M&A

 

 

СТАТЬИ

 

 

 

ГЛАВНАЯ

СОБЫТИЯ

ИНФОРМАЦИЯ


СТАТЬИ

КОММЕНТАРИИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

ТЕХНОЛОГИИ

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

ЗА РУБЕЖОМ

ДОКУМЕНТЫ

ПРОЦЕСС

ПРАКТИКА

НА ОБОЗРЕНИЕ


УПРАВЛЕНИЕ

БАНКРОТСТВО

ПРОФЕССИЯ

ЛИЦА

РАЗНОЕ

АРХИВ


ССЫЛКИ

ГОСТЕВАЯ КНИГА


О САЙТЕ

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ФОРУМ

ПОЧТА

 

 

 Вопросы компетенции общего собрания

акционеров

 

     1. Общие положения                                                  

     2. Отмена решений, ранее принятых общим собранием акционеров       

     3. Порядок закрепления возможности получения обществом обязательных

        указаний другого лица                                           

     4. Внутренние документы, регулирующие деятельность органов общества

     5. Определение   цены   сделки,   в   совершении   которой  имеется

        заинтересованность                                              

     6. Новая    компетенция    общего   собрания, не нашедшая отражения

        в законодательстве об акционерных обществах                     

     7. Заключение                                                      

 

1. Общие положения

 

Организации, созданные в форме акционерного общества, отличаются развитой структурой органов управления, каждый из которых имеет собственную компетенцию. По общему правилу, акционерное общество имеет двухзвенную структуру управления (общее собрание акционеров и единоличный исполнительный орган), хотя закон закрепляет возможность создания дополнительных органов управления - совета директоров (наблюдательного совета) и коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции). В некоторых случаях прямо определяется необходимость наличия всех указанных органов (так, в ст.11-1 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" установлено, что "органами управления кредитной организации наряду с общим собранием ее учредителей (участников) являются совет директоров (наблюдательный совет), единоличный исполнительный орган и коллегиальный исполнительный орган", т. е. императивно предполагается, что структура управления банка должна включать все названные органы), а также говорится о возможности образования и иных органов*(1), не предусмотренных акционерным законодательством.

В современной доктрине российского права сложился четкий принцип, заключающийся в том, что если компетенция всех иных органов управления является "подвижной" и ее границы могут быть изменены уставом акционерного общества, то компетенция общего собрания акционеров ограничивается только теми вопросами, которые непосредственно определены в Законе об акционерных обществах*(2). Это следует из формулировки самого закона: ст.48 (п.3) содержит правило об исчерпывающем круге вопросов, составляющих компетенцию общего собрания акционеров; в частности, установлено, что общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции Законом об акционерных обществах (подчеркнем, что компетенция собрания ограничена вопросами, указанными именно в названном акте, а не в любом ином федеральном законе).

Данные положения нашли отражение и в судебной практике. В частности, указанная формулировка воспроизведена п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 2 апреля 1997 г. N 4/8 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"*(3). В качестве примера можно также привести многочисленную практику судов по вопросу об исключении из числа акционеров на основе решений общих собраний акционеров (см. постановление Президиума ВАС РФ от 6 февраля 2001 г. N 3268/00*(4) и др.).

Предложенная Законом об акционерных обществах конструкция, полагаю, является излишне жесткой. Она не предусматривает регулирование целого ряда случаев; более того, некоторые вопросы, закрепленные законом, вызывают споры по части определения органа, в компетенции которого находится их рассмотрение. Следует также отметить, что ряд принятых позднее законов закрепляет положения фактически о компетенции общего собрания, которые в указанное правило не вписываются.

 

2. Отмена решений, ранее принятых

общим собранием акционеров

 

Одним из существенных обстоятельств, которые не учитываются в ст.48 Закона об акционерных обществах (она предполагает рассмотрение общим собранием акционеров только вопросов, прямо в ней поименованных), является потребность в отмене ранее принятых собранием решений. Вообще ни в одной из статей Закона об акционерных обществах такая возможность не предусмотрена. Фактически получается, что никакое из ранее принятых решений нельзя отменить, они приобретают "вечный" характер.

Такое положение вещей кажется абсурдным, поскольку явно не соответствует интересам акционеров. Представим себе, что было принято решение, к примеру, о реорганизации общества, однако в последующем новые акционеры посчитали реализацию такого проекта неэффективной. Как быть в подобном случае? Если среди акционеров отсутствует конфликт по данному поводу, то положение не кажется критичным. Однако ситуация меняется, когда в обществе существует конфликт интересов, и другие органы управления (совет директоров и исполнительные органы) вовлечены в него. Тогда могут возникнуть и негативные последствия, так как у совета директоров и исполнительных органов существуют все законные основания для реализации ранее принятого решения о реорганизации.

Сложившееся положение тем более непонятно, что некоторые нормативные акты впрямую предусматривают возможность обращения представителей акционеров в органы управления с требованием об отмене ранее принятых общим собранием акционеров решений. В частности, речь идет о п.4 Указа Президента РФ от 18 августа 1996 г. N 1210 "О мерах по защите прав акционеров и обеспечению интересов государства как собственника и акционера". В данном пункте устанавливаются определенные ограничения на принятие акционерным обществом с государственным участием решений о выплате дивидендов, а также устанавливаются последствия нарушения установленных требований. В частности, отмечено, что представители государства в органах управления акционерного общества, не менее 10% голосующих акций которого находится в государственной собственности, обязаны потребовать отмены или изменения ранее принятого решения об объявлении дивидендов, а также прекращения полномочий руководителя (единоличного исполнительного органа) акционерного общества и (или) возложения на него установленной законом ответственности.

Указанная норма, очевидно, не может рассматриваться в качестве "индульгенции" для общего собрания в части отмены принятых решений, поскольку буквальное толкование показывает, что речь идет о дополнительных обязанностях для представителей государства потребовать отмены решения собрания без установления самого важного элемента - корреспондирующей обязанности общества (общего собрания акционеров) в обязательном порядке рассмотреть данный вопрос. Таким образом, требование государственного представителя "повисает в воздухе", поскольку потребовать-то можно, а вот реализовать данное требование нельзя в силу прямого указания ст.48 Закона об акционерных обществах.

 

3. Порядок закрепления возможности получения

обществом обязательных указаний другого лица

 

Законодательство об акционерных обществах предусматривает возможность других лиц давать обязательные для общества указания или иным образом определять действия (решения), которые принимает такое общество (органы его управления). Данная возможность закреплена в ст.105 ГК РФ, ст.3, ст.6 Закона об акционерных обществах. Одним из оснований для получения другим лицом названных прав является заключенный между обществом и этим лицом договор.

Значит, встает вопрос о порядке заключения указанного договора; в частности, немаловажно, к компетенции какого органа управления относится данная обязанность. В качестве примера приведем постановление Президиума ВАС РФ от 22 сентября 1999 г. N 5059/98. Суть дела состояла в следующем. АООТ "Росэлтранс" было создано как холдинговая компания со стопроцентным государственным капиталом, оплаченным акциями акционерных обществ, принадлежащих государству. После своего создания ЗАО "РОЭЛ ГРУПП" и АООТ "Росэлтранс" заключили договор об основах взаимоотношений. По условиям договора АООТ "Росэлтранс", уставный капитал которого оплачен принадлежащими государству акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации 52 предприятий, является дочерним предприятием ЗАО "РОЭЛ ГРУПП" и может распоряжаться данными акциями только по указанию последнего. Кроме того, АООТ "Росэлтранс" по всем вопросам повестки дня всех общих собраний акционеров акционерных обществ, акции которых принадлежат АООТ "Росэлтранс", обязано голосовать в порядке, определенном ЗАО "РОЭЛ ГРУПП", а также не вправе принимать решения о реорганизации и ликвидации АООТ "Росэлтранс". Суд, оценивая указанный договор, отметил его ничтожность, поскольку договор "подписан президентом АООТ "Росэлтранс", хотя в силу статьи 103 ГК и устава акционерного общества принятие таких решений отнесено к исключительной компетенции общего собрания акционеров", а собрание акционеров АООТ "Росэлтранс" не давало согласия на его заключение. Соответственно, по мнению суда, поскольку договор нарушает правоспособность АООТ "Росэлтранс" и затрагивает интересы государства как единственного учредителя и держателя акций акционерного общества, данная сделка является ничтожной. Согласно этой логике, если такой договор затрагивает компетенцию каких-либо иных органов управления, кроме исполнительных, то он должен этими органами соответственно и одобряться.

С таким подходом можно согласиться. Однако его фактическая реализация наталкивается на приведенное правило ст.48 Закона об акционерных обществах, в перечне которой нет такого вопроса, как утверждение каких-либо договоров, предполагающих возникновение прав другого лица на дачу обязательных указаний обществу.

 

4. Внутренние документы,

регулирующие деятельность органов общества

 

Регулирование вопроса о порядке принятия внутренних документов акционерного общества до 1 января 2002 г. состояло в том, что утверждение указанной категории поднормативных регуляторов относилось к компетенции совета директоров (наблюдательного совета). В частности, это отмечалось в подп.14 ст.64 ранее действовавшей редакции Закона об акционерных обществах ("Утверждение внутренних документов общества, определяющих порядок деятельности органов управления общества"). Данное положение было предельно конкретно, поскольку четко устанавливало, что такие внутренние документы касаются порядка деятельности органов управления, перечень которых установлен законом. Указанные документы не могли касаться иных аспектов деятельности (к примеру, объектов, по поводу которых эта деятельность осуществляется (то, что в законе именуется компетенцией), а также иных аспектов деятельности (работы) каких-либо органов управления) - они регулировали только "порядок", под которым в данном контексте следует понимать "последовательный ход чего-либо, правила, по которым совершается что-нибудь"*(5).

С 1 января 2002 г. регулирующие положения закона в этой части существенно изменились, поскольку соответствующие положения были изъяты из компетенции совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества и перенесены в компетенцию общего собрания акционеров в измененном виде. В частности, в соответствии с подп.19 п.1 ст.48 Закона об акционерных обществах теперь к компетенции общего собрания акционеров отнесено утверждение внутренних документов, регулирующих деятельность органов общества. Поскольку в действующей редакции из выражения "органы управления общества" исчезло слово "управления", общее собрание, по логике, отныне должно принимать решение об утверждении внутренних документов, регулирующих деятельность любых органов общества (само общее собрание акционеров, совет директоров (наблюдательный совет), исполнительные органы (единоличные и коллегиальные), ревизионная комиссия, ученый (научный, технический, научно-технический) совет). Более того, нет в новой редакции и слова "порядок" (ранее использовалось выражение "порядок деятельности"), а значит, такие внутренние документы теперь должны регулировать все аспекты деятельности (работы) каких-либо органов.

Такие изменения, на первый взгляд, могут не показаться радикальными, тем более что систематическое толкование закона показывает: согласно п.5 ст.49, п.1 и п.3 ст.68, п.1. ст.70, п.2 ст.85 Закона об акционерных обществах, под документом, регулирующим деятельность органа, можно понимать утверждаемый общим собранием акционеров документ, в котором устанавливаются процедурные вопросы деятельности этого органа (сроки, правила созыва и проведения заседаний, порядок принятия решений). Однако более детальное рассмотрение обнаруживает целый ряд непростых вопросов.

Во-первых, если внутренний документ теперь регулирует все аспекты деятельности, то, следовательно, это касается и объектов, по поводу которых такая деятельность осуществляется (что в законе именуется компетенцией того или иного органа). Фактически это означает возможность устанавливать таким внутренним документом дополнительную компетенцию того или иного органа управления, в том числе общего собрания акционеров!

Во-вторых, при такой постановке вопроса любой приказ (распоряжение, иной документ) исполнительного органа, которым определяется порядок осуществления управленческих процессов исполнительных органов акционерного общества (т. е. система взаимодействия элементов организационной структуры общества), может быть отнесен к числу документов, принимаемых общим собранием акционеров. Причина в том, что "стирается" грань в части компетенции, которая существовала по ранее действовавшему законодательству, когда регулировался только "порядок" деятельности. Это особенно очевидно, если учитывать неясность содержания термина "орган общества", который не является в полном смысле слова правовым. При его расширительном толковании под ним можно понимать любую структурную единицу исполнительного аппарата общества.

Интересно отметить, что еще более запутана ситуация с внутренними документами в другом законе - "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)" (далее - Закон о народных предприятиях). В частности, в ст.12 этого акта вопрос об утверждении внутренних документов народного предприятия, предусмотренных уставом народного предприятия, отнесен к компетенции не общего собрания акционеров, а наблюдательного совета народного предприятия. Согласно логике данного закона получается, что предмет регулирования соответствующего внутреннего документа не имеет значения. А значит, не выдерживается критерий, установленный Законом об акционерных обществах, в силу которого регулирование органов общества внутренними документами относится к компетенции общего собрания акционеров. Так, если утверждение положения о контрольной комиссии отнесено к компетенции общего собрания акционеров, равно как и порядок принятия самим общим собранием акционеров решений, то относительно деятельности наблюдательного совета никаких регулирующих полномочий не определено, из чего вытекает, что данный документ может утверждаться наблюдательным советом. Квалифицирующим признаком отнесения вопроса к компетенции общего собрания акционеров народного предприятия является указание на соответствующий внутренний документ в уставе народного предприятия (закон их не устанавливает).

 

5. Определение цены сделки, в совершении которой

имеется заинтересованность

 

Правовое регулирование сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, в соответствии с российским законодательством требует не только специального порядка их совершения, но определения "цены отчуждаемых либо приобретаемых имущества или услуг". В частности, законом установлено, что для принятия решения об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, такая цена определяется советом директоров (наблюдательным советом) общества в соответствии со ст.77 Закона об акционерных обществах. Упоминаемая статья определяет специальный порядок принятия решения о цене сделки: путем установления специального субъекта - совета директоров (наблюдательного совета), а также специальных правил принятия решения, которые представляются довольно бессистемными, прежде всего в контексте рассматриваемого вопроса о компетенции общего собрания акционеров.

Рассмотрим ситуацию, когда решение должно приниматься в акционерном обществе, объединяющем не менее 1000 членов. Согласно закону, цена имущества определяется в такой ситуации независимыми директорами, не заинтересованными в совершении сделки, т. е. теми же самыми директорами, которые одобряют сделку. Однако может возникнуть ситуация, когда в обществе нет ни одного такого директора, и тогда решение о цене нельзя принять в принципе. Если бы речь шла об одобрении самой сделки, то проблем бы не появилось: в этом случае закон (ст.83) предусматривает возможность вынесения вопроса на общее собрание акционеров. В рассматриваемом примере такой оговорки нет. Поэтому, учитывая, что компетенция общего собрания акционеров является исключительной и собрание может принимать решения только по вопросам, непосредственно указанным в Законе об акционерных обществах, очевидно, вопрос о цене сделки собрание рассмотреть не вправе, что кажется нелогичным: относительно сделки закон содержит специальную оговорку, а относительно цены (как отдельного вопроса) такой оговорки нет.

Еще более интересная ситуация складывается в обществах с числом акционеров до 1000. Решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается большинством голосов директоров, не заинтересованных в ее совершении. Если же число таковых не составляет кворума для проведения заседаний совета, то решение не может, а должно приниматься общим собранием акционеров. При этом закон также не содержит никакой оговорки относительно определения цены сделки. Мы снова можем столкнуться с ситуацией, когда неясно, кто принимает решение о цене сделки. И здесь коллизия еще более очевидна. Обратим внимание вот на что: когда закон говорит об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, в обществе с числом акционеров менее 1000, то специально указывается на необходимость наличия кворума, который должен подсчитываться из незаинтересованных директоров (ст.83), а вот когда регулируется вопрос о принятии решения о цене сделки (ст.77), то говорится, что "цена... определяется решением членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, не заинтересованных в совершении сделки". При этом во втором случае (когда речь идет о цене) не уточняется главное: необходим ли (как в случае с одобрением сделки) кворум из незаинтересованных директоров или для определения цены достаточно наличия хотя бы одного незаинтересованного директора? Соответственно неясно, в каких случаях решение о цене не может быть принято советом: при отсутствии кворума или при отсутствии хотя бы одного незаинтересованного директора?

В любом случае описанные ситуации представляются проявлением несовершенства юридической техники Закона об акционерных обществах.

 

6. Новая компетенция общего собрания,

не нашедшая отражения в законодательстве

об акционерных обществах

 

Существенной проблемой ограниченности компетенции общего собрания акционеров является то, что некоторыми законами предполагается принятие общим собранием акционеров решений, которые не нашли отражения в ст.48 Закона об акционерных обществах.

В частности, речь идет о так называемых народных предприятиях, т. е. юридических лицах, создающихся и действующих в соответствии с Законом о народных предприятиях. Данный акт принят позднее Закона об акционерных обществах и содержит некоторые различия в части компетенции общего собрания обычного акционерного общества и народного предприятия. Интересен тот факт, что в ст.1 Закона об акционерных обществах, которая устанавливает изъятия из сферы применения данного акта, ни о каких народных предприятиях не упоминается, поскольку все изъятия исчерпываются: а) в части создания, реорганизации, ликвидации и правового положения - акционерными обществами, действующими в банковской, инвестиционной и страховой сферах деятельности; б) в части создания, реорганизации, ликвидации (но не правового положения) - акционерными обществами, действующими в агропромышленном комплексе.

Чем же отличаются подходы данных законов к вопросу о компетенции общего собрания акционеров?

В первую очередь следует отметить, что эти акты в указанной части используют разные принципы. В соответствии со ст.48 Закона об акционерных обществах вопросы, отнесенные законом к компетенции общего собрания акционеров, могут быть "переданы" на решение совета директоров (наблюдательного совета), если это специально предусмотрено законом (к примеру, вопрос об образовании исполнительных органов или об увеличении уставного капитала), а вот исполнительному органу никакие вопросы от общего собрания акционеров переданы быть не могут.

Другой принцип определения компетенции общего собрания заложен в Законе о народных предприятиях, в котором содержится перечень вопросов исключительной компетенции общего собрания акционеров (п.1 ст.10). Такие вопросы не могут быть переданы на решение никаким органам управления народного предприятия (п.2 ст.10). Далее упомянуты иные вопросы, которые могут быть переданы решением общего собрания акционеров народного предприятия, принятым не менее чем тремя четвертями голосов от общей численности акционеров, наблюдательному совету или контрольной комиссии на определенный срок, но не более чем на один год (например, утверждение порядка принятия решения общим собранием акционеров; решение о передаче вопросов неисключительной компетенции наблюдательного совета генеральному директору народного предприятия или контрольной комиссии на определенный срок, но не более чем на один год (ст.12); решение о совершении крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет свыше 30% балансовой стоимости имущества народного предприятия на дату принятия решения о совершении такой сделки (ст.15).

Более того, конструкция Закона о народных предприятиях такова, что когда говорится об "иных вопросах", не делается специальной оговорки о том, что такие вопросы должны быть предусмотрены самим законом, следовательно, презюмируется, что компетенция общего собрания акционеров не носит закрытого характера. Это тем более очевидно, что, в соответствии со ст.1 данного акта, к народным предприятиям применяются правила Закона об акционерных обществах, посвященные закрытым акционерным обществам, если Законом о народных предприятиях не предусмотрено иное. Таким образом, субсидиарно применяется и ст.48 Закона об акционерных обществах в части перечня вопросов, относящихся к компетенции общего собрания акционеров, а учитывая, что они не названы в качестве "исключительных", они, в соответствии с правилами ст.10 Закона о народных предприятиях, могут быть делегированы иным органам народного предприятия.

Следует отметить, что ранее (до 1 января 2002 г.) Закон об акционерных обществах также содержал упоминание об "исключительной" компетенции. В действующей редакции слово "исключительная" снято. Между тем, в ст.103 ГК РФ упоминание об исключительной компетенции акционерных обществ имеется. В данной статье, в частности, отмечено, что к "исключительной" компетенции общего собрания акционеров относятся вопросы: об изменении устава общества, в том числе размера его уставного капитала; об избрании членов совета директоров (наблюдательного совета) и ревизионной комиссии (ревизора) общества и досрочном прекращении их полномочий; об образовании исполнительных органов общества и досрочном прекращении их полномочий, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета); об утверждении годовых отчетов, бухгалтерских балансов, счетов прибылей и убытков общества и распределении его прибылей и убытков; о реорганизации или ликвидации общества.

Подход ГК РФ, как и ранее действовавшей версии Закона об акционерных обществах, в части "исключительности" компетенции нельзя никак назвать логичным. Как справедливо отмечено в специальной литературе, "в теории права под исключительной компетенцией субъекта понимается компетенция только этого субъекта, не подлежащая передаче (делегированию) другим субъектам"*(6). Иными словами, это компетенция по вопросам, которые "никогда и ни при каких обстоятельствах не могут быть переданы иному органу управления обществом"*(7). В этом смысле невозможно признать "исключительным" перечень вопросов, упомянутых в ст.103 ГК РФ, поскольку в нем же указано, что по некоторым из них возможно делегирование ("К исключительной компетенции общего собрания акционеров относятся: ...3) образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета)" (выделено мной. - А.Г.)). Тем более нельзя было признать "исключительным" тот перечень вопросов, который был включен в ранее действовавшую редакцию ст.48 Закона об акционерных обществах, за что статья подвергалась справедливой критике*(8).

Вторым важным отличием обоих законов является сам перечень вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров. Так, к компетенции общего собрания акционеров народного предприятия относятся: установление размера заработной платы генерального директора народного предприятия; избрание председателя контрольной комиссии, досрочное прекращение его полномочий, а также установление размера его заработной платы; определение максимальной доли акций народного предприятия в общем количестве акций, которой могут в совокупности владеть физические лица, не являющиеся работниками народного предприятия, и (или) юридические лица; определение максимальной доли акций народного предприятия в общем количестве акций, которой может владеть один работник народного предприятия; утверждение сметы на осуществление деятельности контрольной комиссии; утверждение методики определения выкупной стоимости акций народного предприятия; утверждение приоритетных направлений деятельности народного предприятия; утверждение отчета контрольной комиссии. Все перечисленные вопросы не входят в компетенцию общего собрания акционеров обычного акционерного общества. Кроме того, из компетенции общего собрания акционеров народного предприятия изъят вопрос о дивидендах, который перенесен в компетенцию наблюдательного совета народного предприятия. Также, как было отмечено, вопрос об утверждении внутренних документов народного предприятия отнесен к компетенции наблюдательного совета народного предприятия, в отличие от обычного акционерного общества, где этот вопрос в настоящее время относится к компетенции общего собрания акционеров.

Разберем указанные отличия.

а) Установление размера заработной платы генерального директора народного предприятия. В соответствии с общими правилами Закона об акционерных обществах (ст.48, ст.69) образование исполнительного органа относится к компетенции общего собрания акционеров, но уставом может быть отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета). При этом опускается вопрос о том, кто определяет условия договора с лицом, избранным единоличным исполнительным органом. Однако, учитывая, что в соответствии со ст.69 Закона об акционерных обществах договор с таким лицом подписывается председателем совета директоров (наблюдательного совета) или иным лицом, уполномоченным указанным органом, а также принимая во внимание, что компетенция общего собрания - исчерпывающая, очевидно, что установление условий договора, в том числе в части вознаграждения, входит в компетенцию совета директоров (наблюдательного совета). Указанный орган в данном случае берет на себя часть полномочий работодателя в отношении первого лица акционерного общества. Поясню свою мысль: работодателем*(9) может быть только сама корпорация*(10), а вот часть прав и обязанностей работодателя осуществляется советом директоров (наблюдательным советом), что соответствует как общим положениям ст.20 Трудового кодекса РФ, так и положениям Закона об акционерных обществах в части разграничения компетенции*(11).

Другое правовое регулирование этого вопроса предложено Законом о народных предприятиях. В частности, к исключительной компетенции общего собрания акционеров народного предприятия отнесен вопрос об "избрании генерального директора народного предприятия, досрочном прекращении его полномочий, а также установлении ему размера заработной платы" (ст.10) Таким образом, компетенция общего собрания акционеров народного предприятия не соответствует ст.48 Закона об акционерных обществах и включает дополнительный вопрос, который по общим правилам относится к компетенции совета директоров (наблюдательного совета).

б) Определение максимальной доли акций народного предприятия в общем количестве акций, которой могут в совокупности владеть физические лица, не являющиеся работниками народного предприятия, и/или юридические лица; определение максимальной доли акций народного предприятия в общем количестве акций, которой может владеть один работник народного предприятия. Данные положения прямо вытекают из специфики народного предприятия, которая закреплена ст.4 Закона о народных предприятиях. Отнесение их к исключительной компетенции является странным, поскольку в соответствии с положениями п.4 ст.3 того же акта указанные положения должны в обязательном порядке содержаться в уставе народного предприятия (утверждение и изменение которого опять же входит в исключительную компетенцию общего собрания акционеров народного предприятия). Частично рассматриваемые нормы пересекаются с правилом п.3 ст.11 Закона об акционерных обществах, согласно которому уставом общества могут быть установлены ограничения количества акций, принадлежащих одному акционеру, и их суммарной номинальной стоимости, а также максимального числа голосов, предоставляемых одному акционеру. Однако в данном случае это напрямую отнесено именно к положениям устава, а не к компетенции общего собрания акционеров, в отличие от народных предприятий.

в) Утверждение сметы на осуществление деятельности контрольной комиссии, избрание председателя контрольной комиссии, досрочное прекращение его полномочий, а также установление ему размера заработной платы. Статья 48 Закона об акционерных обществах указывает, что к компетенции общего собрания акционеров относятся вопрос об избрании членов ревизионной комиссии (ревизора) общества и досрочное прекращение их полномочий. Статьей 85 того же закона установлено, что по решению общего собрания акционеров членам ревизионной комиссии (ревизору) общества в период исполнения ими своих обязанностей могут выплачиваться вознаграждения и (или) компенсироваться расходы, связанные с исполнением ими своих обязанностей; размеры таких вознаграждений и компенсаций устанавливаются решением общего собрания акционеров. Таким образом, общими положениями законодательства об акционерных обществах не отнесено к компетенции общего собрания акционеров утверждение сметы ревизионных органов, в отличие от народных предприятий. Такое же отличие существует и в части избрания председателя контрольной (ревизионной комиссии), поскольку данный вопрос Законом об акционерных обществах прямо не урегулирован, а толкование п.2 ст.85 позволяет утверждать, что данный вопрос относится полностью к компетенции самой ревизионной комиссии. Вопрос об установлении заработной платы председателю контрольной комиссии формально может быть приравнен к вопросу о вознаграждении членов ревизионной комиссии, за одним существенным исключением: Закон об акционерных обществах, говоря о вознаграждениях членам ревизионной комиссии, не конкретизирует их природу, между тем в отношении председателя народного предприятия имеется специальное уточнение, согласно которому такое вознаграждение выступает в форме "заработной платы".

г) Утверждение методики определения выкупной стоимости акций народного предприятия. Данный вопрос внесен в компетенцию в целях выполнения ст.7 Закона о народных предприятиях, а также положений ст.6 того же закона в части ограничений на владение акциями народного предприятия. В частности, ст.7 установлено, что выкупная стоимость всех акций народного предприятия определяется ежеквартально по методике, утверждаемой общим собранием акционеров, при этом указанная стоимость не должна составлять менее 30% стоимости чистых активов народного предприятия и должна, как правило, соответствовать их рыночной стоимости. Статьей 6 установлены случаи применения выкупной стоимости:

а) в случае недостаточности имущества работника-акционера для удовлетворения предъявленных ему требований кредиторов народное предприятие обязано по решению суда выплатить им выкупную стоимость принадлежащих такому работнику-акционеру акций или их части (с передачей указанных акций на баланс народного предприятия);

б) народное предприятие обязано выкупить у уволившегося работника-акционера, а уволившийся работник-акционер обязан продать народному предприятию принадлежащие ему акции народного предприятия по их выкупной стоимости в течение трех месяцев с даты увольнения;

в) выкупу по выкупной цене (не превышающей их рыночную стоимость) подлежат акции, предъявленные к выкупу в течение одного месяца после даты принятия решения о преобразовании коммерческой организации в народное предприятие, если их владельцы голосовали против указанного решения;

г) выкупу по выкупной цене (не превышающей их рыночную стоимость) подлежат акции акционеров, у которых количество акций народного предприятия на дату его создания оказалось больше 5% уставного капитала народного предприятия (или меньшей доли, если это установлено уставом народного предприятия).

Данные положения также не коррелируют с Законом об акционерных обществах, поскольку сходный институт выкупа акций, установленный ст.75 этого акта, устанавливает, что цена выкупа акций определяется советом директоров (наблюдательным советом).

д) Утверждение приоритетных направлений деятельности народного предприятия; утверждение отчета контрольной комиссии. Данное положение расходится с положениями ст.48, ст.65 Закона об акционерных обществах, поскольку в данном законе (ст.65) вопрос об определении приоритетных направлений деятельности общества отнесен к компетенции совета директоров (наблюдательного совета).

Помимо Закона о народных предприятиях существует еще ряд актов, положения которых в части компетенции общего собрания акционеров отличаются от положений Закона об акционерных обществах. Так, существуют расхождения между Законом об акционерных обществах и Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве).

Закон о банкротстве (ст.64) предусматривает обязанность руководителя должника после введения наблюдения обратиться к учредителям (участникам) должника с предложением провести общее собрание учредителей (участников) для рассмотрения вопросов "об обращении к первому собранию кредиторов должника" с предложением о введении в отношении должника финансового оздоровления, проведения дополнительной эмиссии (обращение по данному поводу предусмотрено ст.94 закона, т. е. после введения внешнего управления) и некоторых иных вопросов. Сами учредители (участники) вправе (ст.76) в ходе наблюдения принять решение об обращении к первому собранию кредиторов, а в случаях, установленных законом, - к арбитражному суду с ходатайством о введении финансового оздоровления.

Установлены и правила принятия такого обращения, в частности, в ст.77 Закона о банкротстве определено, что решение об обращении к первому собранию кредиторов с ходатайством о введении финансового оздоровления принимается на общем собрании большинством голосов учредителей (участников) должника, принявших участие в указанном собрании. Решение об обращении к первому собранию кредиторов о введении финансового оздоровления должно содержать: сведения о предлагаемом учредителями (участниками) должника обеспечении исполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности; предлагаемые учредителями (участниками) должника срок финансового оздоровления и срок удовлетворения требований кредиторов. К решению об обращении к первому собранию кредиторов с ходатайством о введении финансового оздоровления прилагаются: план финансового оздоровления; график погашения задолженности; протокол общего собрания учредителей (участников) должника; перечень учредителей (участников) должника, голосовавших за обращение к собранию кредиторов с ходатайством о введении финансового оздоровления; при наличии обеспечения исполнения обязательств должника в соответствии с графиком погашения задолженности сведения о предлагаемом учредителями (участниками) должника обеспечении исполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности; иные предусмотренные законом документы. Последствием такого обращения (ходатайства) может стать определение арбитражного суда о введении финансового оздоровления (ст.75 Закона о банкротстве).

Очевидно, что данные положения Закона о банкротстве создают явную коллизию права, которая состоит в том, что решение, обязательное для общего собрания по одному из законов, не входит в компетенцию этого органа по другому закону. При этом тот орган, которому вменяется в обязанность рассмотрение вопроса, просто не может его рассматривать в силу ограниченности своей компетенции!

Следующий пример - компетенция общего собрания акционерного инвестиционного фонда - организации, действующей в соответствии с Федеральным законом "Об инвестиционных фондах". Так, в ст.6 данного акта предусмотрено, что инвестиционная декларация, изменения или дополнения к ней утверждаются общим собранием акционеров акционерного инвестиционного фонда, при этом ее утверждение может быть отнесено уставом фонда к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) фонда. Данный пример представляется более сложным в сравнении с предыдущими. Как было отмечено, ст.1 Закона об акционерных обществах устанавливает изъятия из сферы применения данного закона, указывая, в частности, что такие изъятия касаются создания, реорганизации, ликвидации и правового положения акционерных обществ, действующих в инвестиционной сфере деятельности, т. е. можно предположить, что установление данной дополнительной компетенции, хотя и противоречит ст.48 Закона об акционерных обществах, но в принципе приемлемо, поскольку данный закон может содержать изъятия. Однако необходимо задуматься о характере таких изъятий. Закон говорит об особенностях "создания, реорганизации, ликвидации и правового положения". Таким образом, в лучшем случае, изъятия по части компетенции можно трактовать как относящиеся к "правовому положению". Однако подобный ход рассуждений достаточно спорен, поскольку неясно, что, собственно, следует понимать под "правовым положением".

 

7. Заключение

 

Анализ компетенции общего собрания акционеров показывает, что необходимо внести определенные коррективы в целый ряд нормативных актов, регулирующих вопросы деятельности акционерных обществ.

Следует определиться с концепцией разделения вопросов, которые входят в исключительную компетенцию этого органа, т. е. рассматриваются только этим органом и никаким иным, и вопросов, которые входят в его компетенцию, но могут быть делегированы ("переданы") на рассмотрение иных органов.

Не могут существовать две "исключительные" компетенции - одна для обычных акционерных обществ (ст.103 ГК РФ), а другая для акционерных обществ - народных предприятий. В этом смысле было бы целесообразно народные предприятия либо "легализовать", закрепив в Законе об акционерных обществах правила об изъятии в части применения его правил к народным предприятиям, либо привести Закон о народных предприятиях в соответствие с Законом об акционерных обществах.

Целесообразно сделать менее жесткой конструкцию Закона об акционерных обществах, указав, что компетенция общего собрания акционеров исчерпывается не указанным в данном законе кругом вопросов, а вопросами, которые упомянуты и в других федеральных законах. Это, с одной стороны, не делает компетенцию безграничной и не дает возможности самим акционерам злоупотреблять правами, как если бы возможность расширения компетенции была отнесена на их собственное усмотрение через устав, а с другой стороны, позволяет учесть реальные жизненные обстоятельства, как в случае с действием Закона о банкротстве.

 

А.В. Габов,

кандидат юрид. наук

 

"Законодательство", N 7, июль 2003 г.

 

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————

*(1) Для акционерных обществ, являющихся научными организациями (см. ст.6 Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике"), предусмотрена возможность создания (в соответствии с уставом) "ученого (научного, технического, научно-технического) совета в качестве одного из органов управления". Такая "возможность" с учетом норм названного закона фактически превращается в требование, поскольку, чтобы получить статус научной организации, необходимо иметь государственную аккредитацию, по результатам которой выдается свидетельство о государственной аккредитации. При этом обязательным условием получения аккредитации, помимо прочих (см. постановление Правительства РФ от 11 октября 1997 г. N 1291 "О государственной аккредитации научных организаций"), является требование о закреплении в уставе названного совета в качестве одного из органов управления. С учетом положений ст.10,ст.12 Федерального закона "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)" к числу органов управления народного предприятия может быть отнесена контрольная комиссия.

*(2) Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изм. и доп. от 13 июня 1996 г., 24 мая 1999 г., 7 августа 2001 г., 21 марта, 31 октября 2002 г.).

*(3) "Следует иметь в виду, что общее собрание акционеров, согласно Закону, не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции (пункт 3 статьи 48 Закона), принимать решения по вопросам, не включенным в повестку дня собрания, и изменять повестку дня (пункт 6 статьи 49 Закона)".

*(4) Где отмечается, что "исключение истцов из числа акционеров противоречит статье 48 Закона "Об акционерных обществах", поскольку решение этого вопроса, согласно названной статье, в компетенцию общего собрания акционеров не входит".

*(5) См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1999. С.566.

*(6) Долинская В.В. Акционерное право: Учебник/ Отв. ред. А.Ю. Кабалкин. М., 1997. С.282.

*(7) Ионцев М.Г. Акционерные общества: Правовые основы. Имущественные отношения. Управление и контроль. Защита прав акционеров / Вступ. ст. А.А. Арифулина. М., 2003. С.155.

*(8) См.: Долинская В.В. Указ. соч. С. 282; Ионцев М.Г. Указ. соч. С.159.

*(9) Трудовой кодекс определяет, что сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель. Работник - физическое лицо, вступившее в трудовые отношения с работодателем. Работодатель - физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. В случаях, установленных федеральными законами, в качестве работодателя может выступать иной субъект, наделенный правом заключать трудовые договоры.

*(10) Михайленко Ю.А. Трудовое правоотношение руководителя акционерного общества: Автореф. дис. ... канд. юр. наук. Пермь, 2001. С.6.

*(11) В статье 20 Трудового кодекса РФ указывается, что права и обязанности работодателя в трудовых отношениях осуществляются: физическим лицом, являющимся работодателем; органами управления юридического лица (организации); уполномоченными ими лицами в порядке, установленном законами, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) и локальными нормативными актами. С нормами Трудового кодекса не полностью корреспондируются нормы Закона об акционерных обществах. Согласно ст.48, ст.65, ст.69 названного закона, образование и досрочное прекращение полномочий исполнительного органа общества (в том числе руководителя акционерного общества - директора, генерального директора) осуществляется по решению общего собрания акционеров, если уставом общества решение этого вопроса не отнесено к компетенции совета директоров. В п.3. ст.69 Закона об акционерных обществах указано, что права и обязанности единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора) по осуществлению руководства текущей деятельностью общества определяются Законом об акционерных обществах, иными правовыми актами России и договором, заключаемым каждым из них с обществом. Договор от имени общества подписывается председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицом, уполномоченным советом директоров (наблюдательным советом) общества. Заметим, что закон говорит о правах работодателя для третьих лиц только в части подписания договора, но не в каких-либо иных формах, между тем ст.20 Трудового кодекса РФ однозначно подразумевает возможность делегирования полномочий со стороны органов управления иным лицам, если это указано в их учредительных документах (такое может иметь место в силу ст.11 Закона об акционерных обществах).

 

 


 

 
главная | события | о сайте | информация | предложение | форум | почта | гостевая книга  | процесс | статьи | комментарии | законодательство | технологии | личный опыт | на обозрение | за рубежом | документы  | архив | управление | ссылки | практика | банкротство  | профессия  | лица | разное

Author information goes here.
Copyright © 2003 by Mihail   All rights reserved

карта сайта