M&A

 

 

СТАТЬИ

 

 

 

ГЛАВНАЯ

СОБЫТИЯ

ИНФОРМАЦИЯ


СТАТЬИ

КОММЕНТАРИИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

ТЕХНОЛОГИИ

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

ЗА РУБЕЖОМ

ДОКУМЕНТЫ

ПРОЦЕСС

ПРАКТИКА

НА ОБОЗРЕНИЕ


УПРАВЛЕНИЕ

БАНКРОТСТВО

ПРОФЕССИЯ

ЛИЦА

РАЗНОЕ

АРХИВ


ССЫЛКИ

ГОСТЕВАЯ КНИГА


О САЙТЕ

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ФОРУМ

ПОЧТА

 

 

 Управляющая организация хозяйственного общества:

вопросы теории и практики

В помощь хозяйственному руководителю

 

Согласно абзацу 3 п.1. ст.69 ФЗ "Об акционерных обществах", "по решению общего собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему)"*(1). Аналогичную норму содержит ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (ст.42).

Сразу можно отметить, что отношения, которые возникают при передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации, относятся к отношениям нового типа, история регулирования которых ограничивается всего лишь шестью годами, и поэтому очень часто даже юристы не всегда способны правильно их оценить и прокомментировать.

Круг вопросов, которые, как правило, возникают на практике при попытке применить указанную норму закона, определяется в первую очередь недостаточностью теоретической проработки всех элементов этого правового механизма.

При этом все гораздо проще, когда речь идет о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющему, т. е. физическому лицу, являющемуся индивидуальным предпринимателем. Дело в том, что и в первом и во втором случае это физические лица. Меняется лишь характер их отношений с акционерным обществом. Если на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом распространяется действие законодательства Российской Федерации о труде в части, не противоречащей положениям ФЗ "Об акционерных обществах" (абз.3 п.3 ст.69 ФЗ "Об акционерных обществах), то отношения между обществом и управляющим регулируются исключительно гражданско-правовыми нормами.

Все гораздо сложнее, когда полномочия единоличного исполнительного органа передаются управляющей организации. Ведь в этом случае полномочия органа юридического лица передаются не органу, а другому юридическому лицу.

В связи с этим мы можем говорить как о проблемах и вопросах, которые являются общими, как в случае передачи полномочий управляющей организации и управляющему, так и об отдельном специальном блоке вопросов, которые касаются исключительно механизма передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации.

К общим вопросам, на наш взгляд, относятся:

1. Кто может выступать в качестве управляющего?

2. Какой орган принимает решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации (управляющему)?

3. Когда и на основе какого договора общество вправе передать полномочия своего единоличного исполнительного органа управляющей организации (управляющему)?

4. Становится ли управляющая организация (управляющий) при передаче ей (ему) полномочий единоличного исполнительного органа хозяйственного общества органом юридического лица (т.е. органом управляемой организации)?

5. Какой объем полномочий единоличного исполнительного органа может передаваться управляющей организации (управляющему)?

6. Какой орган может принять решение о досрочном прекращении полномочий управляющей организации (управляющего).

К специальному блоку вопросов, на наш взгляд, можно отнести следующие:

1. Каков круг лиц, которые могут выступать от имени управляющей организации или управляемой организации и кем он определяется? Может ли единоличный исполнительный орган управляющей организации действовать от имени управляемой организации?

2. Может ли единоличный исполнительный орган управляющей организации одновременно занимать должности в органах управления управляемой организации?

3. Если Уставом акционерного общества предусмотрены как единоличный исполнительный орган так и коллегиальный, то, кто будет выполнять функции председателя коллегиального исполнительного органа в случае передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации?

4. Могут ли органы управления управляющей организации влиять на решения, принимаемые единоличным исполнительным органом управляющей организации в отношении управляемой организации?

Попробуем на основе анализа действующего законодательства и теоретических изысканий в этом вопросе российских ученых-юристов ответить на поставленные вопросы.

 

Кто может выступать в качестве управляющей организации (управляющего)?

Согласно п.4 ст.33 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и п.1 ст.69 ФЗ "Об акционерных обществах", в качестве управляющего может выступать коммерческая организация или индивидуальный предприниматель.

 

Коммерческая организация

 

Как мы видим из приведенной нормы, законодатель допускает использование в этой роли любого юридического лица, относимого статьей 50 ГК РФ к коммерческим организациям, независимо от его организационно-правовой формы. Учитывая, что речь идет об управлении текущей деятельности хозяйственного общества, т.е. организации, по сути своей олицетворяющей частную собственность, при выборе управляющего могут возникнуть очень интересные ситуации. Например, когда в качестве управляющего выступит государственное (муниципальное) предприятие.

 

Индивидуальный предприниматель

 

Индивидуальный предприниматель - это гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и зарегистрированный в качестве предпринимателя в установленном порядке.

Принимая решение о выборе в качестве управляющего гражданина (физическое лицо), мы должны четко представлять себе ряд необходимых правовых характеристик и требований, которым он должен соответствовать.

1. Гражданин должен быть зарегистрирован в качестве предпринимателя.

В соответствии со ст.23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, осуществляемой в соответствии с Законом РСФСР от 7 декабря 1991 г. "О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации" и Положением о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденным Указом Президента РФ от 8 июля 1994 г. "Об упорядочении государственной регистрации предприятий и предпринимателей на территории Российской Федерации".

Государственная регистрация предпринимателей в соответствии с п.7 Положения о регистрации осуществляется регистрирующим органом в день представления документов либо в 3-дневный срок с момента получения документов по почте. В тот же срок заявителю выдается (высылается по почте) бессрочное свидетельство о регистрации в качестве предпринимателя.

2. Гражданин отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом

Предусматривая безусловное право граждан на осуществление предпринимательской деятельности, законодательство вместе с тем достаточно серьезно подходит к определению юридической ответственности по обязательствам предпринимателя. В соответствии со ст.24 ГК РФ "гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание".

 

Какой орган принимает решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации (управляющему)?

Ответ на вопрос позволяет дать анализ ст.32, 33 и 42 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и ст.69 ФЗ "Об акционерных обществах".

При регулировании этого вопроса ФЗ "Об акционерных обществах" и в старой, и в новой редакции прямо устанавливает, что это решение должно принимать общее собрание акционеров. Вместе с тем, в отличие от старой редакции ФЗ "Об акционерных обществах", новая содержит новеллу, которая заключается в том, что решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации (управляющему) принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров (наблюдательного совета) общества (абз.3 п.1 ст.69 ФЗ "Об акционерных обществах"). Обращает на себя внимание императивность указанной нормы, которая фактически лишает права акционеров или акционера предложить этот вопрос в повестку дня общего собрания акционеров. Но при этом возникает еще одна проблема. А кто сможет предложить этот вопрос в повестку дня общего собрания акционеров, если совет директоров в акционерном обществе не образуется, а его функции осуществляет общее собрание акционеров? Прежде чем ответить на этот вопрос, обратимся к более общей норме закона, которая устанавливает, что, в том случае когда функции совета директоров (наблюдательного совета) осуществляет общее собрание, устав общества должен содержать указание об определенном лице или органе общества, к компетенции которого относится решение вопроса о проведении общего собрания акционеров и об утверждении его повестки дня (абз.2 п.1 ст.64 ФЗ "Об акционерных обществах"). На наш взгляд, было бы логично, определяя в уставе лицо или орган, который принимает решение по указанным вопросам, отнести к его компетенции и право вносить в повестку дня общего собрания вопрос о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации (управляющему).

В обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью не все так однозначно.

Обратим внимание на редакцию подпункта 4 п.4 ст.33 Закона, определяющего такие вопросы исключительной компетенции общего собрания участников, как "образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий, а также принятие решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (далее - управляющему), утверждение такого управляющего и условий договора с ним".

Легко увидеть, что приведенное положение Закона содержит три самостоятельных вопроса исключительной компетенции собрания:

1) образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий;

2) принятие решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющему;

3) утверждение управляющего и условий договора с ним.

Как известно, вопросы, отнесенные к исключительной компетенции общего собрания участников общества, не могут переданы им:

- на решение совета директоров (наблюдательного совета) общества, за исключением случаев, предусмотренных ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью";

- на решение исполнительных органов общества.

Следовательно, единственная возможность со стороны совета директоров принять решение по рассматриваемым вопросам существует тогда, когда законом такая передача допускается.

Абзац 3 п.2 ст.32 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" предусматривает, что к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества может относиться такой вопрос, как образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий, т.е. определяется именно такой случай, который, являясь исключением, допускает возможность передачи в компетенцию совета директоров (наблюдательного совета) вопроса, относимого к исключительной компетенции собрания. Однако это лишь один из трех вопросов, которые мы рассматриваем. Нигде далее по тексту Закона не предусматривается возможность передачи совету директоров (наблюдательному совету) как решения вопроса о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющему, так и решения вопроса по утверждению такого управляющего и договора с ним. Следовательно, законодатель оставляет решение этих вопросов в компетенции общего собрания участников общества. Более того, статья 42 Закона, корреспондируясь с подпунктом 4 п.2 ст.33 Закона, устанавливает, что договор с управляющим подписывается от имени общества лицом, председательствующим на общем собрании участников общества, утвердившем условия договора с управляющим, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества.

Таким образом, в обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью только общее собрание участников вправе решать вопрос как о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющему, так и об утверждении такого управляющего и условий договора с ним.

 

Когда и на основе какого договора общество вправе передать полномочия своего единоличного исполнительного органа управляющей организации (управляющему)?

Согласно абз.1 ст.42 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", общество вправе передать по договору полномочия своего единоличного исполнительного органа управляющему только в том случае, если такая возможность прямо предусмотрена уставом общества. Соответственно, если такого положения в уставе нет, то, прежде чем принимать решение об этом, необходимо внести дополнение в устав с соблюдением всех процедур по принятию такого решения, которые предусмотрены законодательством об обществах с ограниченной ответственностью.

Здесь следует отметить, что для акционерных обществ нет требования, чтобы возможность передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации или управляющему обязательно фиксировалась в уставе. В акционерном обществе главное - решение общего собрания на этот счет.

Необходимо отметить, что в ряде случаев собрание участников, утверждая условия такого договора, определяет его, как договор доверительного управления имуществом, что абсолютно неверно. Это связано со следующим.

Доверительное управление устанавливается в отношение имущества, а не организаций. Это значит, что если в доверительное управление передается предприятие, то оно рассматривается не как организация, а как комплекс имущества в соответствии со ст.132 ГК РФ. Предприятия как юридического лица не существует и, соответственно, нет органов юридического лица. Управляющий по договору доверительного управления выполняет свои функции вместо этих органов. Управляющему передается имущественный комплекс, а не организация, и он осуществляет деятельность в отношении этого комплекса. Организация, если она существовала, подлежит ликвидации. Более того, в соответствии со ст.209 ГК РФ доверительное управление должно рассматриваться как способ осуществления права собственности на имущество, когда правомочия собственника полностью или частично осуществляет доверительный управляющий, причем от своего имени. Соответственно собственник лишается права осуществления этих правомочий.

При заключении договора от имени общества в нашем случае договор заключается для осуществления руководства именно организацией, а не имущественным комплексом. Собственником имущества является само общество с ограниченной ответственностью, от имени которого действует управляющий. Таким образом, попытки связать заключение договора с управляющей организацией или управляющим с договором доверительного управления имуществом не имеют под собой никаких правовых оснований.

Тем не менее это должен быть либо гражданско-правовой договор на оказание услуг, либо договор подряда.

В обществе с ограниченной и дополнительной ответственностью вопрос о том, кто подписывает договор и утверждает его условия, решен очень четко. Согласно абз.2 ст.42 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", договор с управляющей организацией или управляющим подписывается от имени общества лицом, председательствующем на общем собрании участников общества, утвердившем условия такого договора, либо участником общества, уполномоченным на это решением общего собрания участников.

Старой редакцией ФЗ "Об акционерных обществах" в акционерных обществах устанавливалось, что условия договора, заключаемого обществом с управляющей организацией или управляющим, утверждается советом директоров (наблюдательным советом) общества (абз.3 п.1 ст.69 ФЗ "Об акционерных обществах"), если уставом общества не установлено иное. Вместе с тем не ясно, что имел в виду законодатель под "иным". Общее собрание акционеров могло бы явиться единственным органом, кроме совета директоров (наблюдательного совета) общества, который мог бы утвердить условия указанного договора. Однако вопрос об утверждении договора с управляющей организацией или управляющим в ФЗ "Об акционерных обществах" к вопросам компетенции общего собрания акционеров не относился, а компетенция общего собрания акционеров уставом расширена быть не может (за исключением, естественно, случая, когда совет директоров (наблюдательный совет) в акционерном обществе не избирается, а его функции осуществляет общее собрание акционеров). Следовательно, реальный орган, который мог утвердить условия договора по старой редакции закона, - это был совет директоров (наблюдательный совет). При вступлении в силу новой редакции ФЗ "Об акционерных обществах" ситуация с решением этого вопроса ухудшилась, поскольку в ней вообще не определен орган, который должен или может утверждать условия договора с управляющей организацией (управляющим). Ясно, что этим органом не может быть общее собрание акционеров по тем же соображениям, что были высказаны ранее.

Конечно, если в структуре управления акционерного общества формируется совет директоров (наблюдательный совет), то, определяя в уставе его компетенцию, можно включить в нее решение и этого вопроса. Соответственно именно его председатель и должен подписывать договор с управляющей организацией или управляющим.

Когда совет директоров (наблюдательный совет) в обществе не образуется, то решение этого вопроса можно передать в компетенцию коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции) с определением того лица, которое подпишет этот договор. А вот в случае двухзвенной модели управления акционерным обществом следует признать, что специально по вопросу утверждения условий договора с управляющей организацией (управляющим) решение принимать некому. Общее собрание акционеров, связанное исчерпывающем перечнем вопросов своей компетенции, этого сделать не может, а других органов, которые могли бы это сделать, просто нет. В этом случае принятие решения общим собранием акционеров о передаче полномочий единоличного исполнительного общества органа управляющей организации (управляющему) будет фактически означать и утверждение условий договора с ней.

 

Становится ли управляющая организация (управляющий) при передаче ей (ему) полномочий единоличного исполнительного органа хозяйственного общества органом юридического лица (т.е. органом управляемой организации)?

Ответ на этот вопрос заложен в самом определении органа юридического лица, который мы сформулировали ранее. Орган юридического лица - это некая организационно оформленная часть юридического лица, представленная либо одним, либо несколькими физическими лицами, образуемая в соответствии с порядком, определенным законом и учредительными документами, обладающая определенными полномочиями, реализация которых осуществляется в пределах собственной компетенцией, которая посредством принятия специальных правовых актов, виды которых определяются законодательством, реализует волю юридического лица.

Анализ этого определения позволяет выделить следующие основные признаки органа юридического лица:

- орган юридического лица - это некая организационно оформленная часть юридического лица, представленная либо одним, либо несколькими физическими лицами;

- орган юридического лица образуется в соответствии с порядком, определенным законом и учредительными документами;

- орган юридического лица обладает определенными полномочиями, реализация которых осуществляется в пределах собственной компетенции;

- волеобразование и волеизъявление юридического лица оформляются посредством принятия специальных актов органов юридического лица, виды которых определяются законодательством.

Если мы попытаемся наложить каждый из перечисленных признаков на управляющую организацию (управляющего), то достаточно легко увидеть, что ни одним из вышеназванных признаков управляющая организация (управляющий) не обладает. Во-первых, орган юридического лица, являясь частью юридического лица, не является самостоятельным субъектом гражданских отношений. В то время как управляющая организация и управляющий не являются организационно оформленной частью юридического лица, поскольку и управляющая организация как самостоятельное юридическое лицо, и управляющий как предприниматель без образования юридического лица являются самостоятельными субъектами. Во-вторых, и управляющая организация, и управляющий не образуются в соответствии с тем порядком, который предписан при образовании органов юридического лица. В-третьих, управляющая организация и управляющий как юридическое лицо и предприниматель без образования юридического лица изначально не имеют полномочий органа, а лишь принимают на себя тот объем полномочий, которыми был наделен единоличный исполнительный орган конкретного юридического лица. И наконец, в-четвертых, управляющая организация и управляющий волеобразование и волеизъявление юридического лица -управляемой организации оформляют принятием специальных актов не от имени своих органов, а от имени единоличного исполнительного органа управляемой компании. Таким образом, мы имеем дело с уникальной ситуаций, когда управляющая организация (управляющий) не является органом юридического лица, а лишь играет эту роль, реализуя полномочия, полученные от органа этого юридического лица. В связи с этим очень важным становится ответ на следующий вопрос:

 

Какой объем полномочий единоличного исполнительного органа может передаваться управляющей организации (управляющему)?

Поставленный вопрос требует очень четкого ответа, поскольку от этого зависит не только объем полномочий управляющей организации, но и легитимность принимаемых решений от имени управляемой организации. К сожалению, и в литературе, и на практике нет единой позиции на этот счет. Так, Д. Степановым высказывается точка зрения, в соответствии с которой в договоре о передаче полномочий единоличного исполнительного органа отдельные полномочия управляющего могут быть ограничены по сравнению с теми, что указаны в законе и учредительных документах общества*(2).

Многие акционерные общества при заключении договора о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации считают возможным передавать не весь объем полномочий единоличного исполнительного органа, а лишь часть его. В качестве примера приведем один из вариантов такого подхода. В разделе 2 "Права и обязанности Сторон" аналогичного договора был предусмотрен специальный подраздел 2.1 "Общество" оставляет за собой следующие полномочия:

2.1.1. осуществлять контроль финансово-хозяйственной деятельности "Общества" с даты подписания "Договора управления" по вопросам внешнеэкономической деятельности общества и вопросов, отнесенных к исключительной компетенции Общего собрания акционеров и Совета директоров АО "Х";

2.1.2. совершать сделки от имени "Общества" по вопросам внешнеэкономической деятельности "Общества";

2.1.3. самостоятельно обеспечивать подготовку и проведение общих собраний "Общества";

2.1.4. выдавать представителям "Управляющей организации" доверенности на осуществление ими деятельности по управлению "Обществом";

2.1.5. принимать решения о предъявлении от имени "Общества" претензий и исков к юридическим и физическим лицам и об удовлетворении претензий, предъявляемых к "Обществу";

2.1.6. обеспечить реальное исполнение всеми (любыми) работниками "Общества" всех (любых) указаний (распоряжений, приказов) "Управляющей организации".

Обращают на себя внимание практически все положения приведенного раздела договора. Особенно "хороши" те, которыми "Управляющая организация" лишается права контроля за финансово-хозяйственной деятельностью "Общества", совершения ряда сделок, выдачи доверенности и предъявления исков и претензий. А ведь все это неотъемлемая часть полномочий единоличного исполнительного органа. Насколько правомерно деление этого объема на тот, который передается "Управляющей организации" и тот, который остается за "Обществом"?

Согласно абз.2 п.3 ст.103 ГК РФ, к компетенции исполнительного органа общества относится решение всех вопросов, не составляющих исключительную компетенцию других органов управления обществом, определенную законом или уставом общества. Таким образом, компетенция исполнительного органа, включающая в себя определенный набор его полномочий, зависит от того, насколько она определена в уставе, с учетом положений закона. Определение этого объема осуществляется, как правило, до того, как принимается решение о передаче полномочий исполнительного органа управляющей организации или управляющему, поскольку такая передача может состояться, а может и не состояться, а наличие единоличного исполнительного органа и определение его компетенции обязательны. Когда законодатель предусматривает возможность передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации (управляющему), то он не предусматривает специального какого-либо выделения той части вопросов, которые передавать возможно, и той части вопросов, которые передавать нельзя. В соответствии с абз.3 п.3 ст.103 ГК РФ по решению общего собрания акционеров полномочия исполнительного органа общества могут быть переданы по договору другой коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (управляющему). Следовательно, по логике законодателя и по букве закона управляющей организации (управляющему) передается весь объем полномочий, который был определен для единоличного исполнительного органа. Таким образом, абсолютно неправомерно уменьшать объем полномочий единоличного исполнительного органа, передаваемый управляющей организации (управляющему) через положения договора, фиксирующего факт такой передачи.

В том же случае, если объем полномочий единоличного исполнительного органа управляемой организации меняется путем внесения изменений в устав управляемой организации после заключения договора о передаче таких полномочий управляющей организации, управляющая организация, вероятно, имеет право потребовать досрочного расторжения договора и при этом у нее не возникнет обязанности возмещения управляемой организации убытков. Подобная ситуация, кстати, еще раз демонстрирует особенности договора передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации, поскольку, с одной стороны, гражданское законодательство исходит из запрета одностороннего изменения условий договора, а с другой - невозможно отказать высшему органу управления общества в праве вносить изменения в устав, касающиеся компетенции его органов.

 

Какой орган может принять решение о досрочном прекращении полномочий управляющей организации (управляющего)?

ФЗ "Об акционерных обществах" достаточно четко решает этот вопрос. Согласно п.4 ст.69 Закона общее собрание акционеров вправе в любое время принять решение о досрочном прекращении полномочий управляющей организации или управляющего.

Вместе с тем указанная статья не дает представления о том, кто может внести в повестку дня общего собрания акционеров вопрос о досрочном прекращении полномочий управляющей организации или управляющего. Если исходить из смысла п.3 ст.49 ФЗ "Об акционерных обществах", то вариантов может быть всего два.

1. Если в Уставе общества специально оговорено, что решение этого вопроса принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров общества, то соответственно рассматриваемый вопрос вносится в повестку дня советом директоров. Следует заметить, что в этом случае у акционеров общества не возникает права на такую инициативу и они не смогут предложить этот вопрос для внесения его в повестку дня.

2. Если устав не содержит каких-либо ограничений по кругу лиц и (или) органов общества, имеющих право на внесение вопроса о досрочном прекращении полномочий управляющей организации или управляющего, то и акционеры, и совет директоров, а в случае созыва внеочередного общего собрания акционеров по инициативе ревизионной комиссии или аудитора и эти органы могут вносить рассматриваемый вопрос в повестку дня общего собрания.

Однако ответ на рассматриваемый вопрос будет неполным, если не определить тот орган, который может принимать решение о приостановлении полномочий управляющей организации или управляющего. Согласно абз.3 п.4 ФЗ "Об акционерных обществах", таким органом может совет директоров (наблюдательный совет) общества. Закон не предоставляет это право совету директоров в безусловном порядке как неотъемлемую часть полномочий органа, а связывает его возникновение с четким указанием на это в Уставе акционерного общества. То есть, если в Уставе указание на этот счет будет отсутствовать, то и правом на приостановление полномочий управляющей организации или управляющего совет директоров (наблюдательный совет) общества обладать не будет. Однако указание в уставе общества на такое право совета директоров одновременно налагает на совет директоров (наблюдательный совет) обязанность по принятию решения об образовании временного единоличного исполнительного органа и о проведении внеочередного общего собрания акционеров для решения вопроса о досрочном прекращении полномочий управляющей организации или управляющего и об образовании нового единоличного исполнительного органа или о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации или управляющему.

Но, ответив на вопросы, которые являются общими в случае передачи полномочий как управляющей организации, так и управляющему, необходимо теперь рассмотреть отдельный специальный блок вопросов, которые касаются исключительно механизма передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации.

 

Каков круг лиц, которые могут выступать от имени управляющей или управляемой организации и кем он определяется? Может ли единоличный исполнительный орган управляющей организации действовать от имени управляемой организации?

Отвечая на эти вопросы, необходимо отметить, что отношения, которые возникают при передаче полномочий единоличного исполнительного органа акционерного общества управляющей организации, относятся к отношениям нового типа, история регулирования которых ограничивается весьма коротким периодом времени, и поэтому часто даже юристы не всегда способны правильно их оценить и прокомментировать.

Основная ошибка многих юристов и практиков заключается как раз в определении того круга лиц, которые могут выступать от имени управляемой организации. При этом больше всего споров возникает относительно возможности выступать в этой роли единоличного исполнительного органа самой управляющей организации.

Участие в различных судебных спорах по поводу этого вопроса позволяет сделать вывод о том, что те, кто настаивает на отсутствии полномочий у единоличного исполнительного органа управляющей организации на осуществление действий от имени управляемой организации, обосновывают свою позицию двумя весьма спорными умозаключениями.

А. Управляющая организация не может осуществлять управление обществом, полномочия исполнительного органа которого ей переданы, иначе как только через институт представительства, путем оформления доверенностей конкретным лицам, которые поименованы в договоре о передаче полномочий.

Б. Сам генеральный директор управляющей организации может действовать от имени управляемой организации только на основе доверенности

На самом деле такой подход является крайне ограниченным, а при применении его в практической деятельности проявляет свою явную несостоятельность.

Дело в том, что когда управляющей организацией выступает юридическое лицо, то понятно, что само юридическое лицо в силу своих сущностных особенностей не способно самостоятельно приобретать гражданские права и принимать гражданские обязанности. Оно это делает, во-первых, через свои органы и, во-вторых, через институт представительства.

Первый вариант, когда от имени управляемой организации выступает единоличный исполнительный орган управляющей организации.

Как мы уже говорили ранее, еще Д.И. Мейер отмечал, что в юридическом быту существуют лица, по природе своей не способные к гражданской деятельности, видел средство помочь этому недостатку в том, "что создается орган юридического лица, действия которого считаются действиями самого юридического лица: признавая существование юридического лица, законодательство в то же время определяет орган, через который оно должно проявлять свою гражданскую деятельность"*(3).

Другой российский юрист - Е.Н. Трубецкой, исследуя этот же вопрос конкретизировал ответ на него применительно уже к конкретному органу юридического лица, его руководителю, писал, что "дееспособность юридических лиц выражается в действиях определенных физических лиц, действующих от имени юридического лица. Действия таких лиц считаются действиями самого юридического лица. Если, например, ректор университета заключает контракт на поставку дров или на устройство электрического освещения в университетских зданиях, то эти действия ректора считаются действиями самого университета"*(4).

Таким образом, юридическое лицо выражает свою волю вовне через свои органы. Современное гражданское законодательство также следует этому подходу. ГК РФ в ст.53 устанавливает, что "юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами".

Анализ современной юридической литературы*(5) позволяет определить, что в зависимости от объема своих полномочий органы юридического лица могут создаваться для формирования его воли (волеобразующие органы) и для одновременного выражения его воли вовне по отношению ко всем третьим лицам - участникам имущественного оборота (волеизъявляющие или исполнительные органы).

Это общее правило, применяемое нами для всех юридических лиц, находит свое применение и в преломлении конкретных их видов -хозяйственных обществ. Среди органов хозяйственных обществ также происходит разделение на органы, созданные только для формирования воли юридического лица, и те, которые выражают его волю вовне. Но здесь необходимо иметь в виду, что органы могут подразделяться на несколько групп:

- органы, которые могут быть только волеобразующими;

- органы, которые могут быть как волеобразущими, так и волеизъявляющими.

К первой группе относятся общее собрание акционеров (участников), совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган (правление, дирекция).

Ко второму виду относится единоличный исполнительный орган. Действительно, как волеизъвляющий орган он реализует вовне волю, сформированную органами первой группы. Так, при принятии общим собранием акционеров (участников) или советом директоров (наблюдательным советом) решения о совершении крупной сделки они формируют волю юридического лица на совершение определенных действий - совершение сделки, которую и реализует вовне единоличный исполнительный орган, заключая договор от имени общества и выступая при этом как орган волеизъвляющий. Но при этом единоличный исполнительный орган в пределах своей компетенции может и сам формировать волю хозяйственного общества, например в отношении сделок, совершаемых в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности, и сам же реализовывать эту волю вовне, заключая конкретные договоры. Таким образом, единоличный исполнительный орган может выступать и как волеобразующий, и как волеизъявляющий орган.

Обращаем внимание на уникальность положения единоличного исполнительного органа (директора, генерального директора), поскольку это единственный орган юридического лица, который и формирует его волю и реализует ее вовне.

В ФЗ "Об акционерных обществах" это достигается тем, что в п.2 ст.69 совершенно определенно устанавливается объем его полномочий, заключающийся в том, что "единоличный исполнительный орган (директор, генеральный директор) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества, утверждает штаты, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества". При этом в акционерных обществах законодательством предусмотрена возможность не формирования своего единоличного исполнительного органа, а передачи тех полномочий, которые закреплены за ним законом и учредительными документами, другому юридическому лицу, которая приобретает статус "управляющей организации".

Как мы уже отмечали ранее, возможность такой передачи определяется в ст.69 ФЗ "Об акционерных обществах", в которой устанавливается, что "по решению общего собрания акционеров полномочия исполнительного органа могут переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации)" (абз.3 п.1 ст.69).

Следовательно, если такое решение состоялось и заключен договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа конкретному юридическому лицу, то к этому юридическому лицу переходит весь объем полномочий единоличного исполнительного органа той организации, которая выступила стороной такого договора.

Управляющая организация наряду с теми правами и обязанностями, которыми она обладала до заключения этого договора, приобрела дополнительные права и приняла дополнительные обязанности, которые связаны с выполнением полномочий единоличного исполнительного органа "управляемой организации", которые и определяются в самом договоре, в том числе и право действовать от имени "управляемой организации", представлять ее интересы, совершать сделки от имени управляемой организации, утверждать штаты, издавать приказы и давать указания, обязательные для исполнения всеми работниками "управляемой организации".

Но "управляющая организация" - это юридическое лицо, которое может реализовывать свои права и принимать обязанности, в том числе и вновь возникшие на основе договора, через свои органы, и в первую очередь через такой универсальный орган, как единоличный исполнительный орган самой "управляющей организации".

Следовательно, единоличный исполнительный орган (директор, генеральный директор) в силу своего статуса может реализовывать возникшие дополнительные права управляющей организации в полном объеме, а именно право действовать от имени "управляемой организации", представлять ее интересы, совершать сделки от имени управляемой организации, утверждать штаты, издавать приказы и давать указания, обязательные для исполнения всеми работниками "управляемой организации". При этом его действия должны признаваться действиями самого юридического лица.

Необходимо отметить, что этому подходу соответствует и арбитражная практика. В частности, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 9 февраля 1999 г. N 6164/98 прямо указал, что, "согласно ст.53 Гражданского кодекса Российской Федерации, органы юридического лица, к числу которых относится и руководитель, не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений и являются частью юридического лица".

 

(Окончание следует)

 

С.Д. Могилевский,

доктор юридических наук

 

"Гражданин и право", N 4, июль-август 2003 г.

 

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————

*(1) Надо отметить, что ФЗ "Об акционерных обществах" в старой редакции (т.е. до вступления в силу ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об акционерных обществах"" от 7 августа 2001 г. N 120-ФЗ) предусматривал возможность передачи полномочий не только единоличного, но коллегиального органа управляющей организации или управляющему.

*(2) См.: Степанов Д. Компания, управляющая хозяйственным обществом // Хозяйство и право. 2000. N 10. С.68.

*(3) Мейер Д.И. Русское гражданское право: в 2-х ч. Ч.1 (по исправленному и дополненному 8-му изданию 1902 г.). М.: Статут, 1997. С.126.

*(4) Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. Спб.: Юридический институт, 1998. С.142. (Серия "Классики русской философии права").

*(5) См.: Гражданское право: В 2-х т. Т. 1: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1998; Гражданское право: Учебник. Часть первая / Под общей ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гогало, В.А. Плетнева. М., 1998; Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995; Могилевский С.Д. Органы управления хозяйственными обществами: правовой аспект. М., 2001.

 

 


 

 
главная | события | о сайте | информация | предложение | форум | почта | гостевая книга  | процесс | статьи | комментарии | законодательство | технологии | личный опыт | на обозрение | за рубежом | документы  | архив | управление | ссылки | практика | банкротство  | профессия  | лица | разное

Author information goes here.
Copyright © 2003 by Mihail   All rights reserved

discount canadian pharmacies . in car insurance карта сайта