M&A

 

 

БАНКРОТСТВО

 

 

 

ГЛАВНАЯ

СОБЫТИЯ

ИНФОРМАЦИЯ

 

СТАТЬИ

КОММЕНТАРИИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

ТЕХНОЛОГИИ

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

ЗА РУБЕЖОМ

ДОКУМЕНТЫ

ПРОЦЕСС

ПРАКТИКА

НА ОБОЗРЕНИЕ

 

УПРАВЛЕНИЕ

БАНКРОТСТВО

ПРОФЕССИЯ

ЛИЦА

РАЗНОЕ

АРХИВ

 

ССЫЛКИ

ГОСТЕВАЯ КНИГА

 

О САЙТЕ

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ФОРУМ

ПОЧТА

 

 

 Собрание кредиторов несостоятельного должника

как субъект конкурсного права

 

Конкурсное право регулирует отношения между должником, не исполняющим свои обязательства, его кредиторами и третьими лицами. Вопрос об отраслевой принадлежности конкурсного права до сих пор учеными не решен - не существует единого мнения о том, является конкурсное право правовой отраслью или институтом. Не преследуя цели исследования этого вопроса, ограничимся констатацией: круг субъектов конкурсного права шире, чем круг субъектов гражданского права, поскольку в конкурсных отношениях участвуют такие специальные субъекты, как собрание и комитет кредиторов.

И собрание, и комитет имеют свою компетенцию (которые, к сожалению, иногда совпадают, о чем подробнее будет сказано далее); свой порядок формирования и прекращения деятельности, свои цели функционирования.

Конкурсные отношения строятся таким образом, чтобы активность арбитражного управляющего (который осуществляет основные мероприятия в рамках производства по делу о несостоятельности) сдерживалась и контролировалась кредиторами посредством их участия в собраниях и комитетах кредиторов. Как справедливо отмечается учеными, одновременное создание двух органов, выражающих интересы кредиторов в конкурсном процессе, получило распространение еще в XIX веке в результате учета конкурсным законодательством развитых европейских стран опыта построения системы органов управления акционерным обществом, поскольку общее собрание кредиторов столь же пассивно, как и общее собрание акционеров. "Если совет директоров (наблюдательный совет) акционерного общества призван "наблюдать" за деятельностью исполнительного органа (директора, генерального директора, правления ил т.п.), то комитет кредиторов ведет наблюдение за деятельностью арбитражного управляющего"*(1).

Рассмотрим вопросы, связанные со статусом и деятельностью собрания кредиторов (положения, касающиеся комитета, будут приводиться для сравнения по мере необходимости). Для наглядности мы будем сравнивать соответствующие положения прежнего Закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон 1998 г.) и нового Закона о банкротстве. Кроме того, сравним соответствующие нормы и законодательства государств СНГ и Балтии.

Собрание кредиторов действует в любом конкурсном процессе, в отличие от комитета, который образуется не всегда, а только если этого пожелают кредиторы (за исключением ситуаций, когда кредиторов не менее 50). Обратим внимание, что в соответствии с Законом 1998 г. комитет образовывался только для целей внешнего управления и конкурсного производства; в настоящее время в соответствии с п.1 ст.18 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"*(2) (далее - Закон 2002 г.) комитет избирается на период проведения любой из процедур конкурса - наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, конкурсного производства. Собрание не созывается только в том случае, если в конкурсном процессе участвует единственный кредитор.

Закон 2002 г. не содержит формулировок, подобных формулировке п.4 ст.11 Закона 1998 г.: "При проведении процедур банкротства интересы всех кредиторов представляют собрания кредиторов и комитет кредиторов, образуемые в соответствии с настоящим Федеральным законом". Процитированная формулировка имеет две неточности. Во-первых, представляется сомнительным применение в данном контексте термина "представительство". В гражданско-правовом смысле "представительством" складывающиеся между кредиторами и собранием (комитетом) отношения названы быть не могут хотя бы потому, что ни собрание, ни комитет не являются субъектами гражданского права, следовательно, они не могут выступать в качестве представителей. Таким образом, нормы ГК РФ о представительстве в конкурсных отношениях (применительно к собраниям и комитетам кредиторов) не применяются. Целесообразнее говорить, что собрание и комитет, будучи субъектами конкурсного права, не представляют интересы кредиторов, а являются органами, наделенными определенной компетенцией в силу конкурсного законодательства, что служит цели защиты интересов кредиторов. Иногда собрание и комитет называют "контрольно-представительными органами предприятия-должника, осуществляющими общее руководство деятельностью кредиторов"*(3).

В рамках конкурсных отношений это действительно так, но с точки зрения гражданского права ни собрание, ни комитет органами юридического лица названы быть не могут.

Во-вторых, в процитированной статье Закона 1998 г. сказано, что собрание и комитет образуются в соответствии с Законом; на самом деле образуется только комитет, собрание же созывается управляющим.

Участники собрания кредиторов - все конкурсные кредиторы и уполномоченные органы с установленными на момент проведения собрания требованиями. Эти участники имеют на собрании право голоса. Закон 1998 г. позволял участвовать без права голоса в собраниях кредиторов представителю работников должника. При этом не определялось, какие субъекты могут быть представителем работников, а какие такого права не имеют. Позиция Высшего Арбитражного Суда РФ, выраженная в п.8 информационного письма от 6 августа 1999 г. N 43, состоит в том, что представителем работников может являться работник предприятия-должника либо лицо, уволенное в связи с процедурами конкурса (таким образом, имеет принципиальное значение причина увольнения). Следовательно, представителем может быть только штатный сотрудник, а не любой работник (например, юрист, сотрудничающий с должником на основании договора), избранный на общем собрании работников. Такая позиция вызывает определенные сомнения (особенно в ситуациях, когда среди работников должника либо лиц, уволенных в связи с банкротством, нет специалистов, разбирающихся в возникающих проблемах и имеющих реальные возможности защитить интересы работников). Представляется, что рассмотренная позиция ВАСРФ не соответствует ГК РФ, который, регулируя отношения представительства, не допускает ограничения для каких-либо лиц возможности быть представителем. Названная проблема полностью не решена и Законом 2002 г.: ч.27 ст.2 определяет представителя работников как "лицо, уполномоченное работниками должника представлять их законные интересы при проведении процедур банкротства". Как видим, какие-либо характеристики данного лица не определяются, что оставляет возможность для толкования.

Участие в собраниях кредиторов налоговых и иных уполномоченных органов с требованиями об уплате обязательных платежей в силу п.1 ст.12 Закона 1998 г. допускалось только в специально предусмотренных им случаях; это было предусмотрено п.2 ст.64 Закона 1998 г. только для первого собрания кредиторов, проводимого на этапе наблюдения. В результате при проведении внешнего управления и конкурсного производства налоговые и иные уполномоченные органы не имели возможности участвовать и голосовать на собраниях. Некоторые ученые считают, что такое положение объяснялось "элементарной недоработкой законодателя"*(4).

В.В. Витрянский, говоря о том, что многие государственные органы и некоторые арбитражные суды предлагают признать полноценным участником собрания кредиторов (с правом голоса) налоговые и иные уполномоченные органы и наделить их правом выдвигать своих представителей в комитет кредиторов, высказывал надежду, что "реализация этих предложений действительно будет способствовать усилению контроля со стороны государства как за деятельностью арбитражных управляющих, так и за действиями отдельных заинтересованных конкурсных кредиторов"*(5).

На наш взгляд, именно поэтому допускать уполномоченные органы до участия в собраниях (кроме первого) не следует, так как это не соответствует целям образования и деятельности указанных органов.

Конец этой дискуссии положил Закон 2002 г., прямо установив в п.1 ст.12, что уполномоченные органы участвуют во всех собраниях на общих с конкурсными кредиторами условиях.

Закон 1998 г. устанавливал, что в собраниях кредиторов (по крайней мере в первом, об остальных собраниях вообще не упоминалось) участвует без права голоса руководитель должника. Безусловно, участие руководителя (даже без права голоса) является целесообразным и полезным, так как он, будучи заинтересованным в судьбе должника, может высказать определенные предложения по поводу возможных мероприятий, направленных на его оздоровление. В настоящее время участие руководителя в первом собрании без права голоса регламентируется п.3 ст.72 Закона 2002 г.

Существуют и другие субъекты, имеющие заинтересованность в судьбе должника, - это его учредители (участники), а также собственник имущества унитарного предприятия (публично-правового образование).

Закон 1998 г. не допускал участие в собраниях кредиторов представителя участников юридического лица-должника либо собственника имущества должника; более того, учредители (участники) юридического лица не имели никаких прав в течение всего конкурсного процесса. Нередко это приводило и приводит (в случаях применения Закона 1998 г.) к тому, что процедура внешнего управления используется не столько для восстановления платежеспособности должника путем нормализации его хозяйственной деятельности (в чем и заключается цель данной процедуры), сколько для передела собственности (т.е. для захвата компании), что совершенно противоречит сути и смыслу конкурсных отношений. К сожалению, нередко и возбуждение производства по делу о банкротстве имело целью добиться назначения внешнего управления, в его рамках осуществить, например, дополнительную эмиссию либо иным образом передать контроль над деятельностью должника от его учредителей (участников) другим лицам. На наш взгляд, крайне неверно довольно часто высказываемое в последнее время мнение, в соответствии с которым институт банкротства нужен для того, чтобы отнять имущество у одних лиц (которых обычно называют не умеющими хозяйствовать, хотя на самом деле это далеко не всегда так) и передать его другим (которых обычно считают грамотными собственниками, что тоже весьма спорно). На самом деле цель конкурсного права, цель деятельности внешнего управляющего - осуществление экономических мероприятий, ведущих к восстановлению платежеспособности, а не изъятие имущества у учредителей (участников) юридического лица-должника. Соответственно, при желании получить возможность влиять на дела должника субъекты должны использовать не механизм банкротства, а другие - законные - методы.

Участие представителя учредителей (участников) юридического лица-должника в собраниях кредиторов могло бы предотвратить указанные негативные последствия, если бы им было предоставлено право соглашаться (либо не соглашаться) с действиями управляющего, связанными, в частности, с изменениями в уставном капитале юридического лица-должника (при наличии такой необходимости для самого должника участники всегда дадут свое согласие, так как они, как никто, заинтересованы в восстановлении платежеспособности должника).

Закон 2002 г. допустил участие в собраниях (без права голоса) представителя участников должника, а также представителя собственника имущества должника - унитарного предприятия; кроме того, при проведении внешнего управления органы управления должника сохраняют определенную компетенцию (в соответствии с п.2 ст.94 Закона 2002 г.), что направлено на недопущение злоупотреблений, о которых говорилось ранее. При этом, как видим, Закон 2002 г. принял иную модель, нежели согласие учредителей (участников) на осуществление определенных мероприятий.

Организация и проведение собрания кредиторов является как правом, так и в некоторых случаях обязанностью такого субъекта, как арбитражный управляющий. Закон 1998 г. устанавливал, что созывать и вести собрания не может никакой иной субъект, кроме арбитражного управляющего. Таким же образом данный вопрос решается и законами большинства государств СНГ и Балтии; исключение составляет, пожалуй, лишь закон Литвы, ст.27 которого допускает ведение собрания не только председателем собрания, который избирается кредиторами и утверждается судом, но и лицом, избираемым для этих целей в случае отсутствия на собрании председателя.

Тем не менее на практике встречались ситуации, когда, например, управляющий по каким-то причинам отменял объявленное собрание, на которое приехали кредиторы и представители государственного органа по делам о банкротстве; один из последних (иногда с санкции руководства федеральной службы) и проводил собрание. Такой вариант является в принципе разумным, однако совершенно недопустимым с точки зрения норм Закона 1998 г.; решения собрания кредиторов в этом случае должны признаваться недействительными арбитражным судом по заявлению любого заинтересованного лица независимо от степени важности этих решений. Признание решений собрания недействительными в некоторых случаях неизбежно влекло поворот исполнения (если эти решения уже были осуществлены), что не соответствовало интересам добросовестного приобретателя и кредиторов. Иногда на созыве собрания настаивали кредиторы (имеющие такое право), что игнорировалось управляющим.

Закон 2002 г. решил перечисленные проблемы частично, установив, что созывать собрание могут лица, требующие его созыва, если управляющий не исполнил соответствующую обязанность.

Голосование на собраниях организуется следующим образом. Перед собранием управляющий проводит регистрацию кредиторов, проверяя наличие полномочий у них или их представителей. Следует отметить, что управляющий нередко совершенно обоснованно не допускает представителей к участию в собраниях либо комитетах по причине неправильного оформления доверенностей, например, когда для участия в собрании представляется доверенность на получение материальных ценностей. Зарегистрированным участникам управляющий выдает бюллетень для голосования, в котором обычно указываются следующие данные: регистрационный номер; наименование (имя) кредитора и сумма его требований; дата, время и место проведения собрания; вопросы, подлежащие рассмотрению, и очередность голосования по каждому из них; разъяснение порядка голосования и указание на необходимость подписания бюллетеня кредитором.

В Законе 1998 г. (п.2 ст.12) был установлен неисчерпывающий перечень вопросов, относящихся к компетенции собрания кредиторов. Это следующие вопросы:

принятие решений о введении и продлении внешнего управления и об обращении с соответствующим ходатайством в арбитражный суд (следует отметить, что при наличии такого ходатайства суд не имеет права признать должника банкротом);

принятие решений об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (несмотря на такое ходатайство, суд в некоторых случаях, указанных в п.3 ст.67 Закона, имеет право по собственной инициативе ввести внешнее управление - подробнее об этом будет сказано далее);

принятие решения о заключении мирового соглашения (оно вступает в силу с момента утверждения его судом);

принятие решений об избрании членов комитета кредиторов, определении количественного состава комитета кредиторов, о досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов.

Собрание может решать и иные вопросы, но все они должны быть предусмотрены Законом (в качестве примера можно привести дачу согласия на определенные сделки арбитражных управляющих).

Закон 2002 г. ввел новеллу, определив исключительную компетенцию собрания кредиторов, т.е. перечень вопросов, которые не могут быть переданы собранием на разрешение иным лицам или органам (например, комитету). Это следующие вопросы:

принятие решения о введении и об изменении срока проведения финансового оздоровления, внешнего управления и об обращении с соответствующим ходатайством в арбитражный суд;

утверждение и изменение плана внешнего управления;

утверждение плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности;

утверждение требований к кандидатурам административного, внешнего и конкурсного управляющего;

выбор саморегулируемой организации для представления в арбитражный суд кандидатур административного, внешнего или конкурсного управляющего;

выбор реестродержателя из числа аккредитованных саморегулируемой организацией;

принятие решения о заключении мирового соглашения;

принятие решения об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства;

принятие решений об образовании комитета кредиторов, определении его количественного состава, избрании членов комитета кредиторов и о досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов;

отнесение к компетенции комитета кредиторов принятие решений, которые в соответствии с Законом о банкротстве принимаются собранием кредиторов или комитетом кредиторов, за исключением тех решений собрания кредиторов, которые отнесены к исключительной компетенции собрания кредиторов;

избрание представителя собрания кредиторов.

Количество голосов, предоставленных участнику собрания кредиторов, пропорционально количеству его требований. Таким образом, крупные кредиторы обладают значительно большими, чем мелкие, возможностями в конкурсном процессе. При этом учитывается общая сумма требований кредиторов по обязательствам, а также требований налоговых и иных уполномоченных органов по уплате обязательных платежей; суммы неустоек (штрафов, пени) и иных финансовых санкций в расчет не берутся. Представляется, что суммы убытков, должны включаться в размер суммы требований для определения количества голосов на собрании (расчет убытков - единственная возможность для кредитора с неденежными требованиями участвовать в конкурсном процессе). Однако ни Закон 1998 г., ни Закон 2002 г. не отвечают на вопрос о включении убытков в размер требования. Обратим внимание, Закон 2002 г. (ч.4 п.2 ст.4) прямо устанавливает, что убытки не учитываются для определения признаков наличия банкротства, из чего ответа на поставленный вопрос не следует.

Как отмечалось, в собраниях могут принимать участие только конкурсные кредиторы с установленными требованиями. В соответствии с Законом 1998 г. процесс установления предполагает либо признание требования управляющим, либо решение этого вопроса арбитражным судом в рамках конкурсного процесса. В последнем случае установленными будут считаться требования в размере, указанном в определении суда. До недавнего времени это определение не подлежало обжалованию, что вызывало массу критических замечаний (т.е. сразу после вынесения указанного определения становилось ясно, каким количеством голосов обладает каждый из установленных кредиторов). Конституционный Суд РФ постановлением от 12 марта 2001 г. N 4-П признал неконституционными положения о невозможности обжалования определений об установлении требований кредиторов. В результате, на наш взгляд, возникли проблемы, возможно, не меньшие, чем до принятия Конституционным Судом указанного постановления. И дело даже не в том, что порядок обжалования определений не был установлен. Гораздо большую опасность представляет собой неопределенность, связанная с участием кредиторов в собраниях и с легитимностью решений этих собраний. Предположим, суд вынес определение об установлении требований кредитора, а через несколько дней должно состояться собрание. Если кредитор (либо иные заинтересованные лица) обжаловал определение суда до проведения собрания, должен ли кредитор допускаться до участия в нем? И если он будет допущен, собрание примет решение, а затем определение об установлении требований будет отменено, можно ли на этом основании признать решение собрания недействительным? Понятно, что такие же проблемы возникнут и в том случае, если определение будет обжаловано после проведения собрания. Не допускать кредитора, обжалующего определение суда об установлении размера его требований, до участия в собрании кредиторов правовых оснований нет. Не проводить собрание до истечения срока на обжалование определений теоретически, конечно, можно, но с учетом специфики конкурсных отношений невозможно абсолютно, так как заявляться (а следовательно, устанавливаться) требования могут в любое время на любой стадии процесса (до закрытия реестра). Назначить кредиторам срок для заявления требований тоже нельзя, так как в этом случае право на обращение за исполнением обязательства фактически превратится в обязанность; кроме того, это право связано со сроками наступления исполнения обязательств, которые могут быть самыми разными.

В результате на практике возникали проблемы, связанные с желанием заинтересованных лиц признавать недействительными решения собраний с участием кредиторов, размер требований которых впоследствии изменился. До вступления в силу Закона 2002 г. ни дух, ни буква Закона о банкротстве не позволяли ответить на поставленные выше вопросы и предложить определенную (наиболее адекватную) схему действий*(6).

Закон 2002 г. в ст.61 подтвердил возможность обжалования всех определений и установил, что обжалование не является препятствием для совершения процессуальных действий по делу о банкротстве и основанием для приостановления их действия. Тем не менее многие из описанных проблем будут возникать и в будущем.

Отметим, что Закон 2002 г. несколько изменил как порядок, так и общий принцип установления требований - теперь независимо от признания требования должником либо арбитражным управляющим, а также от наличия судебного решения, подтверждающего требование (полученного до возбуждения конкурсного процесса), требование кредитора будет считаться установленным только при наличии соответствующего определения арбитражного суда, вынесенного в рамках конкурсного процесса. Принятие Законом 2002 г. такой концепции установления требований небесспорно с теоретической точки зрения, так как в результате на практике неизбежно возникновение ситуаций, когда суд в конкурсном процессе будет отказывать в установлении требований, подтвержденных решением суда, т.е. по сути будет пересматривать уже имеющиеся решения, что не соответствует общим принципам арбитражного процесса.

Закон 1998 г., в отличие от предшествующего ему Закона "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" 1992 г. (далее - Закон 1992 г.), не предъявлял каких-либо требований к кворуму (в понимании кворума как присутствия определенного количества кредиторов, необходимого для действительности собрания). Для сравнения - в соответствии с п.3 ст.23 Закона 1992 г. собрание являлось правомочным, если на нем были представлены кредиторы с правом голоса, сумма требований которых составляла не менее 50% от общей суммы не обеспеченных залогом обязательств. Поскольку Закон 1998 г. не содержит подобных норм, мы говорим об отсутствии требований к кворуму. Кроме того, в п.4 ст.12 Закона 1998 г. прямо сказано, что собрание кредиторов правомочно независимо от числа представленных на нем голосов конкурсных кредиторов при условии, что о времени и месте проведения собрания все кредиторы надлежащим образом уведомлены. Закон 2002 г. требования к кворуму устанавливает: в силу п.4 ст.12 этого Закона собрание правомочно, если на нем присутствуют участники (реестровые кредиторы), обладающие более чем половиной голосов от общего количества голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, имеющих право участвовать в собрании. Требование наличия кворума предъявляется и к повторному собранию - оно правомочно при условии присутствия участников с более чем 30% голосов от общего количества голосов.

Отметим, что никаких требований к кворуму на собрании кредиторов не предъявляют и законы большинства государств СНГ и Балтии; исключениями являются закон Узбекистана (ч.12 ст.7), закон Молдовы (п.7 ст.25) и закон Азербайджана (п.3 ст.48).

Порядок уведомления участников о проведении собрания определен ст.13 Закона 2002 г. (ранее об уведомлении только упоминалось). Уведомление должно быть направлено субъектам, имеющим право участвовать в собрании, по почте не позднее чем за 14 дней до даты его проведения либо иным способом, обеспечивающим получение уведомления не менее чем за 5 дней до этой даты. Новеллой Закона 2002 г. является уведомление путем опубликования сведений о собрании. Опубликование допустимо в двух случаях:

когда общее количество участвующих в собрании конкурсных кредиторов и уполномоченных органов превышает 500;

при наличии обстоятельств, делающих иной способ уведомления невозможным (например, при отсутствии сведений, необходимых для личного уведомления кредитора).

Информация, которая должна содержаться в уведомлении о проведении собрания, перечислена в п.3 ст.13 Закона 2002 г.

Закон не регламентирует последствий отсутствия уведомления; представляется, что кредитор, доказавший факт отсутствия уведомления, может ставить вопрос о неправомочности собрания, что повлечет недействительность принятых им решений (при этом суд должен обращать внимание на размер требований неуведомленного кредитора). Кроме того, в таких случаях можно говорить о недобросовестности арбитражного управляющего, выразившейся в ненадлежащем исполнении обязанности по уведомлению кредиторов о дате проведения собрания; кредиторы, у которых в результате возникли убытки (например, связанные с проездом к месту проведения собрания), могут потребовать возмещения управляющим этих убытков. В связи с созывом нового собрания убытки возникают и у должника - это расходы, связанные с созывом и проведением нового собрания.

Во избежание подобных проблем управляющий, уведомляя кредиторов о времени и месте проведения собрания, должен иметь доказательства, что уведомление произведено с соблюдением всех требований Закона.

Вопрос о месте проведения собрания кредиторов является дискуссионным. Как правило, собрание проводится по месту нахождения юридического лица-должника - это было установлено п.3 ст.13 Закона 1998 г. Пункт 4 статьи 14 Закона 2002 г. говорит о проведении собрания по месту нахождения должника либо органов управления должника, но собрание или комитет кредиторов могут определить иное место. Следует уточнить, ч.2 п.4 ст.14 Закона 2002 г. при невозможности проведения собрания по месту нахождения должника либо органов его управления место его проведения определяется арбитражным управляющим. Прежде в соответствии с Законом 1998 г. арбитражный управляющий такого права не имел. В практике применения Закона 1998 г. случались ситуации, когда комитет соглашался с предложением арбитражного управляющего о проведении собрания кредиторов в каком-нибудь отдаленном районе, например, по месту нахождения филиала юридического лица-должника. Таким образом, можно было добиться отсутствия некоторых кредиторов и попытаться принять не очень выгодные им решения (правда, заранее спрогнозировать, кто из кредиторов не приедет на собрание, все равно не представлялось возможным). Закон 2002 г. (ч.3 п.4 ст.14) устанавливает, что дата, время и место проведения собрания кредиторов не должны препятствовать участию в собрании лиц, имеющих такое право. Недостатком этой нормы является то, что она носит оценочный характер, так как не определяет критериев понятия "препятствия" для участия в собрании, что может повлечь злоупотребления как со стороны управляющих, так и со стороны судов. Кроме того, указанная норма не определяет возможные последствия установления таких даты, времени, места проведения собрания, которые все-таки препятствуют участию в нем. Представляется, что вопрос о недействительности решений таких собраний ставить в принципе можно, но с учетом размера требований кредитора, который не смог принять участия в собрании по указанным причинам.

Остановимся подробнее на том, каким образом осуществляется принятие решений собранием кредиторов. Можно выделить две категории решений, принимаемых собраниями кредиторов, - в зависимости от способа голосования (точнее, можно сказать о двух способах голосования при принятии определенных решений).

Во-первых, это такие решения, для принятия которых необходимо, чтобы за решение было отдано более 50% голосов кредиторов, присутствующих на собрании. Это общее правило принято и Законом 1998 г., и Законом 2002 г. Однако Закон 1998 г. устанавливал, что в соответствии с этим правилом принимаются:

все решения, для которых не установлено исключений;

решения, для которых установлены исключения, если эти решения принимаются на повторном собрании, в силу того что на первом собрании решение принять не удалось.

Закон 2002 г. устанавливает, что названным порядком принимаются все решения, для которых не установлено исключений; если исключение установлено, то решение принимается повторным собранием при условии, что за него подано более чем 30% голосов от общего количества голосов кредиторов и уполномоченных органов.

Во-вторых, это такие решения, для принятия которых необходимо большинство голосов от общего числа голосов кредиторов. Это исключение из общего правила; таким образом принимаются решения, прямо названные в Законе (их перечень является исчерпывающим). Закон 1998 г. предписывал принимать квалифицированным порядком следующие решения:

о введении внешнего управления;

о продлении внешнего управления;

об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства;

об обращении в арбитражный суд с ходатайством об отстранении арбитражного управляющего от исполнения обязанностей.

Закон 2002 г. несколько дополнил этот перечень, и в настоящее время квалифицированным порядком должны приниматься следующие решения:

об образовании комитета кредиторов, определении количественного состава и полномочий комитета кредиторов, избрании его членов;

о досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов и об избрании нового состава комитета кредиторов;

о введении финансового оздоровления, об изменении срока его проведения и об обращении с соответствующим ходатайством в арбитражный суд;

об утверждении графика погашения задолженности;

о введении и продлении внешнего управления и об обращении с соответствующим ходатайством в арбитражный суд;

об утверждении плана внешнего управления;

об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства;

о выборе саморегулируемой организации, из членов которой арбитражный суд утверждает арбитражного управляющего;

об обращении в арбитражный суд с ходатайством об отстранении арбитражного управляющего;

о включении в повестку дня собрания кредиторов дополнительных вопросов и принимаемым по ним решениям;

о заключении мирового соглашения.

Как видим, здесь перечислены наиболее важные для должника решения, поэтому для их принятия предъявляются более жесткие требования. Естественно, кредиторы должны быть уведомлены о том, какие именно вопросы будут рассматриваться на собрании - если заинтересованность в принятии данного решения у кредитора отсутствует, он не приедет на собрание, но в этом случае, возможно, решение не будет принято. Если такое решение не принято на первом собрании кредиторов, то для его принятия управляющий может созвать повторное собрание, на котором то же решение будет приниматься несколько иным порядком (о нем говорилось ранее). Управляющий обязан сообщить кредиторам о том, что созывается повторное собрание для принятия решений, не принятых первым собранием. Естественно, как на первом, так и на повторном собрании могут обсуждаться и другие вопросы (обратим внимание на то, что собрание должно быть именно повторным,практике известны случаи, когда управляющий ставил не решенный вопрос на повторное голосование на этом же собрании, что совершенно незаконно).

Так же, как и Законом 1998 г., вопрос голосования решается законами Узбекистана и Казахстана (последний добавляет к числу решений, принимаемых большинством голосов от общего числа кредиторов с установленными требованиями, избрание комитета кредиторов). Закон Эстонии устанавливает противоположный порядок, в соответствии с которым все решения принимаются большинством от общей суммы требований, и только на повторном собрании достаточно большинства от числа требований присутствующих на собрании кредиторов.

Интересен порядок определения количества голосов кредиторов, установленный законом Латвии. В соответствии с п.5 ст.8 "количество голосов на собрании кредиторов определяется путем принятия за один голос количества наименьших известных требований; количество голосов остальных кредиторов устанавливается путем деления требований каждого кредитора на наименьшее известное требование. Количество голосов каждого кредитора определяется перед каждым собранием с учетом изменений в составе необеспеченных кредиторов и сумм требований".

На практике иногда встречаются ситуации, когда собрание кредиторов принимает решение, в соответствии с которым голосование по определенным вопросам (например, по вопросам об одобрении крупных сделок арбитражного управляющего) будет приниматься собранием определенным большинством голосов от числа голосов кредиторов, присутствующих на собрании, либо даже от общего числа кредиторов. Иными словами, речь идет об изменении режима голосования, установленного Законом. Законно ли это? Поскольку п.1 ст.15 Закона 2002 г. (равно как и п.1 ст.14 Закона 1998 г.), определяющий порядок принятия решений собранием, допускает установление иного только "настоящим Федеральным законом", мы приходим к выводу, что изменять порядок голосования нельзя не только решением собрания кредиторов, но и даже путем установления соответствующих норм в иных законах и правовых актах. Следовательно, при обнаружении таких фактов может быть поставлен вопрос о признании недействительными решений всех собраний, голосование на которых происходило иным образом, нежели это указано в Законе.

Только Закон о банкротстве может изменить режим принятия решений собраниями кредиторов. В связи с этим в практике применения Закона 1998 г. возникал еще один вопрос - нельзя ли считать указанным изменением норму п.2 ст.120 Закона 1998 г.: "Решение собрания кредиторов о заключении мирового соглашения принимается большинством голосов от общего числа конкурсных кредиторов"? На наш взгляд, голосование за заключение мирового соглашения вполне логично осуществлять не количеством требований, а количеством субъектов, поскольку такой порядок способствовал бы защите мелких кредиторов, что особенно актуально при заключении мирового соглашения. Однако практика ВАС РФ пошла по иному пути, истолковав норму п.2 ст.120 Закона 1998 г. как устанавливающую общий порядок голосования за заключение мирового соглашения, т.е. голосования количеством требований. Эта позиция выражена в п.18 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. N 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". Эта позиция была закреплена Законом 2002 г. - таким образом, мелкие кредиторы при заключении мирового соглашения оказываются в таком же незащищенном положении, как и во всех остальных процедурах конкурса.

Одним из решений, принимаемых квалифицированным большинством голосов, как уже упоминалось, является решение об отстранении арбитражного управляющего. Это решение принимается собранием кредиторов, которое проводится самим управляющим. Закон 1998 г., как отмечалось, устанавливал, что иные субъекты не могут проводить собрание ни при каких обстоятельствах. В результате иногда возникала ситуация некоего замкнутого круга, не позволяющая осуществить отстранение недобросовестного управляющего. В принципе, Закон 1998 г. соответствующие механизмы предусматривает, поскольку допускает четыре способа созыва собрания кредиторов в зависимости от субъекта, инициирующего этот процесс. Способы следующие:

по инициативе арбитражного управляющего;

по инициативе комитета кредиторов;

по инициативе кредиторов, требования которых составляют более одной трети от общей суммы требований;

по инициативе более чем одной трети конкурсных кредиторов с установленными требованиями (данный способ созыва собрания может быть назван одним из немногочисленных имеющихся в Законе способов защиты мелких кредиторов).

В последних трех случаях у арбитражного управляющего возникает особая обязанность: организовать проведение собрания (даже если в повестке - отстранение управляющего от исполнения обязанностей). Собрание должно быть созвано в течение двух недель с момента соответствующего обращения. За неисполнение этой обязанности управляющий может быть привлечен к ответственности.

Закон 2002 г. сохранил названный порядок, изменив только положение об инициативе кредиторов и уполномоченных органов, обладающих определенной суммой требований, - теперь это не 1/3, а 10% (т.е. 1/10) от общей суммы требований.

Еще одной новеллой Закона 2002 г., о которой упоминалось, является возможность проведения собрания не арбитражным управляющим, а лицами, настаивающими на его проведении, - если управляющий не исполнил соответствующую обязанность в течение трех недель с даты получения требования о созыве собрания (такое правило установлено п.5 ст.12 Закона 2002 г.).

Подобный порядок созыва собрания установлен во всех государствах СНГ и Балтии. Закон Узбекистана в ст.8 устанавливает полностью аналогичный российскому Закону 1998 г. порядок. В некоторых случаях несколько изменяется круг субъектов-инициаторов либо количество голосов кредиторов. Так, п.3 ст.26 закона Литвы допускает инициативу суда, администратора, председателя собрания кредиторов, кредиторов, сумма требований которых не менее 10% общей суммы требований; ст.26 закона Эстонии и ст.22 закона Грузии - инициативу управляющего, комитета кредиторов или кредиторов, сумма требований которых не менее 20% общей суммы требований (интересно, что закон Эстонии в случае несозыва управляющим собрания в течение двух недель со дня предъявления ему требования об этом предоставляет такое право комитету либо кредиторам, требующим созыва собрания). Закон Молдовы (п.6 ст.25) предоставляет право требовать созыва собрания управляющему; конкурсным кредиторам с суммой требований более 25% от общей суммы; одной трети конкурсных кредиторов.

Остановимся на еще одной важной и часто возникающей на практике проблеме, не урегулированной ни Законом 1998 г., ни Законом 2002 г. Дело в том, что нормы и прежнего и нового закона прямо не говорят о возможности и порядке обжалования определенными лицами решений собраний кредиторов. Тем не менее в суды часто поступают требования признать недействительными решения собраний кредиторов; такие требования при наличии определенных оснований удовлетворяются. Какими могут быть эти основания? О некоторых из них упоминалось ранее - в частности, обжалование возможно, когда собрание кредиторов проводится не арбитражным управляющим, а иным лицом, не имеющим такого права; когда кредиторы не были уведомлены о проведении собрания; когда не соблюден режим голосования (в том числе когда этот режим изменен самим собранием либо комитетом кредиторов). Кроме того, основанием для признания недействительным решений собрания может быть любое нарушение требований законодательства (если речь идет об императивных нормах). Суды нередко принимают такие решения, причем практика выработала определенные подходы к рассмотрению данных вопросов. Например, суды, как правило, совершенно справедливо отказывают в признании недействительным решения собрания неуведомленному кредитору с небольшим количеством голосов, если его участие не повлияло бы на принятие решения (представляется возможным квалифицировать действия такого кредитора, направленные на опровержение решения собрания, как злоупотребление правом с применением последствий, установленных ст.10 ГК РФ).

Однако в ряде случаев и при наличии нарушений суды оставляют в силе решения собраний, мотивируя это тем, что возможность признания их недействительными прямо не установлена. В целях избежания многих проблем следовало бы ввести в Закон хотя бы примерный перечень оснований признания недействительными решений собраний кредиторов.

В.В. Витрянский считает, что правом на обжалование решений должны быть наделены лица, участвующие в деле о банкротстве, а также в соответствующих случаях представитель работников должника, собственник имущества должника - унитарного предприятия, представитель участников (учредителей) должника - юридического лица*(7).

Собрание кредиторов - важнейший субъект конкурсного права, от решений которого во многом зависит судьба должника. При этом решения собрания (и соответственно высказываемая им воля) не являются решением совокупности кредиторов, так как допускается принуждение меньшинства (по сумме требований) кредиторов к исполнению решений большинства. Именно поэтому мы можем утверждать, что, не будучи субъектом гражданского права, собрание является субъектом конкурсного права, т.е. конкурсное право имеет самостоятельный, характерный только для него субъектный состав.

 

М.В. Телюкина,

кандидат юридических наук

 

"Адвокат", N 2, февраль 2003 г.

 

——————————————————————————————————————————————————————————————————

*(1) (Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). - М.: Норма, 2001. - С.76-77.)

*(2) СЗ РФ. - 2002. - N 43. - Ст.4190.

*(3) Васильев А.Б. Собрание кредиторов, его организация, условия проведения и компетенция / Комментарии к Закону "О несостоятельности (банкротстве)". - СПб.: Петрополис, 1998. - С.126.

*(4) Там же. - С.127.

*(5) Витрянский В.В. Как реформировать законодательство о банкротстве// Законодательство, 1999. - N 5.

*(6) Подробнее об этом см.: Телюкина М.В. Практика Конституционного Суда РФ по делам о несостоятельности (банкротстве)// Законодательство, 2002. - N 7.

*(7) Витрянский В.В. - Указ. соч. - С.97.

 


 

 
главная | события | о сайте | информация | предложение | форум | почта | гостевая книга  | процесс  | статьи | комментарии | законодательство | технологии | личный опыт | на обозрение | за рубежом | документы  | архив | управление | ссылки | практика | банкротство  | профессия  | лица | разное

Author information goes here.
Copyright © 2003 by Mihail   All rights reserved

Закрытие ип процедура закрытия. . AutoUsaPremium.com Auto insurance карта сайта