M&A

 

 

ПРАКТИКА

 

 

 

ГЛАВНАЯ

СОБЫТИЯ

ИНФОРМАЦИЯ


СТАТЬИ

КОММЕНТАРИИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

ТЕХНОЛОГИИ

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

ЗА РУБЕЖОМ

ДОКУМЕНТЫ

ПРОЦЕСС

ПРАКТИКА

НА ОБОЗРЕНИЕ


УПРАВЛЕНИЕ

БАНКРОТСТВО

ПРОФЕССИЯ

ЛИЦА

РАЗНОЕ

АРХИВ


ССЫЛКИ

ГОСТЕВАЯ КНИГА


О САЙТЕ

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ФОРУМ

ПОЧТА

 

 

 Практика рассмотрения споров, связанных с применением

законодательства об акционерных обществах

 

     1. Споры,  связанные с учреждением  и  государственной регистрацией

        акционерных обществ                                              

     2. Споры, связанные с реорганизацией акционерных обществ           

     3. Правовой   режим   акций.   Споры  о  понуждении внесения записи

        в реестр акционеров                                             

       Приобретение  права  собственности на акции. Иски   об   обязании

       акционерного   общества  внести  запись  о  приобретателе   акций

       в реестр акционеров                                              

       Определение момента перехода прав, удостоверяемых акциями        

     4. Споры, связанные с участием акционеров в управлении обществом   

       Полномочия совета директоров                                     

       Срок полномочий совета директоров                                 

       Процедура проведения общего собрания акционеров                  

     5. Споры,  связанные с совершением  акционерными обществами крупных

        сделок                                                          

     6. Споры,  связанные  с  совершением  обществом  сделок,  в которых

        имеется заинтересованность                                      

     7. Споры, связанные с ликвидацией акционерных обществ              

 

1. Споры, связанные с учреждением и государственной регистрацией

акционерных обществ

 

В судебной практике возникал вопрос о возможности внесения в уставный капитал акционерных обществ земельных долей, принадлежащих гражданам на праве общей долевой собственности. Рассматривая спор об обязании органов местного самоуправления произвести регистрацию закрытого акционерного общества, кассационная инстанция исходила из того, что земельные доли должны быть в установленном порядке выделены в натуре. Так, по делу N Ф08-3373/2000 было указано, что земельные доли, принадлежащие гражданам на праве общей долевой собственности, без выдела их в натуре не могут быть переданы в уставный капитал акционерного общества.

Соотношение договора о создании акционерного общества и устава акционерного общества.

Особенностью правового положения акционерного общества является то, что его единственным учредительным документом является устав. В соответствии с пунктом 3 совместного Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ от 2.04.97 N 4/8 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" заключаемый учредителями договор о создании акционерного общества является договором о совместной деятельности по учреждению общества и не относится к учредительным документам. К данному договору предложено применять общие нормы Гражданского кодекса о недействительности сделок.

В юридической литературе обосновано мнение о том, что по общему правилу договор о создании АО прекращает свое действие с момента создания (регистрации общества). Вместе с тем отдельные условия данного договора продолжают свое действие и после регистрации АО (например, в части выполнения учредителями обязанностей по оплате акций договор будет действовать до полной оплаты всего уставного капитала, но не более одного года со дня государственной регистрации общества)*(1).

В судебной практике нередко возникают вопросы о соотношении указанных документов при рассмотрении споров о внесении изменений в состав учредителей, о возможности внесения изменений в учредительный договор в случае неполной оплаты акций в целях устранения противоречия между завышенной суммой уставного капитала, указанной в договоре, и реально внесенного в уставный капитал имущества.

Так, АОЗТ обратилось с иском о признании недействительными решений внеочередных собраний акционеров другого АОЗТ, учредителем которого оно являлось, об исключении истца из состава учредителей и о восстановлении его в правах учредителя данного общества.

Решением арбитражного суда в иске отказано в связи с пропуском срока исковой давности. Постановление апелляционной инстанции, отменившее в части решение арбитражного суда, было обосновано тем, что общему собранию акционеров не предоставлено право принимать решения о выводе учредителей из состава учредителей акционерного общества.

Из материалов дела следовало, что согласно учредительному договору о создании АОЗТ невыполнение условий о выкупе акций влечет исключение из участников общества. Оспариваемые истцом решения общих собраний АОЗТ о выводе истца из числа учредителей приняты в связи с невыполнением им обязательств, предусмотренных учредительным договором (АО зарегистрировано до принятия Федерального закона "Об акционерных обществах").

При рассмотрении кассационной жалобы окружным судом принято во внимание, что в соответствии с Положением об акционерных обществах от 25.12.90 требование к акционерам внести неоплаченную часть акций принимается Советом директоров общества. Доказательств того, что в адрес истца направлялось соответствующее требование, ответчиком не представлено. Кроме того, из актов ревизии общества и платежных поручений, представленных истцом, следовало, что им перечислялись денежные средства в оплату уставного взноса на расчетный счет ФНПР как одного из учредителей.

Оставляя в силе постановление апелляционной инстанции, кассационная инстанция указала следующее. Поскольку учредительный договор является гражданско-правовой сделкой, которая регулирует отношения между учредителями общества, его изменение и расторжение, вывод из состава учредителей не входит в компетенцию общего собрания акционерного общества. После создания акционерного общества наличие у учредителей соответствующих прав по отношению к обществу обусловлено исполнением им своих обязательств по оплате акций (вх. Ф08-800/2000).

Государственная регистрация акционерного общества без последующей государственной регистрации выпуска акций не является основанием для возникновения особого правового статуса акционерного общества, обусловленного особым правовым режимом акций. В этом случае порядок изменения уставного капитала производится не по правилам Федерального закона "Об акционерных обществах" (вх. Ф08-555/2002).

ОАО "Донбассводоснабжение" обратилось в арбитражный суд к ОАО "Ростовуголь" со следующими исковыми требованиями: о признании права на распоряжение приобретенными ранее, но неоплаченными ОАО "Ростовуголь" обыкновенными именными акциями номинальной стоимостью одна тысяча рублей, эмитентом которых является ОАО "Донбассводоснабжение"; о признании недействительной совершенной 25.11.98 в реестре акционеров ОАО "Донбассводоснабжение" записи о праве собственности ОАО "Ростовуголь" на обыкновенные именные акции номинальной стоимостью одна тысяча рублей за одну акцию, эмитентом которых является ОАО "Донбассводоснабжение".

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены в части признания за ОАО "Донбассводоснабжение" права на распоряжение акциями ОАО "Ростовуголь", в остальной части иска отказано. Суды исходили из того, что ОАО "Ростовуголь" в нарушение устава ОАО "Донбассводоснабжение" по истечении одного года со дня регистрации указанного акционерного общества не выполнило своих обязательств по внесению в уставный капитал имущества.

При рассмотрении кассационной жалобы установлено, что, предусмотрев формирование уставного капитала за счет имущественных вкладов, стороны при заключении договора о создании акционерного общества распределили между собой в количественном отношении акции, но не определили пообъектно состав и стоимость передаваемого имущества. Кроме того, несмотря на значительную стоимость уставного капитала, независимым оценщиком не производилась оценка стоимости передаваемого имущества. По истечении двух месяцев после регистрации акционерного общества на момент составления акта приема-передачи имущества на 01.12.98 произведена его переоценка в сторону снижения стоимости. Это явилось основанием для возражений ответчика, который полагал, что фактически им передано все имущество в соответствии с договором о создании акционерного общества, поэтому просрочки оплаты акций не допущено. Окружным судом установлено, что отсутствует не только согласованное волеизъявление учредителей о передаче определенного имущества в качестве вклада, но и государственная регистрация выпуска акций в ФКЦБ.

Принимая во внимание, что акционерное общество уже длительное время осуществляет производственную деятельность, возник вопрос, в каком порядке можно исправить допущенное при его регистрации нарушение. Поскольку часть имущества все же была передана в уставный капитал, возможно ли сохранение действующего общества путем представления в регистрирующий орган нового договора о его создании и внесения изменений в зарегистрированный устав либо это недопустимо в силу особого правового режима акционерного общества, учитывая, что статья 29 предусматривает строго определенный порядок уменьшения уставного капитала (путем уменьшения номинальной стоимости акций или сокращения их общего количества, в том числе путем приобретения части акций). Таким образом, перечисленные в ней способы уменьшения уставного капитала предусмотрены с учетом применения в акционерном обществе особого правового режима акций, так как предполагают совершение операций с акциями. Однако статья 10.6 Стандартов устанавливает, что "принимать обязательство передать ценные бумаги, а также отчуждать ценные бумаги до государственной регистрации их выпуска запрещается". Применительно к действительности сделок, заключенных в отношении акций, не прошедших государственной регистрации, имеется разъяснение Высшего Арбитражного Суда РФ о том, что такие сделки являются ничтожными (информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 21.04.98 N 33).

По данному делу окружной суд пришел к выводу, что правовая цель договора о создании акционерного общества не достигнута, так как стороны и в последующем не достигли соглашения о перечне имущества, подлежащего передаче в уставный капитал. При отсутствии учредительного договора не возникло и акционерного общества, создаваемого в соответствии с ним. Отсюда следует, что фактически между учредителями не размещены акции и отсутствуют основания для внесения записей о владельцах акций в реестр акционеров. Для устранения нарушений, допущенных при создании акционерного общества, учредителям следует с соблюдением законодательства заключить новый учредительный договор, в котором индивидуализировать состав и стоимость имущества, передаваемого каждой из сторон в качестве вклада в уставный капитал. При этом действительную рыночную стоимость имущества определить с учетом заключения независимого эксперта, при передаче в уставный капитал объектов недвижимого имущества в договоре указать индивидуализирующие признаки данного имущества. На основании данного учредительного договора составить устав и произвести государственную регистрацию ОАО "Донбассводоснабжение".

 

2. Споры, связанные с реорганизацией акционерных обществ

 

Предмет иска по спорам о недействительности реорганизации.

Иногда предъявляются требования о признании реорганизации АО несостоявшейся (недействительной) и при этом не конкретизируется предмет исковых требований. Между тем, правильное определение понятия реорганизации оказывает непосредственное влияние на порядок рассмотрения спора. В результате иногда верное по существу решение арбитражного суда подлежало отмене в связи с нарушением процессуального законодательства.

Так, по делу N Ф08-2177/2001 ООО обратилось с иском к ОАО о признании реорганизации АООТ несостоявшейся. Судом в иске отказано на том основании, что действия ответчика по перерегистрации акционерного общества не являются реорганизацией, поэтому уведомления кредиторов в таких случаях не требовалось. Из содержания решения следовало, что фактически судом рассмотрено не заявленное истцом требование о признании недействительным ненормативного акта органа местного самоуправления о регистрации ОАО, созданного путем преобразования АООТ в ОАО. Однако в соответствии со статьей 14 Арбитражного процессуального кодекса РФ дела о признании недействительными актов органов местного самоуправления рассматриваются судом коллегиально.

Отменяя по указанным основаниям судебный акт, кассационная инстанция указала, что реорганизация представляет собой сложный юридический состав, включающий сделку и ненормативный акт органа местного самоуправления. Суду следовало предложить истцу уточнить исковые требования, в зависимости от этого произвести замену ответчика или привлечь другое лицо в качестве соответчика и рассмотреть спор с соблюдением требований процессуального законодательства о составе суда, рассматривающего дело.

По другому делу иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки реорганизации кассационная инстанция оценила как требование о признании недействительным соответствующего решения о реорганизации и о признании недействительным акта органа местного самоуправления о регистрации юридического лица, созданного в результате реорганизации.

При рассмотрении иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки реорганизации структурного подразделения в государственное предприятие и последующей его приватизации в акционерное общество следует оценивать правомерность регистрации юридического лица, созданного в процессе реорганизации (вх. Ф08-2539/2000).

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, прокурору отказано в удовлетворении вышеуказанного требования. Оставляя в силе судебные акты, кассационная инстанция исходила из того, что из смысла пункта 2 статьи 61 ГК РФ следует, что признание недействительной регистрации юридического лица возможно в случае, если она не соответствует закону или иным правовым актам и одновременно нарушает охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, а допущенные нарушения носят неустранимый характер.

Законность преобразования структурного подразделения в государственное предприятие на основании распоряжения Госкомимущества РФ проверена и оценена по другому делу. Вопрос о нарушении имущественных прав бывшего треста также был предметом рассмотрения в арбитражном суде. При этом судебными актами удовлетворено требование акционерного общества (правопреемника бывшего треста) об обязании реорганизованного государственного предприятия передать ему в натуре часть имущества, незаконно включенного в план приватизации. Таким образом, в результате принятия названных судебных актов нарушение прав и интересов акционерного общества (правопреемника бывшего треста) устранено. Обстоятельства, свидетельствующие о нарушении прав и законных интересов других юридических лиц, не установлены. Аналогичный вывод сделан по делу N Ф08-4428/201.

Реорганизация закрытого акционерного общества путем преобразования в общество с ограниченной ответственностью допускается при условии конвертации акций учредителя акционерного общества в доли участника общества с ограниченной ответственностью (вх. Ф08-3614/2001).

25 декабря 1992 г. постановлением администрации зарегистрирован устав АОЗТ, созданного на базе межхозяйственного предприятия, предусматривающий долю хозяйств-пайщиков в уставном капитале акционерного общества. 19 декабря 2000 г. при приведении устава АОЗТ в соответствие с нормами гражданского законодательства зарегистрировано ЗАО, уставный капитал которого распределен между физическими лицами - работниками бывшего межхозяйственного предприятия. В последующем ЗАО реорганизовано в ООО. Постановлением администрации от 26.02.2001 г. зарегистрирована новая редакция учредительных документов ООО, согласно которой единственным учредителем общества стал гражданин, выкупивший доли в уставном капитале у остальных участников. Акционерное общество (правопреемник одного из хозяйств-пайщиков межхозяйственного предприятия) предъявило иск к администрации о признании недействительными постановлений администрации о регистрации ЗАО и ООО.

Оставляя в силе решение арбитражного суда об удовлетворении иска, кассационная инстанция исходила из того, что совет пайщиков межхозяйственного предприятия не являлся уполномоченным органом по распоряжению имуществом хозяйств - участников межхозяйственного предприятия. При регистрации ЗАО не происходило реорганизации АОЗТ, поэтому исключение общим собранием акционеров хозяйств-участников из состава учредителей акционерного общества произведено неправомерно. Поскольку в материалах дела отсутствуют сведения о ранее проводимых общих собраниях акционеров, то отсутствие данных об участии истца в деятельности акционерного общества не может являться доказательством его отказа от доли в уставном капитале и одобрением новой редакции ЗАО. Права истца, обусловленные участием в акционером обществе, были нарушены как тем, что все акции были распределены между членами трудового коллектива, а в акционерном обществе фактически не был зарегистрирован выпуск акций, так и тем, что истец был лишен возможности конвертации акций в доли уставного капитала ООО. Кроме того, проведенная реорганизация акционерного общества лишает истца возможности иным путем защитить свои права, так как принадлежащая ему доля акций была конвертирована другими лицами в доли уставного капитала общества с ограниченной ответственностью и передана единственному участнику.

При рассмотрении дел о признании недействительными решений коллегиальных органов акционерного общества о создании другого юридического лица необходимо исследовать вопросы разграничения процедуры учреждения акционерного общества и создания его в процессе реорганизации основного общества в форме выделения.

При наличии в уставном капитале акционерного общества более 25% акций, закрепленных в государственной собственности, вопросы реорганизации акционерного общества должны рассматриваться с учетом законодательства о приватизации.

По делу N Ф08-211/2000 арбитражным судом признаны недействительными: решение наблюдательного совета ОАО о создании трех акционерных обществ закрытого типа, сделки по передаче имущественных вкладов АО в уставные капиталы вновь созданных ЗАО и применены последствия их недействительности путем возврата сторон в первоначальное положение, все три ЗАО ликвидированы. Принимая данное решение, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что фактически произошла реорганизация основного АО в форме выделения из него трех ЗАО, которая произошла с нарушением исключительной компетенции общего собрания акционеров. Суды признали, что допущенные при создании, регистрации ЗАО и передаче им имущества нарушения носят неустранимый характер, поэтому в соответствии со статьей 61 ГК РФ имеются основания для их ликвидации.

Отменяя принятые судебные акты и отказывая в иске, кассационная инстанция оценила допущенные нарушения как устранимые, не согласилась с выводом суда о том, что фактически имела место реорганизация основного общества, и признала правомерным создание новых юридических лиц. В обоснование вывода об отсутствии реорганизации было указано, что в отличие от процедуры реорганизации, регулируемой статьей 19 Федерального закона "Об акционерных обществах", при создании новых ЗАО не произошло уменьшение активов и пассивов реорганизуемого общества.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 3024/00 от 26 декабря 2000 г. все принятые судебные акты отменены и дело передано на новое рассмотрение в первую инстанцию арбитражного суда. Отменяя судебные акты по делу, Высший Арбитражный Суд РФ указал на то, что при рассмотрении дела все суды допустили процессуальные нарушения. Признав недействительным решение наблюдательного совета ОАО "СААК", его сделку по передаче имущества новым юридическим лицам и применив последствия недействительности этой сделки, судебные инстанции в нарушение требований Арбитражного процессуального кодекса РФ фактически приняли решение в отношении лица, не являющегося стороной по делу, непосредственно затронув его права и интересы. Кроме того, учитывая, что 27% акций основного АО принадлежало КУМИ края, судебные инстанции не обсудили вопрос о том, какое законодательство (о приватизации или об акционерных обществах) подлежало применению при разрешении данного спора.

Таким образом, в судебной практике возникают определенные проблемы при проведении разграничения образования акционерного общества путем реорганизации в форме выделения и создания акционерного общества в обычном порядке.

Особенности создания акционерного общества, образованного путем реорганизации, заключаются в следующем: происходит передача части прав и обязанностей реорганизуемого общества, отражаемая в разделительном балансе; решение о реорганизации принимает общее собрание акционеров; конвертация акций реорганизуемого общества в акции создаваемого общества происходит путем распределения акций создаваемого общества среди акционеров реорганизуемого общества. Создание акционерного общества в отличие от его образования в процессе реорганизации заключается в следующем: решение о создании акционерного общества принимается с учетом правил о заключении крупных сделок и сделок с заинтересованностью; основное общество выступает в качестве единственного учредителя нового общества; балансовая стоимость активов основного общества не изменяется, так как взамен внесенного в уставный капитал учрежденного общества денежных и неденежных средств общество-учредитель получает эквивалент в виде акций учрежденного общества; общество-учредитель утверждает устав создаваемого общества, формирует органы управления в порядке, предусмотренном нормами закона об учреждении общества одним лицом.

В теории является дискуссионным вопрос о возможности реорганизации акционерного общества путем выделения из его состава общества с ограниченной ответственностью. Практика судов окружного суда и кассационной инстанции исходит из того, что Федеральный закон "Об акционерных обществах" не предусматривает возможность создания путем разделения акционерного общества двух или нескольких юридических лиц разных организационно правовых форм. Так, Арбитражный суд Республики Калмыкия признал недействительной регистрацию и учредительные документы общества с ограниченной ответственностью, созданного путем реорганизации ОАО в форме выделения общества с ограниченной ответственностью и формирование уставного капитала последнего путем обмена части акций на доли.

 

3. Правовой режим акций.

Споры о понуждении внесения записи в реестр акционеров

 

Держатель реестра обязан внести запись в реестр общества не позднее трех дней с момента обращения акционера и представления им документов, предусмотренных законодательством (вх. Ф08-1902/2001).

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, удовлетворены исковые требования четырех акционерных обществ об обязании закрытого акционерного общества внести истцов в реестр акционеров ЗАО. Требования основаны на том, что истцы являются владельцами акций ответчика, приобретенных у акционеров общества - физических лиц, на основании договоров купли-продажи.

В кассационной жалобе ЗАО указало на то, что судом не применены положения Закона Российской Федерации "Об акционерных обществах" и Устава общества, предусматривающие преимущественное право акционеров закрытого акционерного общества на приобретение акций, продаваемых другими акционерами этого общества. Заключенные сделки оспорены прокуратурой в суд общей юрисдикции.

Оставляя без изменения принятые по делу судебные акты, кассационная инстанция указала, что довод ЗАО о недействительности сделок купли-продажи акций между истцами и акционерами общества - физическими лицами не подтвержден документально, названные сделки на момент рассмотрения настоящего спора в судебном порядке недействительными не признаны. Кроме того, в случае отчуждения акционером закрытого общества принадлежащих ему акций другому лицу по цене, которую готовы были уплатить акционеры данного общества, акционеры или общество, чье право на преимущественное приобретение акций нарушено, могут обратиться в суд с требованием о переводе прав и обязанностей покупателя этих акций на соответствующее заинтересованное лицо. Доказательства того, что ответчик воспользовался этим правом и обратился в суд с такими требованиями в установленный законом трехмесячный срок (статья 250 ГК РФ) в материалы дела представлены не были.

По одному из дел (N 6712/97 от 30.11.97) Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ указано, что решение вопроса о внесении в реестр акционеров записи об истце зависит в полной мере от решения вопроса о действительности или недействительности договора купли-продажи акций, на котором основаны исковые требования.

Поскольку на момент регистрации акционерного общества истец оплатил взнос в уставный капитал (оплатил выделенные ему акции), он вправе потребовать внесения записи в реестр акционеров в соответствии с условиями учредительного договора.

По делу N Ф08-1417/2001 АОЗТ обратилось в арбитражный суд с иском к регистратору и акционерному обществу об обязании произвести регистрацию его прав на акции этого общества, а также произвести операции по изменению информации, содержащейся на лицевых счетах лиц, за которыми зарегистрированы данные акции.

Решением суда в иске отказано на том основании, что истец не представил необходимых документов для внесения записи в реестр акционеров.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено. На регистратора возложена обязанность произвести регистрацию прав владельца именных акций ответчика, открыв лицевой счет истцу. Постановление обосновано тем, что требования истца заявлены на основании вступивших в законную силу судебных актов по другому делу.

Суд кассационной инстанции поддержал выводы суда апелляционной инстанции на основании следующего. По ранее рассмотренному делу, имеющему преюдициальное значение, истец восстановлен в правах учредителя-ответчика (акционерного общества).

Материалами рассматриваемого дела подтверждено, что на момент создания акционерного общества-ответчика истец выполнил условия учредительного договора и оплатил свою долю акций. При таких обстоятельствах протокол заседания совета директоров данного акционерного общества, на котором акции истца были перераспределены между остальными учредителями общества, не является надлежащим правовым основанием для возникновения права собственности этих юридических лиц на переданное им количество акций. В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что данные юридические лица произвели оплату полученных акций. Исковое требование о внесении в реестр акционеров записи о владении истцом акциями фактически означает восстановление положения, существовавшего до нарушения права, - исключение записей в реестре в отношении новых собственников перераспределенного количества акций, ранее принадлежащих истцу.

В применении последствий недействительности ничтожной сделки купли-продажи акций не может быть отказано по тем основаниям, что на момент принятия решения суда произошла замена ранее выпущенных акций путем их конвертации в акции с большей номинальной стоимостью в связи с увеличением номинальной стоимости ранее выпущенных акций (Ф08-3161/2001).

СПК заявлен иск о признании недействительным договора купли-продажи 351 акции ОАО "Неклиновское ХПП" номинальной стоимостью 1 рубль, заключенного между ОАО "Неклиновское ХПП" и ТОО (правопредшественника СПК), применении последствий недействительности ничтожной сделки путем восстановления истца в правах собственности на 351 акцию, обязании держателя реестра осуществить восстановительную запись в реестре акционеров о праве собственности на 351 акцию номинальной стоимостью 20 руб. с другим регистрационным номером выпуска.

Решением арбитражного суда договор купли-продажи признан недействительным, а в применении последствий недействительности сделки отказано по тем основаниям, что участие в конвертации акций могут принимать только лица, обладающие до ее осуществления правом собственности на уже размещенные акции.

Кассационная инстанция не согласилась с выводом о недопустимости применения последствий по недействительной сделке. В соответствии с пунктом 11.16 Стандартов эмиссии акций при учреждении акционерных обществ..." в каждую акцию, размещаемую путем конвертации, конвертируется одна акция той же категории (типа) одновременно с аннулированием последней. Из смысла указанной нормы следует, что в данном случае имеет место уничтожение (аннулирование) одних ценных бумаг и выпуск и размещение тем же лицом других ценных бумаг. В результате осуществления эмиссии увеличения количества акций, а также привлечения средств новых акционеров не происходит. Принимая во внимание, что договор купли-продажи акций является недействительным и не порождает никаких правовых последствий, истец, являясь собственником 351 акции номинальной стоимостью 1 руб. первого выпуска, после проведения конвертации становится собственником 351 акции другого выпуска номинальной стоимостью 20 руб.

В случае неполной оплаты в установленные сроки акций, размещенных при учреждении акционерного общества, акции должны поступить в распоряжение общества. Акции, выкупленные акционерами по истечении сроков, предусмотренных в пункте 1 статьи 34 Закона "Об акционерных обществах", не предоставляют право голоса на общем собрании акционеров (вх. Ф08-3962/2001).

 

Приобретение права собственности на акции.

Иски об обязании акционерного общества внести запись

о приобретателе акций в реестр акционеров

 

Судами округа принимались решения об отказе в иске о внесении записи о приобретателе акций в реестр акционеров на том основании, что договор купли-продажи более 20% акций, заключенный в нарушение части 12 статьи 4, статьи 18 Федерального закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" без согласия Министерства РФ по антимонопольной политике, является ничтожной сделкой (вх. Ф08-3601/2000).

Кассационная инстанция, отменяя такие судебные акты, исходила из того, что сделка купли-продажи акций, заключенная без предварительного согласия антимонопольного органа, является оспоримой, а не ничтожной.

Окружной суд признавал правомерными решения судов об отказе в иске об обязании включить в реестр акционеров приобретателей акций при совершении договоров купли-продажи акций до государственной регистрации выпуска акций. При этом судом отклонялись доводы кассационной жалобы о том, что судами округа не исследовался вопрос о добросовестности покупателя акций, поскольку сделка является ничтожной независимо от добросовестности приобретателя (вх. Ф08-2249/2001).

Проблемным оказался вопрос о возможности удовлетворения исковых требований о признании права собственности на акции в связи с отказом продавца от выдачи передаточного распоряжения.

Так, по делу N Ф08-1559/2001 ЗАО (покупатель) обратился в суд с иском к ООО (продавцу) о признании права собственности на определенное количество акций другого ЗАО. ООО (продавец) предъявило к покупателю встречный иск о признании недействительным договора купли-продажи акций.

Решением арбитражного суда первоначальный иск удовлетворен и за ЗАО признано право собственности на акции, ООО обязывалось выдать на его имя передаточное распоряжение. В удовлетворении встречного иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении основного и встречного исков отказано. Отказывая в удовлетворении всех заявленных требований, апелляционная инстанция исходила из того, что договор купли-продажи акций от 27.07.2000 г. является незаключенным, так как пунктом 7 данного договора установлено его вступление в силу с момента выдачи покупателю передаточного распоряжения, которое по настоящее время не выдано.

Отменяя в части принятые судебные акты, кассационная инстанция указала на ошибочность вывода о незаключенности договора купли-продажи акций. При этом было указано, что момент вступления договора в силу определен в пункте 1 статьи 425 ГК РФ императивно, т.е. с момента его заключения. Ссылка апелляционной инстанции на пункт 2 статьи 425 Кодекса признана несостоятельной, поскольку в нем названо только одно исключение из общего правила: возможность установить соглашением сторон применение условий заключенного ими договора к отношениям, возникшим до заключения договора. Другие соглашения законом не допускаются, поэтому стороны не вправе устанавливать иные условия вступления договора в силу, пункт 7 договора купли-продажи акций от 27.07.2000 г. является ничтожным ввиду несоответствия его закону.

Оценив заключенный сторонами договор купли-продажи, окружной суд признал его действительной сделкой. Однако вывод суда первой инстанции о признании права собственности покупателя на акции признан противоречащим положениям статей 28, 29 Закона "О рынке ценных бумаг", согласно которым права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска подлежат удостоверению в системе ведения реестра - записями на лицевых счетах у держателей реестра, право собственности на бездокументарные ценные бумаги переходит к приобретателю с момента внесения записи о нем в реестр акционеров. Поскольку соответствующей записи в отношении истца на момент рассмотрения спора не совершено, он не мог быть признан судом собственником акций.

Обязав ответчика выдать передаточное распоряжение, суд не учел отсутствие реальной возможности принудительного исполнения такого решения. Принимая во внимание, что передаточное распоряжение является обязательным документом для внесения в реестр соответствующей записи, а суд вправе принять решение о регистрации перехода права собственности на акции, кассационная инстанция решение суда в части признания за истцом права собственности на акции отменила и направила дело на новое рассмотрение. Истцу предложено уточнить исковые требования, а суду установить наличие на лицевом счете продавца необходимого количества акций, обсудить вопрос о привлечении к участию в деле соответчика реестродержателя - ЗАО (эмитента акций).

При наличии заключенного договора купли-продажи акций и отказе продавца от его исполнения путем уклонения от выдачи передаточного распоряжения, формой судебной защиты прав покупателя является вынесение решения об обязанности зарегистрировать переход права собственности на акции к покупателю и внесении реестродержателем записи в реестр акционеров о праве собственности покупателя на приобретенные акции.

При новом рассмотрении дела (вх. Ф08-4506/2002) истец просил суд зарегистрировать право собственности на определенное количество акций ЗАО (эмитента) и обязать его внести в реестр акционеров запись о праве собственности истца на указанные акции.

Удовлетворяя исковые требования, суд принял решение зарегистрировать переход права собственности на приобретенные акции от продавца к покупателю, обязать эмитента (реестродержателя) внести запись в реестр своих акционеров о праве собственности покупателя на акции.

При рассмотрении кассационной жалобы окружной суд отклонил доводы заявителя кассационной жалобы о том, что в силу статьи 149 ГК РФ, суд не вправе выносить решение о регистрации перехода права собственности, а также то, что в нарушение статьи 45 Федерального закона "Об акционерных обществах" нарушен досудебный порядок урегулирования спора.

Оставляя в силе принятые судебные акты, окружной суд исходил из того, что пункт 2 статьи 45 Федерального закона "Об акционерных обществах" не является нормой закона, определяющей порядок внесения в реестр соответствующей записи, так как устанавливает возможность судебной защиты прав акционера в случае отказа регистратора от внесения в реестр соответствующей записи. Формулировка резолютивной части решения о регистрации перехода права собственности на спорные акции и возложение обязанностей на ответчика совершить определенные действия признана не противоречащей статье 149 ГК РФ.

Требование о восстановлении записи о наличии на лицевом счете акций фактически означает требование о виндикации, которое не может быть рассмотрено без привлечения фактического владельца акций к участию в деле (вх. Ф08-4572/2001). Указанный вывод соответствует практике Высшего Арбитражного Суда РФ (информационное письмо от 21.04.98).

 

Определение момента перехода прав, удостоверяемых акциями

 

Поскольку права на именные бездокументарные акции переходят к приобретателям с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя, с указанного момента в соответствии со статьей 142 Гражданского кодекса РФ к приобретателю переходят и все права, закрепленные такими акциями, в том числе право на получение дивиденда (вх. Ф08-1080/02).

Иностранная компания обратилась с иском к акционерному обществу о взыскании суммы невыплаченных за 2000 г. дивидендов и банковских процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе ОАО ссылалось на то, что истец не значился в представленном на момент проведения годового общего собрания акционеров списке юридических лиц, имеющих право на получение дивидендов.

Кассационная инстанция, отменяя решение суда в части взыскания банковских процентов за пользование чужими денежными средствами, исходила из следующего. По состоянию на момент определения состава акционеров, имеющих право участвовать в общем собрании акционеров (23.02.01), истцу принадлежала только часть акций из общего количества, по которому заявлено требование о взыскании дивидендов. На эту дату в списке владельцев ценных бумаг числилась также другая иностранная компания. На основании договора от 8 августа 2000 г. указанная вторая компания уступила истцу право требования суммы дивидендов, объявленных за 2000 г., и продала принадлежащие ей акции.

Согласно статье 29 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" права, закрепленные эмиссионной ценной бумагой, переходят к их приобретателю с момента перехода прав на эту ценную бумагу. По смыслу статьи 42 Федерального закона "Об акционерных обществах" акционер, который приобрел акции после составления списка лиц, имеющих право на получение дивиденда, не может быть лишен права на получение дивидендов, поскольку с передачей акций от прежнего владельца ему передаются все права, закрепленные этими акциями.

В части взыскания банковских процентов за пользование чужими денежными средствами дело передано на новое рассмотрение для установления реальной возможности ответчика исполнить обязательство по выплате дивидендов в установленные сроки в связи с участием в расчете юридического лица - нерезидента.

 

4. Споры, связанные с участием акционеров

в управлении обществом

 

Наличие кворума для принятия решения советом директоров предполагает непосредственное волеизъявление членов совета директоров по вопросам повестки дня, отнесенным к компетенции данного органа. При этом член совета директоров не может передать свои полномочия другому лицу (вх. Ф08-4343/2001).

Решением совета директоров прекращены полномочия действующего председателя совета директоров и председателем избрано другое лицо. ООО, являясь акционером данного общества, обратилось с иском о признании недействительным указанного решения совета директоров, ссылаясь на то, что решение принято при отсутствии кворума. Из 15 членов совета директоров присутствовали 10 членов, из них 5 членов - непосредственно, а 5 - по доверенности, выданной иным лицам (не членам совета директоров).

Арбитражный суд в иске отказал, считая, что заседание совета директоров проведено в соответствии с требованиями статьи 68 Федерального закона "Об акционерных обществах", поскольку в соответствии с данной нормой запрещается передача голоса одним членом совета директоров общества другому члену совета директоров. При этом суд принял во внимание соответствующий пункт устава ОАО, предусматривающий право членов совета директоров передавать по доверенности свои полномочия другим лицам.

Кассационная инстанция не согласилась с данным выводом. По смыслу статьи 68 Закона члены совета директоров должны принимать личное участие в голосовании по вопросам повестки дня совета директоров. Принимая во внимание, что Закон запрещает передачу голоса одним членом совета директоров другому, такой же запрет должен действовать и при передаче права голосования членом совета директоров другому лицу, не входящему в состав членов совета директоров.

В новой редакции пункта 3 статьи 68 Закона предусмотрено, что передача права голоса членом совета директоров общества иному лицу, в том числе другому члену совета директоров общества, не допускается.

Российский фонд федерального имущества, владеющий подлежащими продаже привилегированными акциями, вправе вносить предложения совету директоров акционерного общества о повестке дня годового общего собрания акционеров, так как указанные акции являются голосующими (вх. Ф08-3385/2001, 2974/2001).

Краевое государственное специализированное учреждение "Фонд государственного имущества Краснодарского края" от имени Российского фонда федерального имущества обратилось с иском о признании недействительным решения совета директоров ОАО в части отказа в удовлетворении предложений о включении ряда вопросов в повестку дня годового общего собрания акционеров. Отказ во включении вопросов в повестку дня совет директоров акционерного общества обосновал тем, что Российский фонд федерального имущества не является владельцем голосующих акций общества, в представленных предложениях не содержится необходимой информации.

Апелляционная инстанция отменила решение суда об отказе в иске, отменила и исковые требования удовлетворила, указав, что с момента вступления в силу Федерального закона от 05.08.2000 г. N 109-ФЗ "О внесении изменений в статьи 10 Федерального закона "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" все подлежащие продаже акции, которыми владеет Российский фонд федерального имущества, имеют право голоса на общем собрании акционеров.

Кассационная инстанция оставила в силе данный судебный акт и отклонила доводы кассационной жалобы о том, что вышеуказанный закон не относится к регулированию вопросов создания и правового положения акционерных обществ, а права и обязанности акционеров устанавливаются исключительно Гражданским кодексом РФ и общими нормами закона "Об акционерных обществах". По мнению заявителя кассационной жалобы, положения действующей редакции пункта 4 статьи 10 Федерального закона "О приватизации..." должны применяться с учетом требований Гражданского кодекса и Федерального закона "Об акционерных обществах". Императивной нормой пункта 1 статьи 32 Федерального закона "Об акционерных обществах" установлено, что акционеры - владельцы привилегированных акций, не имеют права голоса на общем собрании акционеров, если иное не установлено настоящим Федеральным законом или уставом общества для определенного типа привилегированных акций общества. В подтверждение позиции приводились нормы пункта 8 Указа Президента РФ N 1210, которыми установлено, что привилегированные акции типа "Б", выпущенные при учреждении АО в порядке приватизации, приобретают право голоса в случаях, предусмотренных пунктами 3 и 4 статьи 32 Федерального закона "Об акционерных обществах".

Учитывая, что на момент обращения истца с заявлением в совет директоров срок продажи акций, подлежащих продаже на аукционе, не истек, в соответствии с пунктом 4 статьи 10 Федерального закона "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" (в редакции от 05.08.2000) подлежащие продаже акции созданных в процессе приватизации открытых акционерных обществ, которыми владеет специализированное учреждение, имеют право голоса на общем собрании, кассационная инстанция указала, что советом директоров было нарушено право акционера на внесение предложений в повестку дня годового общего собрания акционеров. К таким же выводам в аналогичной ситуации пришел Федеральный арбитражный суд Уральского округа (см. ранее упомянутый обзор практики...).

Данный вывод соответствует положениям нового Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества" от 21 декабря 2001 г. Согласно статье 43 указанного Закона "выпущенные (эмитированные) открытыми акционерными обществами, созданными путем преобразования унитарных предприятий, привилегированные акции типа "Б" приобретают статус обыкновенных акций, предоставляющих Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию все предусмотренные законодательством Российской Федерации права акционера - владельца обыкновенных акций. Учредительные документы созданных до вступления в силу настоящего Федерального закона открытых акционерных обществ, содержащие положения о привилегированных акциях типа "Б", подлежат приведению в соответствие с нормами настоящего Федерального закона.

 

Полномочия совета директоров

 

К договорам купли-продажи акций следует применять нормы закона "Об акционерных обществах" о крупных сделках, а не пункт 16 статьи 65 указанного Закона о компетенции совета директоров при принятии решения об участии общества в других организациях (вх. Ф08-3967/2000).

Закон "Об акционерных обществах" в редакции 1995 г. в пункте 16 статьи 65 относил к исключительной компетенции совета директоров принятие решений об участии общества в других организациях, за исключением случая, предусмотренного подпунктом 20 пункта 1 статьи 48 Закона. Такая формулировка Закона позволяла сторонам ставить вопрос о нарушении исключительной компетенции совета директоров в тех случаях, когда общество заключало сделки по приобретению или отчуждению акций другого акционерного общества. Так, по делу N Ф08-3967/2000 иск ОАО к ЗАО о признании недействительным договора купли-продажи акций и о применении последствий недействительности сделки обоснован нарушением пункта 16 статьи 65 закона (истец и ответчик являлись учредителями ЗАО, акции которого были предметом договора купли-продажи). Кассационная инстанция поддержала решения судов первой и апелляционной инстанций об отказе в иске по следующим основаниям. Принимая во внимание, что до заключения сделки истец являлся учредителем ЗАО, сделка по продаже акций не относится к категории крупных сделок, после продажи акций ОАО продолжает оставаться одним из учредителей ЗАО, исключительная компетенция совета директоров акционерного общества не была нарушена. Следует отметить, что судами допускалось и иное толкование указанного пункта статьи 65 Закона. Так, в постановлении ФАС СКО от 23.06.99 N Ф08-1128/99, Федерального арбитражного суда Московского округа от 06.12.99 N КГ-А40/3945-99 была высказана позиция, что нарушение компетенции совета директоров при заключении договоров купли-продажи акций является основанием для признания сделки ничтожной. К таким же выводам пришел Федеральный арбитражный суд Уральского округа в обзоре практики применения законодательства по акционерным обществам. На ошибочность такого подхода указано в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 6282/99 от 23.01.2001 г.).

Примечание. В новой редакции Закона из компетенции совета директоров (наблюдательного совета) исключен вопрос принятия решения об участии общества в других организациях, что подтверждает правильность позиции о применении в этом случае норм, предусмотренных для одобрения крупных сделок.

Иск о признании недействительным решений совета директоров не подлежит удовлетворению, поскольку решения о консолидации акций и выкупе дробных акций приняты с соблюдением компетенции органа управления акционерного общества (вх. Ф08-970/2002).

По данному делу советом директоров ОАО "Ставропольнефтепродукт" принято решение о созыве внеочередного общего собрания акционеров, которому рекомендовано провести консолидацию акций обыкновенных акций общества путем конвертации 31997672 штук размещенных обыкновенных акций номинальной стоимостью 1 руб.10 коп. каждая в одну обыкновенную акцию номинальной стоимостью 35 197 439 руб. 20 коп. Образовавшиеся при консолидации дробные акции новой номинальной стоимости рекомендовано выкупить обществу у каждого владельца такой акции по цене, рассчитываемой исходя из определенной советом директоров рыночной стоимости конвертируемых акций.

ОАО "Нефтяная компания "Роснефть" обратилось с иском о признании недействительными решений, принятых на заседании совета директоров по тем основаниям, что указанный коэффициент конвертации, при котором общество лишается права владения акциями, участия в управлении делами акционерного общества, существенно нарушает его имущественные права. Кроме того, принятие решения о консолидации акций влечет изменение устава общества, ответчиком нарушены нормы закона о реализации права требования выкупа принадлежащих акционерам акций.

Кассационная инстанция оставила в силе принятые судебные акты об отказе в иске, исходя из следующего. Правовой режим акций, в том числе в части процедуры консолидации акций, определен государством с учетом особенностей правового статуса акционерного общества. Оспариваемые решения совета директоров приняты с учетом его компетенции. На основании указанного решения акционерам разосланы уведомления о проведении внеочередного общего собрания акционеров, и в последующем было принято решение общего собрания о консолидации акций. В соответствии с пунктом 1 статьи 74 Федерального закона "Об акционерных обществах" обязанность общества выкупить дробные акции возникает независимо от результатов голосования акционера по данному вопросу или его согласия на выкуп. Каких-либо ограничений, при которых акционерному обществу запрещалось бы осуществить выкуп дробных акций, действующее законодательство, регулирующее деятельность акционерных обществ, не устанавливает, обязанность внесения изменений в устав общества в связи с консолидацией акций предполагается введением самой процедуры консолидации.

 

Срок полномочий совета директоров

 

Полномочия совета директоров могут быть прекращены решением внеочередного общего собрания акционеров. При этом внеочередное общее собрание акционеров вправе избрать новый состав совета директоров (вх. Ф08-4250/2001).

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, удовлетворены исковые требования ООО о признании недействительным внеочередного общего собрания акционеров ЗАО на том основании, что оно проведено в нарушение статей 51, 53 Федерального закона "Об акционерных обществах" и нарушает права и законные интересы истца. Суды исходили из того, что вопрос об избрании совета директоров относится к компетенции годового общего собрания акционеров, и в случае, если совет директоров по каким-либо причинам не избран на годовом общем собрании акционеров, то его полномочия продлеваются до следующего годового общего собрания акционеров. Постановлением кассационной инстанции судебные акты отменены, в иске отказано. Окружной суд признал вышеуказанный вывод суда не соответствующим закону.

Созыв внеочередного общего собрания ЗАО, на котором было принято решение об избрании совета директоров, осуществлен по инициативе акционера - ООО, владеющего 78% акций общества. В соответствии со статьей 66 Федерального закона "Об акционерных обществах" по решению общего собрания акционеров полномочия любого члена (членов) совета директоров общества могут быть прекращены досрочно. Статья 55 указанного закона не содержит каких-либо ограничений в части компетенции внеочередного собрания акционеров по сравнению с очередным.

В литературе также отмечалась проблема определения срока полномочий членов совета директоров*(2). Следует отметить, что вышеуказанный подход окружного суда к вопросу о возможности прекращения полномочий совета директоров на внеочередном общем собрании акционеров нашел свое подтверждение в новой редакции пункта 1 статьи 66 Закона. Согласно данному пункту члены совета директоров (наблюдательного совета) общества избираются общим собранием акционеров в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом и уставом общества, на срок до следующего годового общего собрания акционеров. Если годовое общее собрание акционеров не было проведено в сроки, установленные пунктом 1 статьи 47 настоящего Федерального закона, полномочия совета директоров прекращаются, за исключением полномочий по подготовке, созыву и проведению годового общего собрания акционеров.

 

Процедура проведения общего собрания акционеров

 

При рассмотрении дел о признании недействительными решений общих собраний акционеров в связи с принятием судами общей юрисдикции мер по обеспечению иска в виде наложения запрета на право голосования принадлежащими акционерам акциями кассационная инстанция последовательно исходила из недопустимости подобных мер по обеспечению иска. Так, до принятия разъяснения Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2001 г. "О вопросе, возникшем при применении Федерального закона "Об акционерных обществах" окружной суд, оставляя в силе судебные акты об отказе в иске о признании недействительными решений общих собраний акционеров, исходил из того, что действующим законодательством не предусмотрена возможность ограничения прав акционеров на голосование принадлежащими им акциями (вх. Ф08-2025/2001).

 

5. Споры, связанные с совершением акционерными

обществами крупных сделок

 

Суды обоснованно пришли к выводу о том, что заключенная сторонами сделка по отчуждению имущества является недействительной и не влечет правовых последствий, поскольку при ее заключении нарушен порядок, предусмотренный статьей 79 Федерального закона "Об акционерных обществах" (вх. Ф08-3875/2001).

При определении размера сделки стоимость имущества, составляющего предмет сделки, должна быть сопоставлена со стоимостью активов по данным бухгалтерской отчетности акционерного общества, а не по данным сводной бухгалтерской отчетности, включающей стоимость активов дочерних и зависимых обществ (вх. Ф08-1134/2001).

Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о признании недействительным договора купли-продажи ценных бумаг.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано. Суд исходил из того, что в соответствии со статьей 174 Гражданского кодекса РФ сделка является оспоримой, и истец не доказал, что ответчик знал или должен был знать об ограничении уставом полномочий генерального директора, договор купли-продажи ценных бумаг впоследствии был одобрен общим собранием акционеров ОАО. Кроме того, истцом пропущен годичный срок исковой давности. Суд также пришел к выводу, что, исходя из данных сводной бухгалтерской отчетности истца, включающей активы дочерних и зависимых обществ, заключенная сделка не является крупной.

Суд кассационной инстанции отменил решение и постановление апелляционной инстанции и признал недействительным договор купли-продажи ценных бумаг.

Общая сумма договора купли-продажи ценных бумаг была сопоставлена со стоимостью активов акционерного общества, заключившего сделку, и сделка признана крупной. Отмечено, что в нарушение статьи 79 Закона вопрос о заключении договора купли-продажи на общем собрании акционерного общества не рассматривался. Выводы суда о том, что доказательством последующего одобрения сделки являются переписка между руководителями истца и ответчика по поводу исполнения заключенной сделки, утверждение общим собранием акционеров бухгалтерского отчета за год, признаны не соответствующими законодательству.

По смыслу статьи 183 Гражданского кодекса РФ одобрение должно последовать со стороны уполномоченного органа юридического лица. Из выписки протокола общего собрания акционеров ОАО и текста доклада генерального директора акционерного общества на годовом общем собрании акционеров следовало, что вопрос о заключении договора купли-продажи акций на собрании акционеров не рассматривался, следовательно, отсутствовали основания считать, что в последующем данная сделка была одобрена уполномоченным органом.

Таким образом, договор купли-продажи является недействительным (ничтожным) в силу статей 166, 168 Гражданского кодекса РФ ввиду несоответствия законодательству.

Следует учитывать, что в новой редакции статьи 79 Закона крупные сделки, совершаемые с нарушением законодательства, отнесены к числу оспоримых, а не ничтожных сделок.

В соответствии со статьей 78 Федерального закона "Об акционерных обществах" нормы, определяющие порядок заключения акционерным обществом крупных сделок, не распространяются на сделки, совершаемые обществом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности независимо от стоимости имущества, приобретаемого или отчуждаемого по такой сделке (вх. Ф08-2207/2001).

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о признании недействительным договора аренды.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано.

На основе анализа устава АООТ, характера и условий заключенного договора аренды судами сделан вывод о том, что оспариваемый договор аренды является сделкой, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности общества.

Окружной суд оставил без изменения принятые судебные акты, указав, что судами обоснованно отказано в иске о признании договора аренды недействительным. Доводы заявителя жалобы о завышенном размере арендной платы за переданное имущество не могут быть приняты во внимание, так как иск о признании сделки недействительной по указанному основанию не предъявлялся. Указанные обстоятельства могут быть предметом самостоятельного иска.

Отчуждение имущества, в результате которого предприятие лишается всех производственных фондов и возможности осуществления уставной деятельности, фактически ведет к ликвидации юридического лица, в связи с чем такое решение должно приниматься в порядке, предусмотренном статьей 21 Федерального закона "Об акционерных обществах" (вх. Ф08-4309/2001).

Прокурор Краснодарского края в защиту интересов государства обратился с иском к ООО "Сахарный комбинат "Тихорецкий", ОАО "Сахарный завод "Тихорецкий" о признании недействительным учредительного договора о создании ООО, заключенного ОАО "Сахарный завод "Тихорецкий" и ООО "Мист энд Компани", устава ООО, утвержденного учредителями, и о применении последствий недействительности сделки в виде двусторонней реституции: обязании ООО "Сахарный комбинат "Тихорецкий" возвратить ОАО "Сахарный завод "Тихорецкий" имущественный комплекс, переданный в качестве взноса в уставный капитал, и возвратить ООО "Мист энд Компани" денежные средства. Решением арбитражного суда в иске отказано по тем основаниям, что сделка по передаче имущественного комплекса в уставный капитал ООО соответствует нормам главы 7, статьям 70-77 Федерального закона "Об акционерных обществах".

Кассационной инстанцией судебные акты отменены. Оценивая решения совета директоров и общего собрания акционеров по передаче имущества ОАО в уставный капитал ООО, окружной суд отметил, что в уставный капитал вновь созданного ООО передан весь производственный комплекс акционерного общества, без которого невозможно осуществление его производственной деятельности. После передачи имущества в ОАО остались только коммуникационные объекты, обслуживающие переданный комплекс, и объекты коммунально-бытового назначения, в результате чего предприятие лишилось реальной возможности осуществлять производственную деятельность. Между тем вопрос о ликвидации общества на обсуждение общего собрания акционеров ОАО не выносился, и соответствующее решение уполномоченным органом не принималось. Сделка, совершенная органом юридического лица с превышением полномочий, установленных законом, в силу статей 167, 168 Гражданского кодекса РФ является недействительной с момента ее совершения и не влечет правовых последствий.

 

6. Споры, связанные с совершением обществом

сделок, в которых имеется заинтересованность

 

Поскольку заключение нескольких договоров купли-продажи имущества фактически представляет собой договор купли-продажи единого имущественного комплекса, сумма проданного имущества должна определяться с учетом общей стоимости по всем заключенным сделкам (вх. Ф08-2530/01).

Между истцом и ответчиком заключен договор купли-продажи бетонной площадки с подкрановыми железнодорожными путями, а также договоры купли-продажи козловых кранов ККС и ККС-10. Истец оспаривал указанные сделки, ссылаясь на наличие заинтересованности и отсутствие решения общего собрания акционеров, поскольку сумма сделок превышала 2% активов общества.

Суд в иске отказал, ссылаясь на то, что стоимость каждой сделки не превышала 2% стоимости активов, согласие совета директоров имелось, стороной пропущен срок исковой давности.

Окружной суд отменил принятые судебные акты, признав, что все сделки взаимосвязаны между собой и направлены на отчуждение единого имущественного комплекса. Срок исковой давности исчислен с момента, когда уполномоченный орган продавца в лице общего собрания акционеров узнал о нарушении своих прав. Следует отметить, что Закон "Об акционерных обществах" в редакции 1995 г. в статье 83 указывал на необходимость решения общего собрания акционеров о заключении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, а в новой редакции указано об одобрении сделки или нескольких взаимосвязанных сделок. В связи с этим в целом подход кассационной инстанции к определению стоимости имущества по отношению к нескольким взаимосвязанным сделкам находится в соответствии с новой редакцией Закона. Однако по данному делу принесен протест, в котором предложено исходить из стоимости каждой сделки в отдельности, и с учетом наличия решения совета директоров об одобрении сделок считать пропущенным годичный срок исковой давности.

При оспаривании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, течение срока исковой давности следует исчислять с момента, когда о заключении данной сделки узнал или должен был узнать орган юридического лица, уполномоченный на ее заключение (вх. Ф08-2413, 2530).

Иногда суды округа необоснованно отказывали в иске о признании недействительными решений совета директоров по мотиву отсутствия признаков заинтересованности в совершении сделки. Так, по делу N Ф08-314/2001 кассационная инстанция отменила судебные акты об отказе в иске по вышеуказанному основанию, так как судом не принято во внимание, что на оспариваемом заседании совета директоров принято не только решение о передаче имущества в уставный капитал вновь созданного акционерного общества, но и об избрании директором этого АО гражданина, являющегося в то же время генеральным директором основного общества. Таким образом, в силу статьи 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" на момент принятия оспариваемого решения у генерального директора основного общества имелась заинтересованность в совершении сделки.

По делу N Ф08-2598/2001 суд не усмотрел заинтересованности в совершении сделки, несмотря на то, что договор о передаче имущества между акционерным обществом и обществом с ограниченной ответственностью подписан представителями по доверенностям, выданным лицом, являющимся генеральным директором того и другого общества. Кроме того, на момент совершения сделки данное лицо владело 59,5% долей в уставном капитале ООО.

Судами допускалось неправильное толкование статьи 77 Федерального закона "Об акционерных обществах" в случаях, когда определение рыночной стоимости имущества должно быть осуществлено с обязательным привлечением государственного финансового контрольного органа. Так, по делу N Ф08-1304/2001 арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, ссылаясь на пункт 12 Указа Президента РФ N 1210 от 18.08.96, полагали, что обязательное привлечение независимых оценщиков реализуется только при заявлении соответствующего требования лицами, представляющими государство в совете директоров.

Окружным судом указано, что данный довод суда о том, что определения рыночной стоимости имущества не требовалось, не соответствует требованиям статьи 77 Закона, предусматривающей в силу закона обязанность определения рыночной стоимости имущества советом директоров при заключении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, и обязанность привлечения государственного финансового органа в случае, если владельцем акций является государство или муниципальное образование.

Положения указанной статьи учитывались окружным судом и при определении круга лиц, имеющих право оспаривать сделки с заинтересованностью либо крупные сделки (вх. Ф08-3805/2001).

 

7. Споры, связанные с ликвидацией

акционерных обществ

 

Если по окончании второго и каждого последующего года стоимость чистых активов акционерного общества оказывается меньше величины минимального уставного капитала, указанной в статье 26 Федерального закона "Об акционерных обществах", общество подлежит ликвидации.

По делу N Ф08-3831/2000 заместитель прокурора Краснодарского края в интересах государства обратился в арбитражный суд с иском о ликвидации открытого акционерного общества. Судом принято решение о ликвидации акционерного общества, оставленное без изменения постановлением апелляционной инстанции. Решение обосновано тем, что стоимость чистых активов ответчика по состоянию на 01.01.2000 г. и 01.04.2000 г. меньше тысячекратной суммы минимального размера оплаты труда, установленного статьей 26 Федерального закона "Об акционерных обществах" на дату государственной регистрации общества, в силу чего акционерное общество подлежит ликвидации.

Суд кассационной инстанции оставил без изменения принятые судебные акты на основании следующего.

В соответствии с постановлением главы администрации Северского района N 716 от 31 мая 1993 г. произведена государственная регистрация акционерного общества открытого типа с уставным капиталом 9 540 руб. Согласно заключению аудиторской фирмы, составленному с учетом требований приказа Министерства финансов РФ от 05.08.96 "О порядке оценки стоимости чистых активов акционерных обществ", размер чистых активов акционерного общества по состоянию на 01.01.2000 г. и на 01.04.2000 г. составил отрицательную величину. Другое экспертное заключение, составленное на основании использования затратного, доходного методов и метода сравнения продаж, оценено как ненадлежащее доказательство.

При таких обстоятельствах суд обоснованно сослался на положения статьи 35 Федерального закона "Об акционерных обществах", в соответствии с которой если по окончании второго и каждого последующего года стоимость чистых активов общества оказывается меньше величины минимального уставного капитала, указанной в статье 26 данного Закона, общество обязано принять решение о своей ликвидации (указанный вывод соответствует практике Высшего Арбитражного Суда РФ - постановление Президиума от 11.01.02 N 32/01).

 

Л.И. Савенко,

судья, стаж работы в Федеральном арбитражном суде

Северо-Кавказского округа 6 лет

 

О.А. Шапочка,

помощник судьи

 

"Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа", N 3, июль-август 2002 г.

 

覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧覧

*(1) Степанов Д. Особенности договора учредителей о создании акционерного общества // Хозяйство и право. 2000. N 2.

*(2) Шапкина Г.С. Новое в российском акционерном законодательстве // Вестник ВАС РФ. 2002. N 1.

 

 


 

 
главная | события | о сайте | информация | предложение | форум | почта | гостевая книга  | процесс  | статьи | комментарии | законодательство | технологии | личный опыт | на обозрение | за рубежом | документы  | архив | управление | ссылки | практика | банкротство  | профессия  | лица | разное

Author information goes here.
Copyright ゥ 2003 by Mihail   All rights reserved

cialis 瑩 琺