500 привлекать для выполнения функций счетной комиссии своего регистратора закреплена законом, последний действует на основании договора поручения. Мы не раз слышали от руководства акционерных обществ, что если регистратор проводит общее собрание, то он и несет ответственность в случае возникновения каких-либо проблем. Однако регистратор действует не от своего имени, а от имени общества. Поэтому действия регистратора - это действия общества. В случае нарушения при регистрации или при подсчете голосов прав акционера он будет предъявлять требования к обществу, а общество затем может предъявить регистратору регрессные требования.

 

Е. Куликова,

эксперт Института

корпоративного права и управления

 

"эж-ЮРИСТ", N 24, июнь 2003 г.

 

 


 

 
главная | события | о сайте | информация | предложение | форум | почта | гостевая книга  | процесс | статьи | комментарии | законодательство | технологии | личный опыт | на обозрение | за рубежом | документы  | архив | управление | ссылки | практика | банкротство  | профессия  | лица | разное

Author information goes here.
Copyright © 2003 by Mihail   All rights reserved

карта сайта